Мореман, писатель и художник

Уроженец Боханского района с детства строил корабли и путешествовал по Байкалу

Послевоенное детство и юность Валерия Нефедьева прошли в поселке Новая Ида Боханского района. Потом начались его скитания по Сибири. Он стал художником, ходил по рекам на лодках, построенных собственными руками, работал учителем в школе. Сейчас он известен как иркутский писатель. Недавно его наградили губернаторской премией в области литературы. Была издана его книга "Ледогон", и открывается она повестью, в которой автор рассказывает о мальчишке, родившемся на берегах речки Иды.

Друзья детства

- Я родился назло Гитлеру, в 1942 году, - говорит Валерий Ефимович. - В нашей деревне, в Новой Иде, был колхоз "Труженик". Хороший колхоз, земли благодатные. Во время войны и после он многих выручил. Председателем колхоза был Александр Иванович Грицких - настоящий коммунист и хозяйственник. Дом нашей семьи находился на краю поселка, а на бугорочке, рядом с Бугутуйским ручьем, проживала семья Грицких. Их сын Володя, хоть и был младше меня на два года, входил в нашу компанию. Мы с ним подружились. Старшие пацаны еще посмеивались надо мной, что вожусь с мальцом, и говорили: "Ну, Валерка, будешь ты учителем!"

Так оно и вышло. Но прежде друзьям захотелось пуститься в морские странствия, и они решили построить настоящий корабль. Кораблестроителям было тогда 10 и 8 лет. На берегу пруда гнила дырявая лодка, и мальчишки принялись за дело. Помогали и взрослые. Борта укрепили деревянными плахами, дно - половыми рейками, и у них получилось судно типа дредноуда. Все лето Валера и Володя пропадали на пруду, устраивали морские бои и играли в пиратов.

Для Валерия Нефедьева детское увлечение впоследствии переросло в настоящую страсть моремана, а Владимир Грицких пошел другим путем. Сначала проявил себя на педагогическом поприще, а затем на политическом - был мэром Бохана и Боханского района.

- Мне так хотелось пригласить его с семьей в плавание на своей яхте по Байкалу, но у него всегда находились дела, ведь он был человеком государственным, -вспоминает Нефедьев.

Морской поход к океану

Прежде чем обрести надежную пристань - поселиться в поселке Большая Речка, - жизнь покидала Валерия Ефимовича по разным уголкам Сибири. Особенно памятными для него стали путешествия и приключения на севере нашей области.

Первую свою лодку он назвал "Ида", в честь своей малой родины, и привез ее на автомобиле в Качуг, решив сплавиться на ней по Лене до Северного Ледовитого океана. По молодости не понимал, насколько велик риск, но смело в одиночку отправился в путь с небольшой суммой денег, шматом сала и кулем картошки, которыми его снабдила в дорогу сестра.

Проплыл мимо Жигалово и Усть-Кута - закончились картошка и сало, деньги истратил еще раньше. Вышел на реку Илим, и здесь, на одном из поворотов, случилась незабываемая встреча. Перед ним, словно в сказке, выросли деревянная башня Илимского острога (сейчас она находится в музее "Тальцы". - Прим. ред.) и Казанская часовня. Целую неделю он ходил вокруг старинных построек, изучив их до мелочей. Шутка ли сказать - этим архитектурным памятникам сибирского зодчества уже перевалило за три века!

На Илиме есть Салахинский порог, преодолеть его на лодке - большая удача. Обычно это опасное место на реке обходят пешим путем. Археологическая экспедиция, куда Валерий Нефедьев пристроился на работу, так и поступила - люди разгрузились на берегу и стали перетаскивать вещи вниз по течению. А Нефедьев с еще одним смельчаком - археологом Аксеновым - решили идти на штурм порога. Первый взялся за весла, второй за руль, и вскоре они скрылись среди бушующих волн. Две связанные между собой лодки изрядно помотало на перекатах, но мужчины вырулили и доказали, что недаром называют себя настоящими сибиряками.

С археологами Валерий пропутешествовал до самой осени и уже в одиночку добрался до деревни Коробчанки на Илиме, где остановился на побывку у бабушки Матрены.

Там он приобрел великолепное изделие - старинное ружье с нарезным штуцером и пороховницей. Не ружье, а музейный экспонат, датировать который можно XVII веком. Скорее всего, когда-то ружье принадлежало илимскому казаку или охотнику-зверобою.

Нареченный "Бабром"

После работы учителем школы в Нижнеилимске Валерий Нефедьев перебрался на постоянное место жительства в поселок Большая Речка. Купил в городе добротный деревянный дом, перевез и поставил его на берегу Иркутского водохранилища. Прямо в сарае, во дворе, приступил к строительству корабля под старину, типа казацкого коча.

Корабль вышел на славу: 8,5 метров длиной, шириной - 2,5, борта - полтора метра, одна мачта, грот, стаксель и две каюты. Двигатель от "Ярославца" позволял развивать скорость до 15 километров в час. Когда один из односельчан увидел, что мастерит Нефедьев у себя во дворе, с удивлением произнес: "Ефимыч, ну ты даешь! Такие суда на государственных судоверфях строят".

В 1980 году состоялся торжественный спуск судна на воду. Корабль нарекли именем "Бабр". Это название предложила знакомая Нефедьева, что соответствовало старой морской традиции - имена кораблям присваивали женщины. Церемония прошла по всем правилам - о борт разбили бутылку шампанского, и "Бабр" отправился в свое первое плавание по Байкалу.

"Бабр" не раз показывал свои хорошие мореходные качества. Однажды на Малом море Нефедьев попал в шторм. Ветер гнал волну до 2 метров, но "Бабру" все было нипочем. Капитан поднял парус, включил двигатель и направил корабль вдоль волны. Судно взлетало на нее, а плавники на бортах не давали ему зарываться носом в воду. Именно в тот момент Валерий осознал, что построенный им корабль способен парить над волнами.

В свое время музей "Тальцы" организовал с помощью Валерия Нефедьева экспедицию на Байкал для сбора предметов старины из бурятского быта. Возглавлял ее Олег Бычков - заведующий бурятской зоной этнографии музея. Экспедиция двигалась на "Бабре" и делала остановки в прибрежных поселках. Этнографы искали старинные раритеты. Постепенно они собрали приличную коллекцию, с трудом помещавшуюся в трюме и каютах корабля.

Сам Нефедьев обнаружил огромный штурвал, о котором старики рассказывали, что он якобы с парохода, подаренного в 20-х годах прошлого века Бурят-Монгольской республике американцами. Потом этот штурвал украшал ворота дома Валерия Ефимовича, пока его не сняли оттуда ночные воры.

Через несколько лет Нефедьев расстался с "Бабром", продав его знакомому художнику, - время путешествий закончилось...

Метки:
baikalpress_id:  37 261