Семь бед села Александровского

Было около пяти часов утра. Нина Григорьевна Агафонова, глава Александровской администрации, проснувшись, заметила какие-то всполохи на стенах. Подошла к окну и увидела человека: сгорбившись и слегка хромая, тот шел куда-то прочь от ее дома. Узнать человека в темноте было невозможно, к тому же голову его покрывало что-то вроде капюшона. Всполохи и этот странный человек не на шутку ее встревожили. Вышла на улицу и тут же поняла: пожар! Горели ее сено, дрова (около 70 кубометров) и забор...

Спиртоторговцы и пьянство

Несколько лет назад Нину Григорьевну уже поджигали. По неофициальной версии, сделал это некий парень, оставшийся без жилья. Семью его выселяли с благословения сельсовета — вот якобы и решил отомстить. У главы тогда сгорели сеновал, сарай, телка, гуси и с десяток кур. Но кто же на этот раз пустил красного петуха? Явных врагов вроде бы нет. Пьяниц, конечно, никогда не жаловала. Но это люди, как правило, незаметные — соседям разве что досаждают...

Но новое время — новые беды: спиртоторговцы. Именно на них и упало первое подозрение. Спиртоторговцы — большая сила, если объединятся или войдут в сговор. Только по официальным данным, на территории Александровского муниципального образования действуют 22 торговца суррогатом. На самом же деле их гораздо больше. Кто-то торгует на постоянной основе, кто-то от случая к случаю. Все их знают поименно, знают их возможности и авторитет, и даже то, в какое время и к кому удобнее пойти. Общаются между собой торговцы или нет, властям неизвестно, но то, что они находятся в едином коммерческом пространстве, очевидно: еще недавно бутылка суррогата в Александровском стоила 15 рублей, и вдруг словно по сговору цена выросла до 25. Любителей выпить это не остановило — в Олонской участковой и Боханской районной больницах поток отравившихся алкоголем не мельчает. Недавно умер очередной бедолага. Администрация Александровского подала список спиртоторговцев в районную прокуратуру, но положение пока не изменилось — нет соответствующих законов.

Со спиртоторговцами и пьянством бороться практически невозможно. Только врагов наживать. Население Александровского постепенно идет на убыль. В прошлом году в селе умерло 55 человек, родилось только 8.

Безработица

2 августа исполнилось 28 лет с тех пор, как Нина Григорьевна пришла на работу в местную администрацию. За это время было много хорошего и плохого. В советское время власть была в силе, с алкоголиками и тунеядцами не церемонились, без лишних проволочек отправляли в ЛТП (лечебно-трудовые профилактории) и колонии. Сколько лет прошло, но кое-кто до сих пор держит зло на Агафонову.

Теперь полдеревни не работает, и ни у кого ни к кому претензий нет — ни у власти к безработным, ни наоборот. Получают по безработице 200—300 рублей. И тому рады. Кто грибами промышляет, кто ягодой. В прошлом году в село приехала семья из Нижнеудинска — работать негде. Благо рыжиков было — хоть лопатой греби. Нижнеудинские их ежедневно собирали, продавали и на вырученные деньги баньку построили. Другие нанимаются в работники к иркутскому травнику Лившицу — собирать травы. По 70 рублей за день платит. Несмотря на богатую природу, своих травников в Александровском нет — говорят, что проще в психиатрической больнице таблетку взять, чем по лесам шариться. Но таблетки (колеса) могут и до лиха довести...

Наркоманы

В последнее время в Александровское тихой сапой пришла еще одна беда — наркомания. Поначалу бедокурили усольские наркоманы — в поисках конопли переправлялись через реку и хозяйничали в двух вымирающих селах — Жилкино-1 и Жилкино-2, в 12 километрах от Александровского. Зимой в них живут лишь несколько стариков и без особых хлопот можно проникнуть в любой дом. Особых богатств жилкинцы, уезжающие на зиму в город, в домах не оставляют, но воришки ничем не брезгуют — уносят даже старую посуду и потрепанные ковры. Одному из жилкинских домовладельцев, работнику милиции, удалось найти похитителей своего имущества, и воровство вроде бы пошло на убыль. Но наркоманов по большому счету интересует лишь конопля — зимой ее из окрестностей Александровского везут и несут мешками.

Промышляют наркоманы здесь и летом. Главе администрации как-то довелось наблюдать любопытную картину: голые люди носились по зарослям конопли, а потом на берегу Ангары счищали с себя грязь. Нина Григорьевна сначала подумала, что это спортсмены ("А почему бы им в воде не помыться?"), но потом ей объяснили что к чему. С пришлыми наркоманами у Агафоновой особых конфликтов не было: своего участкового в Александровском нет (приезжает по заявке из соседних Олонок), а самой воевать боязно. В последнее время активизировались, правда, и свои, доморощенные, наркоманы. Потихоньку курят, ширяются, подворовывают. Кое-кого даже в тюрьму посадили.

Скотокрады

Осенью прошлого года в Александровском потерялись семь коров. Ни милиция, ни хозяева даже следов не нашли. Сельчане погоревали и успокоились — благо коровы больше не пропадали. Но около двух месяцев назад скотокрады снова дали о себе знать: с пастбища не вернулась корова местного жителя Алексея Михайловича Жукова. Заблудиться или загулять, по словам хозяина, корова не могла, поскольку кормила теленка, находившегося дома. Около двух недель назад случилось еще одно ЧП — на этот раз с пастбища не вернулась только что отелившаяся корова Александра Михайловича Низовцева.

В селе насторожились, стали гадать, кто бы это мог позариться на чужую скотину. К поискам подключился участковый. Коров не нашли, но в результате "зачистки" пострадал торговец шашлыками, вот уже несколько лет работавший на дороге неподалеку от Александровского. С проверкой к нему нагрянули во всеоружии, с представителями санэпиднадзора. Оказалось, что у шашлычника нет документов, дающих право на торговлю. Точку закрыли, но коров так и не нашли.

Лесные братья и стихия

Ни скотокрады, ни спиртоторговцы не доставляют столько хлопот александровцам, сколько заготовители леса — легальные и нелегалы. Лесные братья — так называют их здесь. По Александровскому ночи напролет идут лесовозы, разбивая и без того поношенные дороги. Центральная часть села стоит на болоте, и проезд тяжелой техники здесь особенно нежелателен. Основной удар со стороны лесовозов приходится на улицы Ленина и Озерную — местами они настолько разбиты, что даже на тракторе трудно проехать. По крайней мере к дому пенсионерки Екатерины Степановны Пермяковой по улице Ленина водовозка проехать может не всякий раз.

— Когда-то на период с 10 апреля по 10 июля в селе под угрозой штрафа был запрещен проезд тяжелых машин, — рассказывает Нина Григорьевна. — Сейчас же мы бессильны перед лесозаготовителями. Я уже не раз жаловалась на них в районе, но ничего не меняется.

В окрестностях Александровского, по подсчетам главы, стоит 32 бригады лесозаготовителей из Иркутска, Ангарска, Шелехова и Мегета.

— Может быть, и еще откуда — кто их проверял.

Нина Григорьевна вместе с депутатом местной думы на днях наведалась в царство "лесных братьев" — кое-как проехали на "Ниве" к одной из делянок. Проверили документы, хотя и права такого не имели, — все в порядке, выписаны Кировским лесхозом. Другое дело, что выписаны на валежник, а грузится добрый лес. Ураган двухлетней давности для нечистых на руку лесозаготовителей оказался как нельзя кстати. "Ветродуй" до сих пор лежит по лесам (еще одна беда), а люди, работающие на "воруйках" — так в Александровском называют незаконно разрабатываемые деляны, — не только не вывозят валежник, но и добавляют своего мусора. Все поляны возле делян засорены сучьями, возле бывшей деревни Ключи завалили старый скотомогильник. Но главное — из-за отходов лесозаготовителей невозможно проехать к покосам. Захламлены и сами угодья.

— Вот уже второй год я не могу попасть на свой покос в Гладкой пади (возле Жилкино), — говорит Нина Григорьевна. — Трава хорошая, а не возьмешь.

В распадок Ерей, где когда-то "трава была травы добрей" и цвели пионы, сегодня можно только на вертолете попасть.

Работают в лесу и три местных фермера, но александровцы грешат только на приезжих лесозаготовителей — свои, мол, от сохи, гадить не станут. Да на них можно и управу найти, а вот на приезжих повлиять нет ни прав, ни возможностей. Ехать с проверкой вглубь леса глава с депутатом не решились — нарвешься ненароком на браконьеров, ноги не унесешь. А то и позже отомстят...

* * *

После поджога глава Александровской администрации осталась без дров и сена, корову вынуждена была сдать на мясо. Было это минувшей зимой. Поджигатель до сих пор не найден.

Метки:
baikalpress_id:  36 737