Осинские композиторы

Песни "Майского эха" слышны по всему округу

В костер подкинули очередную партию валежника, и ночь расступилась, отодвинулась к старому березняку, заиграв на листве в извечной борьбе света и тени. Летние домики лагеря отдыха "Дружба" стали казаться кукольными, игрушечными, как и люди, собравшиеся возле костра.
Откуда-то из темноты вылетела большая бабочка и устремилась к огню — пламя ударило ее, закрутило, отбросив в сторону, но бабочка, как воздушный гимнаст, выровнялась и снова полетела к костру. Владимир усмехнулся, невольно сравнив себя с бабочкой: вот так же всю жизнь он стремится к музыке, обжигается и возвращается к ней...

Человек-оркестр

В последнее время Владимир Подымахин, руководитель ансамбля "Майское эхо", жил в состоянии творческого штиля. Нет, работу он не забросил, по-прежнему шли репетиции и концерты, одна за другой сменялись "шабашки" — юбилеи, свадьбы и прочие радости, на которых он, как всегда, виртуозно зажигал беспечную публику. Вот только в творчестве что-то остановилось. Будто струна лопнула. Все старые песни стали казаться неинтересными, скучными. А может быть, просто устал? В прошлом году как-никак ансамблю исполнилось 15 лет, и нужно остановиться, подумать, проанализировать. Когда же это все начиналось?

1989 год. Закончив Иркутское училище культуры и получив распределение в Тайшет, он поехал по приглашению друзей в Осу. Встречи, вечеринки, беседы и — музыка. Уже тогда он играл на всем, что подвластно семи нотам, — на гитаре, баяне, клавишных, духовых. Друзья называют его человеком-оркестром. Такие люди в Осе нужны. Подымахина уговорили остаться, и вскоре он осел в соседнем с райцентром Майске, где стал худруком ансамбля с символичным названием "Эхо". Репертуар ансамбля подчинялся одному принципу: все, что звучит на большой эстраде, — от русских народных до ностальжи и попсы. Эхо — оно и есть эхо: где-то спели — в Майске отозвалось.

Чтобы стать "Майским эхом", нужно было искать свой стиль, свое лицо. Оно стало авторским. Сегодня, когда Подымахина спрашивают о первой песне, он затрудняется с ответом: "Важно ли это?" Стихи кропал еще в школе, но не очень успешно. Музыка в его творчестве всегда была первичной, а толчок к сочинительству, наверное, дал ныне покойный осинский композитор Олег Царитаров, автор "Песни об Осе". "Осень золотом согрета" — так, кажется, называлась первая песня. Олегу понравилось, и Подымахин следом написал вторую песню — "Снова вторит эхо", ставшую визитной карточкой переименованного ансамбля.

Как рождались все его песни? Наверное, по-ахматовски: "Когда б вы знали, из какого сора растут стихи, не ведая стыда". Однажды, во время выступления в лагере отдыха "Дружба", Владимир увидел, как ребятишки разоряли муравейник. Не по злобе — из-за озорства, по бездумию. Владимир это понимал, но картина разорения, не давая покоя, стояла перед глазами весь день, а ночью проснулся от внутреннего беспокойства — музыка стучалась, просилась наружу одновременно со словами: "Не трогайте вы муравья..." Чтобы не забыть стихи, схватил первое, что попалось под руку, — туалетную бумагу, — и стал писать. Получилось что-то глобальное, претендующее на гимн зеленых.

Окружающий мир — природа, животные — всегда у него вызывал живую реакцию (не зря, видно, в свое время окончил школу собаководства), а вот любовная лирика как-то стороной его обошла. Серенады, конечно, пел, но все чужие. Может, чувства были слишком большими, а большое требует труда и времени.

Настя, которую звать Надеждой

С Надеждой, своей будущей женой, он познакомился еще в студенчестве — на концерте в кулинарном техникуме, где тогда училась Надя. "Послушал ее — голосистая, вот и понравилась", — вспоминает Владимир Валентинович. После техникума Надежда работала в Зиме — вот оттуда ее и привез в Осу новоиспеченный жених. И сразу же в "Майское эхо" привел солисткой. Под стать ей по голосу была и остается разве что Валентина Иосифовна Каморникова, в прошлом тоже повар, а вот артистизма такого больше ни у кого нет. Надя, выйдя на сцену, даже с именем своим поступила так, как это делают большие артисты, — сменила его на Настю Садко. Былинно-сказочный псевдоним прижился, и теперь ее в селе зовут не иначе как Настей.

Голосистая Настя-Надя оказалась способной ученицей и вскоре потеснила славу мужа как композитора. В прошлом году, накануне 15-летнего юбилея ансамбля, усть-ордынская поэтесса Евгения Ханхасаева написала стихотворение "Я подарю вам земли красоту", посвятив его "Майскому эху". Нужно было написать музыку. Владимир тянул, на ум ничего не шло, а как-то утром его разбудила возбужденная Настя и в ритме вальса стала напевать ханхасаевские слова:

— Представляешь, я эту мелодию во сне услышала и запомнила.

Так у "Майского эха" появились новая песня и новый композитор.

Песок, любовь и пиво

Недостатка в композиторах "Майское эхо", впрочем, никогда не испытывало. После Олега Царитарова с ансамблем сотрудничала бард и худрук осинского Дома досуга Ольга Хаецкая, автор лучшей песни об округе — это звание она выиграла на конкурсе. Подымахин сделал аранжировку многих ее песен и фонограммы. Вместе выступают на концертах.

Появились новые композиторы — осинские девушки, нынешние выпускницы Катя Хангушкеева и Рая Шакирова. Тематика их песен — первая любовь — пришлась как нельзя кстати малолиричному репертуару ансамбля. Песня Раи Шакировой "Первое "да" была признана лучшей на окружном конкурсе бардов.

Взялся за сочинительство и 16-летний сын Подымахиных Денис. Как виртуозный барабанщик он был известен в округе с 10-летнего возраста. На концертах стучал — из-за барабанов было не видно. Освоил баян, клавишные. Вместе со своими друзьями Сашей и Толиком вошел в состав группы "ДСТ" (Дэн, Саня, Толя) на базе "Майского эха" и задумался о своей эмблемной песне. Как-то, сидя за отцовской ионикой, хаотично брал аккорды и вдруг почуял мелодию. "Сначала я взял ля-мажор, потом фа-мажор, — рассказывает Дэн, — ре-минор, соль-мажор, и зазвучало. В одном стиле играл — фанк-рок. Понравилось. Показал ребятам — слова придумали: "Группа ДСТ — это мы, это мы, вместе с вами Саня, Толя, Дэн и Витя..." Витя в состав группы вошел позже, но название оставили прежним.

— О чем поет "ДСТ"? — спрашивает себя Подымахин-старший, придумавший, кстати, и название дочерней группе. — О своем мире — песок, девчонки, пиво...

— Ну, это батя загнул, — не соглашается Дэн. — В первом куплете мы поем о себе, во втором о малой родине, а о девчонках только в последнем...

Несмотря на столь пренебрежительное отношение к прекрасному полу, песню девушки восприняли на ура, и фанаток у "ДСТ" хоть отбавляй. Во время недавнего выступления в лагере отдыха "Дружба" у молодых исполнителей многие просили адреса (писем, правда, пока не пишут).

Новые песни

Семейное трио Подымахиных недавно стало квартетом — полноправным членом в него вошла младшая Аня. Поет и танцует. Закончила хореографическую школу. Отца это словно подстегнуло...

Творческие кризисы приходят и уходят, а песни, как дети, остаются навсегда. Вакуум может отступить совсем неожиданно. Посмотрел по телевизору концерт итальянской песни, и что-то забродило внутри. Сел за инструмент, взял аккорд, второй, и вот забрезжил долгожданный гимн ансамбля — "Снова будет эхо...".

Последние песни у Подымахина рождались в муках, в поиске новых гармоний, близких по стилю к року. Думал, уже и писать не будет, но вот получилось. Годы, конечно, и житейская мудрость дают о себе знать. Даже в названиях — "Почему?", "Лабиринт". Философское размышление о жизни, о ее путанице, о вопросах, на которые нет другого ответа, кроме песни.

Метки:
baikalpress_id:  36 821
Загрузка...