Жертвы Братского моря

На дне водохранилища покоятся уникальные исторические и природные памятники

Строительство Братского водохранилища в 50-х годах прошлого века во многом изменило жизнь людей, живших по берегам Ангары. Часть их домов была перенесена на новое место, часть сожжена, часть ушла на дно, образовав причудливые подводные селенья. Только в Нукутском районе в зоне затопления оказались такие красивые села и улусы, как Бутукей, Бутухун, Бильчир, Беляевский, Камск, Саманы, Булуты, Закулейский летник. Часть Нукутов была перенесена на гору. Ушел под воду 25-километровый остров Ханьян, на котором в 30-е годы находилось три колхоза. Его население перебралось на новое место жительства, назвав его Хадаханом.
Но пострадали не только люди, их жилье и угодья, но и уникальные исторические и природные памятники. Сегодня мы расскажем только о двух из них.

Старая крепость

На гипсовом руднике как-то пришлось услышать рассказ о залежах алебастра и гипса где-то между Хадаханом и старым Балаганском. До основания Братского водохранилища, говорят, берега Ангары здесь повсюду были круты и в обрывах у самой воды залегал мощный слой алебастра с прожилками гипса. Когда-то здесь велись работы по добыче этих минералов, которые шли на нужды быстро отстраивающегося Иркутска.

Неподалеку от нынешнего Хадахана находился большой мыс с древним оборонительным валом, идущим полукругом с одного края на другой. В середине его выделялось место, где были мост и ворота. Внутри укрепления находился еще один вал. В конце мыса лежала куча камней, вывороченных из земли и служивших, видимо, вспомогательным укреплением. Старожилы утверждали, что на одном из камней они видели какую-то надпись. Ученые из Иркутска перед Первой мировой войной исследовали эти камни, ничего не нашли и пришли к выводу, что надписи никакой не было. Буряты в старину грамоты, мол, не знали, а завоеватели-казаки на сантименты были не способны.

Эти фортификационные сооружения могли принадлежать как бурятам, так и русским. Первые вели постоянные междоусобные войны, а казаки шли как завоеватели и тоже хотели иметь надежные убежища. По другой версии, эти сооружения могли принадлежать проживавшим когда-то здесь курыканам.

Затонувшая пещера

При строительстве Братской ГЭС ушла под воду и таинственная Балаганская пещера. Находится эта пещера на берегу водохранилища за Русским Мельхитуем и по праву могла бы называться Мельхитуйской. От пещеры остался только вход. Местные жители рассказывают, что ребятишки часто ныряют в него, но ничего толком разглядеть там не могут.

О пещере остались лишь предания старожилов. Начиналась она в неглубокой ложбине, на северную сторону выходил невысокий утес, поросший черемухой, с входом в пещеру. Ложбину ежегодно размывали талые воды, которые и образовали эту пещеру. Масштабы ее впечатляли — более десяти километров и множество запутанных ходов. С севера на юг тянулся высокий и широкий коридор, стены и верх которого состояли из плит и обломков песчаного сланца, железной руды и гипса. Дальше начинался тесный и неровный лаз, проникнуть в который никто не решался.

В середине XIX века в петербургском журнале "Отечественные записки" появилась небольшая заметка иркутского писателя Николая Щукина. Специалисты считают, что это единственное описание пещеры. Вот что пишет Щукин: "Когда мы посещали Балаганскую пещеру, общество наше состояло из семи человек; троих крестьян мы оставили у входа, одного взяли в проводники. Вожак наш высек огонь, зажег три свечи, дал нам в руки по одной, а свою поставил в фонарь. Потом вынул из-за пазухи клубок ниток, конец его привязал к камню и, перекрестясь, повел нас в узкий и неровный проход. Мы прошли так около десяти сажень, беспрестанно запинаясь о лежащие на пути камни.

Тут вожатый остановился, и мы подумали, что все кончено, однако ж вскоре усмотрели влево низкое и сводообразное отверстие. Вожак встал на колени и нырнул в отверстие. Чтобы не показаться трусами, мы решились следовать за ним и очутились в узкой сводообразной лазейке, у которой верх был покрыт гипсовой корой, хотя и неровной, но свет наших свеч хорошо от нее отражался. Гипс этот как будто выступал из сводов, и натеки его, вероятно, наполнили бы всю пещеру, если бы не мешала тому весенняя вода. Мы проползли на коленях сажень тридцать, осыпая вожатого вопросами: куда он ведет нас? Наконец очутились в пространной пустоте, встали на ноги, и глазам нашим представилась картина неожиданная.

Пустота не имела правильной фигуры. Наверху ее и по стенам торчали камни в разных направлениях; глыбы, висевшие наверху, угрожали падением: в этом убеждали нас обломки, лежащие на полу. Наносной песок и древесные сучья доказывали, что весенняя вода проникает сюда. Верх и стены покрыты были замерзшими водяными парами; свет от наших свеч, падая на кристаллы, отражался бриллиантами: игрушка очаровательная, и мы были ею очень довольны. Но вожак, в качестве хозяина пещеры, извинялся, что теперь только апрель, поэтому кристаллы не достигли совершенной величины: "Посмотрите-ка, что бывает здесь примерно в июне месяце! Лед увеличивается в продолжение всего лета и наполняет пещеру. Крестьяне во время сенокоса сохраняют здесь мясо и рыбу".

Долго мы любовались блеском ледяных бриллиантов, но кому-то из нас вдруг пришла мысль — а что если камни от нашего движения оторвутся, упадут и завалят проход? Придется ведь умереть с голоду? Дело было очень возможное, но мы оставили у входа в пещеру крестьян, которые, без сомнения, догадались бы о нашем несчастье и разобрали упавшие камни. Быть погребенным заживо — дело ужасное! Кончилось тем, что нас одолела трусость и мы решились возвратиться на свежий воздух. Проводник между тем указал нам на два отверстия в стенах, приглашая прогуляться по ним, но в то же время признался, что они ему самому неизвестны. Воображение наше и без того было напряжено страхами, так время ли было пускаться вглубь земли, по пути трудному и неизвестному? Когда мы вышли из пещеры, дневной свет показался нам раем; ощущение, понятное только тем, кто испытал его!"

Немногим позже Николая Щукина в Балаганской пещере побывал краевед Владимир Сосновский, но далеко заходить в нее не рискнул. Зато поговорил с местными жителями, которые рассказали, как некий человек проходил дальше пустот с ледяными кристаллами. Шел по узкому коридору, отмечая дорогу шнурком, то на коленях, то ползком, и уперся в железную дверь. Парень был сильным и решил открыть дверь, но ничего не вышло. Вернувшись в село, он позвал на помощь людей, но желающих лезть в пещеру почему-то не нашлось.

Сохранилась еще одна легенда: будто бы некий смельчак двигался по пещере до тех пор, пока не вышел на странное озеро с лодкой. Это могло быть и правдой. В пещерах часто встречают озера, а лодку могло занести туда с берега Ангары весенними водами.

Метки:
baikalpress_id:  36 798