Простые правила древнего духаряна

Изучал корреспондент "Окружной правды"

Гостеприимные хозяева были рады гостям. Едва только те переступили порог, женщины застучали ножами на кухне, загремели посудой. За считанные минуты стол был накрыт. Хозяин вытащил из холодильника запотевшую бутылку и торжественно преподнес ее одному из гостей - вот, мол, от всего сердца и в знак уважения по закону древнего духаряна. И вот тут начались непонятки. Гостю долго, с терпеливой улыбкой объясняли, что делать с напитком. Один раз даже ударили по рукам, когда тот потянулся к саламату с вилкой: вилкой есть нельзя - только ложкой...
Худо-бедно, но обряд был проведен: на дне бутылки оставалось не больше 50 граммов. Хозяин вылил содержимое в рюмку и протянул ее гостю вместе с пустой бутылкой. Тот, взмокший от застольной науки и выпитого, не задумываясь поставил бутылку на пол. Хозяева тут же замолчали. Кто-то из гостей спешно выхватил бутылку из-под стола:
- Что ж ты делаешь, бутылка под стол - к покойнику...
Праздник был безнадежно испорчен.

Главное правило - уважение

Осинский старейшина и непосвященный шаман Геннадий Васильевич Балтаков, выслушав эту историю, лишь покачал головой:

- Гость, конечно же, был не бурятом. Хотя что там греха таить - некоторые из моих соплеменников давно уже позабыли древние обычаи и свою историю. В округе сейчас нет ни одного улигершина, сказителя. Некоторые бабушки только мало-мало поют или легенды рассказывают, а ведь когда я был еще мальчиком, буряты больше пели, чем разговаривали. Араты (простые крестьяне) даже спорные вопросы решали при помощи песенных состязаний - кто побеждал, тот и был прав. О тех, кто не пел, в народе так говорили: глаза у них в Ангару смотрят, а рот нужен только для того, чтобы пить арсу.

Мой отец был кузнецом, умельцем (уран-хун), но и песенником был знатным. Помню, как-то в гости к нам пришла бабушка-одноулусница, знавшая множество улигеров, но в песенном состязании, где все строится на импровизации, отец не уступил ей. Состязание длилось целые сутки, и неизвестно, сколько бы еще продлилось, но кто-то из стариков сказал: "Заканчивайте. Так тоже нельзя..." Что имел в виду старейшина? Скорее всего, указал на меру, которая во всем должна присутствовать. Злости же между соревнующимися не было. Конечно, высмеивали недостатки друг друга, но без злости, уважая противника. Уважение к гостю, уважение к противнику - вот на чем всегда строились отношения между бурятами. Это отражено в фольклоре, в обычаях. В том числе и в духаряне.

Главное правило духаряна - уважение. Хотя истоки духаряна идут, казалось бы, как раз от противоположного - боязни быть отравленным. (Вспомним сдвигающиеся кубки у рыцарей и круговой ковш на русских пиршествах.) Насколько я знаю, основы духаряна (обмена) также были заложены в глубокой древности, еще до чингиситов, но обычай не сохранился ни среди монголов, ни среди восточных бурят. Духарянят только западные буряты - и потому целесообразно говорить лишь о том, когда обычай утвердился на территории округа.

Из ноетского рода

Духарянить, по словам Балтакова, западные буряты начали примерно в то же время, когда и капать предкам, - с появлением тарасуна. Чтобы отыскать истоки обряда, Геннадий Васильевич вспоминает историю своего рода:

- В моем (ноетском. - Прим. авт.) роду было три великих шамана. Одна из них - бабушка Дулма - происходила из рода Хорит-Тумэг, представители которого ходили в походы с монголами и служили при Чингисхане охранниками, или, как сейчас бы сказали, телохранителями. На территории нынешнего округа бабушка Дулма, как и другие шаманы, оказалась в результате притеснений со стороны буддистских лам. Великая шаманка Хорьгтын тоодэ Хоогэй осела в окрестностях горы Хоригто - сейчас это священное место, где ежегодно проводят свои тайлаганы кахинские буряты - примерно в 1500 году, а моя прапрабабушка Дулма оказалась в здешних местах в 1750 году. Поклоняются ей в окрестностях Кутанки, откуда я родом. Капают ей на всех родовых и семейных молебнах: когда родился младенец, когда стал он юношей или собрался жениться. Выходцы из ноетского рода вспоминают бабушку Дулму и при въезде в Осу со стороны Бохана - на священном месте горы Булак-Дабан. Это удивительное место - духи горы препятствуют движению путника на чужбину. Конь еле-еле идет. Но когда возвращается домой - будто на крыльях летит.

Бабушке Дулме поклоняется не только наш род, но и другие. Так же как наш, ноетский, поклоняется предкам других родов. В Горхоне, неподалеку от Обусы в Осинском районе, есть столб, где воздается должное великому шаману Бахунэ. Есть предание: в молодости Бахунэ был охоч до девиц и часто ездил на коне по соседним улусам. В улусе Сахилгатан мать одной из молодушек невзлюбила шамана и решила навредить ему. С этой целью вывесила над входом в юрту грязную, срамную кошму, которая должна была обессилить молодого шамана. Так и случилось: едва только Бахунэ вышел из юрты, почувствовал слабость и закачался. Сел на коня, но у подножия горы в окрестностях Обусы упал и лежал в беспамятстве. И, наверное, умер бы, но, на его счастье, мимо ехал старый шаман. Заметив брошенного коня, остановился и очистил Бахунэ от проклятия. "Уезжай и не оборачивайся", - сказал он Бахунэ. Тот поскакал галопом, но не удержался и обернулся. От его взгляда в Сахилгатане разыгралась буря - полетели крыши, деревья. И вскоре от улуса ничего не осталось.

Шаман обладал великой силой. Однажды летом, переезжая на жительство в Аларь (где позже и умер), он усилием воли наладил на Ангаре ледовую переправу. Переехал - и лед тут же растаял. Жил Бахунэ примерно в XVII веке.

Из всего сказанного можно сделать следующий вывод: великие шаманы, о которых рассказывают легенды, появились на территории Осы примерно в начале XVI века. Следовательно, тогда же здесь начали поклоняться духам предков и проводить духарян, во время которого также вспоминают богов и духов великих предков. В нашем случае - прабабушки Дулмы и шамана Бахунэ.

Протокол духаряна

Итак, исторический смысл и моральная подоплека духаряна нам ясны. Познакомились между делом и с некоторыми страницами истории ноетского и родственных ему родов, принадлежащих к булагатскому племени. Пора переходить к самому обряду, или, если так можно выразиться, к его протоколу.

Геннадий Васильевич, хоть и небольшой любитель выпить, экспериментировать с водой напрочь отказывается. Молоко здесь тоже не подходит.

- Молоком обычно встречают гостей, - поясняет Балтаков, - брызгают, после чего каждый должен пригубить из чаши. Пить не обязательно. Лучший напиток для духаряна - тарасун, но в последнее время он стал большой редкостью.

Чтобы понять протокол духаряна, нужно принять во внимание несколько условий. Первое из них - бутылка принадлежит гостю, который преподносит ее в знак уважения к хозяину дома. Хозяин Геннадий Васильевич откупоривает бутылку, срезая при этом ободок, оставшийся от пробки: "Чтобы не душил..." Наливает рюмку, капает на стол (или брызгает в очаг), тем самым воздав предкам, и желает гостю всех благ. Пригубив, протягивает ему. Тот, уже не капая, выпивает. Вторая рюмка - хозяину. Последующие - всем присутствующим.

Если же бутылка принадлежит хозяину, то он должен преподнести ее гостю. Теперь все операции по разливу и раздаче производит уже гость. Первая рюмка - от гостя хозяину, предварительно покапав и пригубив.

- Последняя рюмка, согласно обычаю, преподносится тому, чья бутылка, - поясняет Геннадий Васильевич. - Но этот обычай соблюдается не во всех родах. Так, в хогоевском роде, выходцы из которого проживают в Осе, Кахе, Ирхидее и других местах, все выпивают до дна в обычной последовательности, и хозяину возвращается только пустая бутылка.

Есть в духаряне и другие нюансы. Например, женщины не могут разливать, если, конечно, рядом есть мужчины. Рюмка всегда должна находиться в правой руке, бутылка - в левой. Рюмку участвующий в обряде не должен держать ниже стола. Во время обряда рюмку не возбраняется ставить на стол, даже если тебе ее только подали. Последние капли из рюмки нужно вылить богам. И запомните: нельзя ставить бутылку на пол.

Метки:
baikalpress_id:  37 268