Малыш вне закона

Чтобы получить свидетельство о рождении сына, молодая женщина готова отказаться от материнства

Каждый выход в село у Екатерины Волковой проходит примерно по одному и тому же сценарию: магазин, родня, администрация. Иногда знакомых встретит.
— Ой, какой хороший малыш! — умиляются прохожие. — И как же его зовут?
Полуторагодовалый сынишка разговаривать еще не умеет — за него отвечает мать:
— Дима.
— А какая у Димы фамилия?
На этот раз в замешательстве и сама Екатерина: какая же на самом деле фамилия у ее сынишки? По отцу — Туболец, по матери — Волков, а в действительности никакой фамилии нет. Как нет и подтвержденного имени...

Дом на холме

Дом, где живет Катя Волкова и ее гражданский муж Александр Туболец, стоит в Александровском особняком — на высоком холме, на виду у всего села. В дождь к нему на машине не подъехать, но Кате он нравится: "Наш дом самый лучший в деревне". И хорош он для нее не потому, что сух и держит тепло в зимнюю стужу, а потому, что это первый дом в ее жизни. До этого были лишь скитания и съемные квартиры. Отца своего Катя не помнит. Родилась она в январе 1988 года в Грузии, где тогда служил ее дед. Потом вместе с мамой, Ольгой Александровной Мырян, перебрались в Украину, а как впоследствии оказались в Казахстане, Катя даже и не знает.

В Александровское Екатерина вместе с мамой приехала в начале 2002-го — тогда ей было 14 лет. Обе без российского гражданства, у Кати к тому же было утеряно свидетельство о рождении. Сохранилась, правда, его копия, но этой бумажке чиновники не очень-то доверяют. В школу помог устроиться муж бабушки — Иннокентий Иванович Горюшкин, бывший директор этой школы.

Поселились "беженки" в доме старушки Анны Хатлубеевой, за которой требовался постоянный присмотр и уход. Своим опекунам старушка обещала оставить дом после смерти. И слово свое сдержала. У Кати и ее мамы впервые в жизни должен был появиться свой угол. Но не тут-то было: чтобы оформить дом на себя и прописаться в нем, по меньшей мере нужен был паспорт. У Кати его не было и нет, а мама до сих пользуется серпастым и молоткастым.

Рождение сына

Катя закончила девять классов и на этом оставила образование. Примерно в это же время у нее появился друг — Саша, сын местной библиотекарши Елены Борисовны и работника психиатрической больницы Александра Тубольца. Саша немного старше своей подруги, тем не менее 17 мая 2005 года у них родился сын. Саша примчался в Боханский роддом, поздравил жену и с ходу же предложил: "Давай назовем его Димой". Саша до сих пор не знает, почему именно Димой. Просто нравится ему это имя, и все. Катя не возражала.

Но радость родителей была недолгой. Выписавшись из роддома со справкой о рождении сына, Катя обратилась в Александровскую администрацию с просьбой зарегистрировать новорожденного и выписать свидетельство о его рождении. Оказалось, что сделать этого нельзя, поскольку у матери, то есть у Кати, нет российского гражданства и паспорта. Чтобы решить свою проблему, молодые родители решили зарегистрировать свой брак, обратились в Олонский ЗАГС, но и там наткнулись на ту же препону: без паспорта брак невозможен.

Отказ от ребенка

К делу подключились родители молодоженов. Побывали в паспортном столе Боханского РОВД, где им ответили, что необходимо сделать запрос по месту рождения, в Грузию, и последнему месту жительства — в Казахстан. До Грузии так и не достучались, а из Казахстана ответ пришел еще в апреле 2004 года: сведений нет. Поездка в Усть-Ордынский тоже не принесла никаких результатов. Ольга Александровна, мама Кати, обратилась к юристам, и те заверили ее, что ребенка обязаны были зарегистрировать, поскольку его отец, Саша Туболец, имеет паспорт и российское гражданство. Снова ЗАГС и паспортный стол, где с мнением юристов согласились лишь наполовину: свидетельство о рождении ребенка можно выписать лишь в том случае, если его мать, Екатерина Волкова, откажется от материнства в пользу отца.

Сначала Катя об этом и слышать не хотела, но время шло, ребенок оставался без имени-фамилии, без денежного пособия, и она засомневалась: а может, и впрямь по документам отказаться от ребенка? А то ведь и в детский сад, когда придет пора, без свидетельства не возьмут. Муж был не против: "Я же у тебя ребенка не заберу". Но Катя до сих пор не решается на этот шаг.

Письмо президенту

Кто прав, кто виноват в этой истории, разобраться сложно. Ясно одно: Катя и ее сын уж точно ни в чем не виноваты. Из Казахстана ее привезли еще ребенком, и даже представить невозможно, что 14-летняя девочка смогла бы самостоятельно решить проблему гражданства. У взрослых-то на это уходят годы. Но кое-что Катя все же поняла: "Почему я должна сама делать запрос в Казахстан, когда для этого есть специальные люди? Кругом одно равнодушие..."

В паспортном столе Кате дали номер телефона в Казахстане — звоните, мол. Но она даже не попытались этого сделать, будучи абсолютно уверенной, что на нее казахстанские чиновники просто не отреагируют. Мама Кати обратилась к своей казахской подруге с просьбой собрать необходимые справки, но и у той ничего не получается. Для междугородных звонков к тому же нужны большие деньги, а у Кати их нет. Ее мама недавно уехала жить в Иркутск (в Александровском подрабатывала она в основном сбором ягод и грибов), у мужа Саши тоже временные заработки. Живут только за счет родственников.

— Столько денег потратили на поездки, лучше бы ребенку что-то купили, — жалуется Катя. — Да Бог с ними, с деньгами, лишь бы документы на Диму оформить, чтобы у него в будущем было все нормально. На паспорт для себя я уже и не надеюсь, а хотела на работу устроиться, на ветеринара учиться...

Между тем мама Кати написала письмо президенту и, по слухам, уже получила ответ...

Метки:
baikalpress_id:  36 779