Человек, гонимый мечтой

Ветеран из Эхирит-Булагатского района в пятый раз становится победителем окружного Сур-Харбана по стрельбе из лука

Когда начали сверять списки участников соревнования, Батуев уже крутил в руках лук, пробуя тетиву на упругость.
— Лук как лук, — резюмировал он тут же. — Надо бы, конечно, пристрелять, да времени нет...
— Батуев? — поинтересовался сверяющий списки.
— Так точно, — по-молодецки ответил тот, — Леонид Ильич.
— Ну, прям как Брежнев, — заметил кто-то из рядом стоящих, — поди и стреляешь не хуже генсека?
Батуев, конечно, знал об охотничьих успехах знаменитого тезки, но вот чтобы тот из лука стрелял, впервые слышал, а потому замешкался с ответом. На помощь пришел кто-то из земляков, давно знающих Батуева:
— Наш Леонид Ильич под стать тому — четыре раза побеждал на Сур-Харбанах. Надеемся, и в пятый победит.
— Так не бывает, — засмеялся оппонент. — Везуха везухой, но есть и закон математической вероятности...
— К черту математику! Ильич ее не признает, лирик он и мечтатель...

Мечты и скитания

Всю свою жизнь Батуев скитался по свету, пытаясь найти свое место под солнцем и смысл существования. Дальний Восток, Сахалин, Якутия, Железногорск, Усть-Илимск — вот далеко не полный перечень географических точек на карте, где он отметился. Ехал туда, где кипело, где начинались великие стройки века. В роду Батуевых он такой не один — были в нем и казаки, и первопроходцы, и моряки. Несколько лет назад Леонид Ильич встретился со своим племянником Борисом Батуевым, усть-ордынским землемером, который, подобно ему, после многолетних странствий явился в родные пенаты и пытался устроиться на работу. Для человека с романтической душой оказалось сделать это непросто — там не так и здесь не этак. Но тогда разговор у них шел о другом — о морях и странствиях. Борис, побывавший даже в Антарктике, спрашивал:

— А в Совгавани был?

— Был, конечно.

И начались воспоминания. Про ветра Совгавани, про морозы Якутии...

— Представляешь, однажды я гнал С-100 от Якутска до Вилюйска, — рассказывал Леонид Ильич, в прошлом классный механизатор и водитель. — Промерз я тогда как собака, еду и думаю: а что я, собственно, здесь делаю? Жил бы себе сейчас в Усть-Орде, где-нибудь в родимой Солянке, поля бы пахал да за скотиной ухаживал. И сам себе отвечаю: нет, не так я устроен. Надо сначала свет посмотреть, поработать там, где труднее, а уж потом на покой.

Глаз-ватерпас

На покой Батуев не ушел. В 1996 году, вернувшись на родину, стал работать тренером по национальной борьбе в Усть-Ордынской ДЮСШа. На эту работу он годился по всем параметрам: кандидат в мастера спорта по классической борьбе, участник многих российских соревнований. Самбист, дзюдоист. Участвовал даже в соревнованиях по тувинской национальной борьбе куреж и был чемпионом Якутии по национальной борьбе хапсагай. Свои успехи он, как ни странно, объяснял не столько силой и ловкостью, сколько быстротой глаза. Соперник видит все происходящее на долю секунды позже него — и этим все сказано.

Особенность батуевского глаза подметили еще отцы-командиры во время службы в ПВО, когда солдат замечал самолет размером с муху на самом горизонте: "С Батуевым радар не нужен; не глаз, а ватерпас, комар мимо не пролетит". Неудивительно, что с такими природными данными Леонид однажды оказался в секции по стрельбе из лука. Было это в Улан-Удэ. Известные тренеры Иванов и Устинов прочили ему большое будущее. Но он выбрал борьбу.

Как это важно — правильно выбрать. Даже лучшие ученики Батуева метались между тем или иным видом спорта. Самый известный его воспитанник, Баир Ильин, с первых шагов проявивший себя незаурядным борцом, однажды вдруг заявил, что решил уйти в футбол. Батуев, не отличавшийся традиционной жесткостью с учениками ("Только ласка, только доброе слово могут воспитать настоящего спортсмена"), тогда не сдержался: "С футболом ты дальше Иркутска не пойдешь, а как борец весь мир увидишь". Так оно и случилось. Баир стал мастером спорта международного класса, выиграл множество схваток с серьезными противниками. И у тренера появилась надежда, что его воспитанник в 2008 году поедет на Олимпиаду в Пекин. Опять мечты. Только подпитаны они были реальной работой.

Последняя победа

Но вернемся на окружной Сур-Харбан. В этом году Леониду Ильичу исполнилось 67, и хоть крепок он и здоров, но даже дети — Лариса, предприниматель из Улан-Удэ, и сын Батор, охранник и неплохой самбист, — скептически отнеслись к поездке отца в Бохан в качестве спортсмена. Уехал, как когда-то "на севера", и вот теперь стоит и целится в мишень.

Противников-ветеранов пять человек. Батуев сразу же выделил одного — Филиппа из Бохана. У того чувствуется сноровка даже в том, как лук держит, — смело, без напряга. Вот так же, в такой же манере, когда-то стрелял известный мэтр Гавриил Богданов. Батуев почему-то всегда за него волновался, ждал от него побед, даже когда соперничал с ним. Кто же победит на этот раз? Выстрел. Еще выстрел — и возликовали эхирит-булагатские болельщики. Не подвел ветеран из Солянки. Победил в пятый раз.

На днях Леонид Ильич уехал в Улан-Удэ — принимать поздравления внуков. Самые ценные поздравления. Внуки — последняя его надежда — растут сильными, здоровыми, умными и, может быть, когда-нибудь повторят успехи деда — меткого лучника, непобедимого борца, чуткого тренера, человека, гонимого мечтой.

Метки:
baikalpress_id:  36 812
Загрузка...