Жители Вершинска лечатся травами и курят махорку

До деревни с "высоким" названием цивилизация не дошла

Деревня Вершинск Баяндаевского района имеет такую же историю, как и множество других деревушек, удаленных от райцентра и утопающих в нищете и безработице. Одна улица - шесть жилых домов и множество заброшенных. Люди живут без магазина, без телефона, без фельдшерского пункта, без транспорта и без воды. Выращивают свой скот, воду пьют из речки, лечатся травами и курят махорку. Единственное существенное отличие Вершинска от других таких же деревень - молодое население. Здесь больше детей, чем пенсионеров, но будущее этой молодежи остается туманным - в их родной деревне нет приемлемых условий для проживания.

Украинка Гоголь лечит всю деревню

Вершинск - самая крайняя деревня в Баяндаевском районе по дороге через Нагалык и Нуху-Нур. Подъехав к деревне, мы удивились: здесь сохранился даже дорожный знак, извещающий путников о том, что деревня эта носит название Вершинск. Черные буквы на белом фоне таблички расползлись от стекавшей краски. Похоже, знак обновили сами жители. Долгая пыльная дорога здесь проложена словно напрасно - машины сюда не приезжают по нескольку месяцев. Транспорт вообще в диковинку для местных жителей, особенно для ребятишек. А детей в этой глуши оказалось непривычно много, в отличие от других маленьких деревень округа, где живут в основном пенсионеры.

Поглядеть, кому не лень было ехать в такую даль, на улицу высыпали почти все жители Вершинска.

- К нам уже давно никто не приезжает. Мы совсем дикими стали. Увидим машину - в лес убегаем, - шутят люди.

А одичать есть от чего - в деревне всего-то шесть жилых домов. Самые ближайшие - медпункт, магазин, телефон и школа - в соседнем Еленинске. Захочет старик получить заслуженную пенсию - придется протопать семь километров.

- Чей-нибудь поход в Еленинск для всех нас целое событие, - рассказывает Татьяна Николаенко. - Все тут же спешат заказать продукты и необходимые в быту товары. Хлеб сами печем. Детей хочется накормить повкуснее, одеть получше, а возможности такой нет. Изредка нанимаем с соседями машину, завозим муку и сахар, чтобы надолго хватило.

Единственное достоинство деревни на отшибе - воля для скота. Коров никто не пасет - буренки сами находят дорогу домой. Вершинск - самая последняя деревня, дальше нее уже тайга. Да и не от кого охранять скот - по доброй воле чужие люди сюда не приезжают.

- Даже чтобы вызвать скорую медицинскую помощь, нужно оплатить затраченный на дорогу бензин, (У Татьяны Николаенко недавно родился малыш, и все это она знает не понаслышке.) Фельдшер приезжала один раз. Поставила ребенку прививку, и больше мы ее не видели.

Выручает всех самая старая жительница деревни - 70-летняя украинка Вера Ивановна Гоголь. Однофамилица известного писателя 33 года отработала в местном совхозе дояркой на ферме. Женщина всю жизнь провела на природе и прекрасно знает, какими травами лечить детскую простуду или возрастные недуги соседей-стариков. Летом женщина собирает мяту, шиповник, курильский чай и клюкву. Медикаменты заменяют травами, а сигареты набитыми махоркой самокрутками - дешево и быстро. И только школу для ребятишек заменить нечем. Дети, достигнув школьного возраста, вынуждены расставаться с родителями и отправляться в интернат или на проживание к добрым родственникам.

У молодежи старые проблемы

Если пенсионеров в Вершинске всего четыре человека, то детей по пальцам не пересчитать. Все малыши дошкольного возраста пока живут под крылышком у родителей. Детей постарше в деревне уже нет - все уехали учиться. Ближайшая начальная школа находится в том же Еленинске, но ходить туда каждый день малышам не под силу - слишком далеко.

- Отправляем детей в Усть-Орду или в Иркутск к родственникам, - рассказывает Татьяна. (Ее 11-летняя дочка учится в городе и живет у тетки.) - В интернат детей отдавать жалко. Мы с моим братом тоже когда-то учились в Усть-Орде и жили в интернате. Нас, четверых детей, воспитывала одна мама. Но мы с мужем хотим, чтобы наши дети были лучше устроены в жизни.

В Вершинске малышей больше, чем пенсионеров. Трое детишек бегают на улице, от безделья исследуя старые развалины давным-давно брошенных домов. Самый маленький житель деревни - трехмесячный Илья. Как это ни ужасно, но дети - единственный источник наличных денег для родителей. Живут люди своим хозяйством, продавая скотину на мясо. Случается это нечасто, на эти деньги тут же закупается все необходимое, и потом каждый месяц семьи могут рассчитывать только на мизерное детское пособие.

О слепом земляке заботится вся деревня

В центре единственной улицы Вершинска стоит старенький покосившийся домик. Забор здесь словно и не стоял никогда, нет и ворот. Надворных построек тоже нет - лишь прогнивший навес рядом с домом. Заходим внутрь. В углу темной комнаты стоит наполовину разобранная печь из кирпича, в другом углу - маленький столик, а по периметру нары с матрасами. Под старым покрывалом лежит сам хозяин - Василий Петрович Сазонов. Ставни закрыты, в доме темно. Но хозяина это не смущает - пожилой мужчина ничего не видит уже много лет.

Сколько человек пришло, он угадывает по шагам. Кто зашел к нему в дом - различает по голосам. Услышав незнакомые звуки, Василий Петрович поднялся с кровати и, немного смутившись, все-таки познакомился с непрошеными гостями и рассказал нам о своем житье.

Приехал он в эти края давным-давно из Московской области. Четверть века отработал в местном совхозе механизатором. А семь лет назад мужчина катастрофически быстро начал терять зрение, пока не ослеп окончательно. У него нет семьи, и последние годы он живет один. Не имея собственного приусадебного хозяйства, скота и огорода, Василий Петрович к тому же не получает пенсию - положенного возраста еще не достиг. Если бы не соседи, неизвестно, как складывалась бы жизнь одинокого мужчины. Помогают всем селом. По очереди приходят к Сазонову и приносят еду - одни делятся обедом, другие ужином.

Зимой к Василию Сазонову приезжают охотники. Как выяснилось, множество кроватей вдоль стен предназначены именно для них. Охота в местной тайге замечательная: места достаточно глухие, дороги дальше нет. Зверье, как уверяют местные жители, водится в изобилии. Охотники приезжают зимой, и дом бывшего механизатора Сазонова становится для них зимовьем. Они привозят с собой запас продуктов, топят печь и готовят еду.

Как удается выжить Василию Петровичу, для многих его соседей остается загадкой. Если уж местным пенсионерам не всегда хватает их пенсии, то каково же приходится одинокому слепому мужчине...

- Пенсии едва хватает на продукты, - говорит 66-летний пенсионер Анатолий Филиппович Иванов, житель Вершинска. - В магазин в соседнюю деревню ходим по очереди с сыном, раз в месяц. Бывает, что-нибудь прикупим и для Сазонова... Но самая большая проблема у нас - отсутствие питьевой воды. Чистую воду можно принести из леса - там бьет ключ, но ходить туда далековато. Зимой часто приходится идти на ближайшую речку и долбить лед. Сосед наш, Василий Петрович, не то что ключа в лесу не найдет - он и до речки дойти не сумеет. Поэтому летом ему соседи воду приносят, а зимой он просто топит снег, который собирает прямо около крыльца.

Но старики, несмотря на свои неразрешимые проблемы со связью, транспортом, питьевой водой и продуктами, рады, что в их деревне много детей: пока живет молодежь, деревенька не пропадет, но станет ли следующее поколение жить в Вершинске - неизвестно. Без нормальных условий для существования школьники, получив образование, вряд ли захотят остаться здесь. "Все зависит от наших властей", - говорят местные жители в один голос, и в то же время понимают: никому они не нужны, про их детей и пенсионеров все забыли...

Загрузка...