Жданово — деревня переселенцев

Беженцы с Братского моря до сих пор переживают последствия затопления родных деревень

Малые деревни, рассыпанные по берегам Братского водохранилища, имеют одну особенность — большинство жителей этих населенных пунктов старше самих деревушек. Их родные деревни покоятся на дне Братского моря, как называют водохранилище в народе. Ровно 45 лет назад под его водами навсегда скрылись сотни деревень. Их население расселилось по берегам образовавшегося моря, основав новые селения. Эти люди помнят и рассказывают о том, какой была эта местность полвека назад и что таится в глубинах водохранилища. Журналисты "Окружной правды" побывали в одной из таких деревень — Жданово Осинского района.

По Ангаре ходили пароходы

Те населенные пункты, которых теперь нет на карте Иркутской области, помнит каждый, кому за 50. Женщина, с которой чаще всех общаются ждановцы, — фельдшер Тамара Викторовна Ткачева. В ее фельдшерском пункте всегда народ — одним прививку поставить, другим давление измерить. Тамара Викторовна лечит население Жданово уже 30 лет. В те годы, когда затопленные деревни еще стояли на суше, Тамара Ткачева была совсем молодой.

— Мы с родителями приехали сюда до затопления, — вспоминает фельдшер. — Поселились в Малышовке. Эта деревушка стояла на самом берегу Ангары. На другой стороне реки находился Старый Бильчир. От него к нашей деревне ходил паром. По Ангаре в те годы ходили пароходы. По реке везли в Балаганск разные товары, а оттуда они доставлялись к нам, в Малышовку и в Старый Бильчир. Чего только не видели мы на реке — однажды даже верблюда везли на пароходе! Балаганск был большим городом, там устраивались шикарные ярмарки, особенно запомнились красивые старинные дома и усадьбы Балаганска.

В девятнадцатом столетии Балаганск считался крупным городом. Там находились винный, кожевенный, мыловаренный, кирпичный заводы, две мельницы на реке Унге, 6 церквей, 8 базаров. До революции в Балаганске жили мещане и торговцы. Со временем Балаганск, обеднев и потеряв былую славу, превратился в крупное село. Когда была построена Братская ГЭС, исторический Балаганск был затоплен, осталась лишь память о нем как об одном из первых поселений русских землепроходцев. Ниже по Ангаре, в 45 километрах от прежнего места, на высоком лесистом левом берегу Братского водохранилища отстроили новый Балаганск.

Атлантида по-бурятски

Август можно назвать траурным для старинных деревень, ушедших под воду в этом месяце в 1961 году. Заполнение Братского водохранилища произошло ровно 45 лет назад.

— Из соседних деревень люди перебирались в другие места — подальше от зоны затопления, — продолжает рассказ Тамара Викторовна. — Нашу Малышовку разбили на две части. Собрали народ и объявили, что рабочие совхоза со своими семьями должны перебраться в Новую Малышовку — эта деревня находится за Улеем Осинского района. А тех, кто работал на хлебоприемном пункте, отправили жить в деревню Жданово, рядом с поселком Бильчир. Правда, тогда самой деревни еще и не было. На берег будущего моря перенесли хлебоприемный пункт. Рядом с ним начали селиться беженцы из деревень, которые попадали в зону затопления. Люди разбирали добротные дома и перевозили их на новое место, ветхие постройки сжигали — населению предоставлялось жилье. Скотину уводили на новое место, переносили скарб. Потом вода начала затапливать старые деревни. Дно оказалось в траве, и мальчишки бегали ловить щук.

Деревни не были уничтожены до конца — много каменных домов, усадеб ушли под воду. На месте деревень остались немые монументы печных глинобитных труб. Кое-какая забытая людьми утварь всплывала после затопления. Но самое страшное началось, когда вода размыла кладбища.

— Плавали гробы, рыбаки вылавливали человеческие кости, — говорит Тамара Ткачева.

Переселенцы оказались вдали от полей и лесов, которые были источником жизни для нескольких поколений сибиряков. Елена Хамнуевна Балтакова родилась в деревне Хайга, рядом с поселком Новоленино Осинского района. В Старый Бильчир переехала с родителями в 1953 году. Там в 1956 году вышла замуж и родила двоих детей — дочь Машу и сына Ивана.

— Старый Бильчир был большой деревней, — рассказывает Елена Хамнуевна. — Рядом стояли деревни поменьше — Шанай и Хубируй. Были у нас магазины, пекарня, заготскот. Когда все население Старого Бильчира вызвали в сельсовет и сообщили, что нужно собирать вещи и готовиться к переселению, мне было 27 лет. Переехали сюда, в Жданово. Все луга, посевы и пастбища затопило. Остались одни горы.

Все жители исчезнувших сел до сих пор вспоминают прошлое. Старожилы скучают по былому укладу и по тому, что теперь находится на дне Братского моря.

Ждановские заводы

Деревня Жданово основалась на базе хлебоприемного предприятия. Деревня, по воспоминаниям жителей, была довольно перспективной. И жизнь действительно стала налаживаться. Через 15 лет в Жданово было решено построить завод по производству комбикорма.

— Сначала я работал инженером совхоза в поселке Бильчир, — рассказывает историю деревни Жданово Владимир Злобин. — В 1978 году было принято решение строить здесь комбикормовый завод. Меня назначили директором строительства. Приехал я сюда и приступил к делу. Параллельно с заводом строились жилые дома для рабочих будущего завода. В Боханском районе такой же комбикормовый завод строился пять лет, а нам удалось осуществить проект за один год. Зимой начали выпускать первую продукцию. Работа шла настолько быстрыми темпами, что порой не хватало зерна. Позже к заводу приросли два железных зернохранилища, выстроенные по немецкому проекту, и зерна стало вдоволь. Все 48 бункеров общей вместимостью семь с половиной тысяч тонн были наполнены зерном. Когда комбикормовый завод уже работал, и работал успешно, — продолжает первый директор завода, — решили выстроить еще один завод. Взяли в банке кредит. Чуть меньше года понадобилось на строительство, и в 1984 году при комбикормовом заводе появился кирпичный завод с формовочным цехом и сушильным комплексом.

Заводы работали без особых проблем до 1992 года. Рабочие жили в специально выстроенных для них двухквартирных домах. На двух заводах работала большая часть населения деревни Жданово. Но с крахом Советского Союза наступил кризис производства. Кирпичный завод приостановил свою деятельность, а комбикормовый был реорганизован в муниципальное предприятие. Завод перерабатывал зерно, производил комбикорм и оказывал платные услуги производителям сельхозпродукции.

Позже завод сдали в аренду, в здании столовой установили мельницу. Затем в течение нескольких лет менялись директора завода, но темпы производства продолжали сокращаться из-за уменьшения численности скота в районе и плохих урожаев зерна — сырья для переработки не стало. С 1999 года завод совсем перестал работать, технику распродавали, постройки расхищались самими жителями. Завод подвергся такому разграблению, что восстановить его было уже не по силу — на капитальный ремонт средств не было.

Сегодня на базе разрушенного завода в Жданово работает лишь пилорама — единицы рабочих мест. Первый директор завода Владимир Ильич Злобин сейчас уже на пенсии, ему 76 лет, но он не оставляет надежды восстановить завод и выпускать изобретенные им самим пресс-подборщики — машины для силоса и сена.

Безработные переселенцы

Сегодня Жданово — деревня безработных. За исключением нескольких человек, которые трудятся на частной пилораме, в деревне никто не работает. Молодежь спивается, не находя себе применения. Население существует благодаря своему хозяйству — коров здесь держат все, иначе не выживешь. К такому положению дел ждановцы уже привыкли. Одна существенная проблема отравляет жизнь и взрослых, и детей — отсутствие автобусного сообщения до поселка Бильчир, где находятся и администрация, и средняя школа.

Елена Хамнуевна Балтакова уже месяц не может попасть в Бильчир. В общем-то недалеко — всего три километра напрямик, но бабушка плохо ходит. Очень редко выбирается к фельдшеру — ее провожает внучка.

— Недавно с мужем Митрофаном Вахрамеевичем справили золотую свадьбу, — говорит Елена Хамнуевна. — Теперь вот нужно в сельсовете отметиться, а как туда добраться? Ходить я не могу, а чтобы машину нанять — пенсии не хватит.

Внучка Лена, которая всегда заботится о бабушке, осенью пойдет в седьмой класс.

— Мы с другими ребятами учимся в Бильчирской школе, чаще всего ходим пешком. Очень редко за нами приезжает автобус. Иногда зимой ждем, а автобус не приходит. В сильные морозы расходимся по домам, а когда потеплее, пешком идем на занятия по полю один час. Когда опаздываем на урок, учителя в наказание не впускают нас в кабинет.

В Жданово есть только начальная школа, а ученикам четвертого класса, в сущности еще малышам, тоже приходится ходить в школу зимой за три километра. Детей в Жданово немало для такой небольшой деревушки — 60 ребятишек. В деревне нет ни детского сада, ни клуба. Жители Жданово, переселенцы, которые 45 лет назад перебрались сюда, надеясь на хорошую жизнь, мечтают о том, чтобы в их деревню ходил автобус. Молодежь стремится уехать из забытой деревни. Люди считают, что связь с внешним миром может спасти их деревню от медленного вымирания.

Метки:
baikalpress_id:  36 815