Олонкинские медики воспитывают сирот

В палате № 7 Олонкинской больницы живут никому не нужные дети

Уже много лет больница в селе Олонки Боханского района является временным пристанищем для маленьких и взрослых, для невинных, брошенных родителями малышей и для престарелых бездомных, пропивших свое жилье. В Олонкинскую больницу люди попадают с улицы и живут здесь, словно между небом и землей, пока не решится их судьба. Палата № 7 остается в памяти этих людей как переломный момент, после которого каждый решает сам - воспользоваться подаренным жизнью шансом и жить достойно или выбрать беспросветное существование, не обремененное заботой о завтрашнем дне.

Городские бомжи становятся пациентами больницы

Они приходят сюда сами - взрослые люди, которым негде ночевать, нечего есть и которые осознают свое безнадежное положение, когда заканчиваются деньги на водку. В Олонкинскую больницу идут от безысходности - больше их нигде не примут. Идут не только жители села Олонки, но и соседних деревень. Многие из них когда-то жили в городах Иркутской области - в Иркутске, Ангарске, Усолье, Черемхово. Истории этих людей похожи как две капли - в городе находится немало желающих приобрести за бесценок квартирку. Спившимся хозяевам предлагают немного денег, старенький домик в глухой деревне, огородик. Так происходит миграция пьющего городского населения в сельскую местность. Но и здесь их радужным планам заняться огородом и припеваючи жить на свежем воздухе не суждено сбыться - мешает проклятая горькая.

- У нас таких "пациентов" прибавляется с наступлением холодов, - рассказывает старшая медсестра Любовь Кошелева. - За лето они пропивают в своем доме все, что могут: мебель, шифер с крыши, стекла из окон, кирпичи с печки. Так что зимой топить становится не только нечем, но и нечего. Люди обращаются в сельскую администрацию, и их уже отправляют к нам. Временно, потому что жить им больше негде. В основном приходят старики, о которых некому позаботиться. Подобных ничем не больных пациентов мы заселяем в палату № 7.

С таким же прошлым в Олонкинской больнице два месяца жила 70-летняя пара пенсионеров из Бурети. Их сюда привезли в январе. О родственниках стариков ничего не было известно, и после оформления необходимых документов их отправили в дом престарелых поселка Бильчир Осинского района.

- Был у нас однажды Павел Яковлев, - вспоминают медработники. - Все пропил, жена и дети от него отказались. Ему уже восьмой десяток шел. Долго жил здесь, потом ушел. Надолго они не задерживаются - до первой пьянки. Такие ведь и в больнице пьют. Бывает, даже драки устраивают, стекла бьют. А по ночам дежурит одна медсестра. Кинется унимать разбушевавшихся "пациентов" - и ей достанется. После таких инцидентов бомжей тут же выдворяют. Как правило, они возвращаются к прежнему образу жизни.

Мамы не приходят

Малыши, попавшие в Олонкинскую больницу, уже знают, что такое удары судьбы. Жизнь беспризорников меняется кардинально, если за ними не приходят мамы. А мамы, как правило, не возвращаются, и детей определяют в детский дом или в реабилитационный центр, где многие живут до совершеннолетия.

- К нам их везут из соседней Грехневки, из Воробьевки, - говорит медсестра Галина Парникова. - Бывает, детей забирают у пьющих родителей представители милиции и привозят сюда, пока не оформят документы, чтобы лишить пьющих родителей прав на воспитание и устроить детей в детдом. А иногда сами родственники приводят за ручку ставших ненужными детишек.

В мае из Олонок в Боханский реабилитационный центр увезли 10-летнего Мишу Воробьева. До больницы он жил в многодетной неблагополучной семье в деревне Воробьевке. Из девяти детей он был самым младшим. Отец умер, мать спилась и бросила детей. Всем девятерым пришлось жить у родственников. Младший Миша оказался умственно и физически неразвитым ребенком, поэтому его приютили в Олонкинской больнице.

- Такое ощущение, что, как только он родился, мама с папой сразу же забыли о нем, - рассказывают медсестры. - Ребенок был настолько запущен, что в свои 10 лет выглядел на 4 года. Соцработники вытащили мальчишку из детской кровати с пустышкой во рту. Миша не умел разговаривать, нормальную пищу он не воспринимал, потому что привык к частым голодовкам и плохой еде.

Есть и разговаривать Мишу научили медсестры. Здесь мальчик провел год. А потом объявилась мать ребенка и забрала его.

- Слышали, что пьющая мамаша уже оформляет пенсию по инвалидности на ребенка, чтобы получать деньги. Что будет с ним дальше? - переживают медработники.

Помнят сердобольные олонкинские медсестры и двух сестренок, Любу и Настю Рубцовых. Лет пять назад они попали в инфекционное отделение, а через три месяца девочек отдали в детский дом села Казачьего Боханского района. За лето медработницы научили сестренок вязать, носили им старые вещи своих детей. Сейчас Люба и Настя уже взрослые. Одновременно с ними в Олонкинской больнице находились еще две сестренки - двухлетняя Вера и четырехлетняя Лида Онищенко. Девочки прожили в больнице около года, потом их отвезли в тот же детский дом. Теперь сестры уже ходят в школу.

И в настоящее время палата № 7 не пустует. Здесь живут братья Мелиховы.

Когда трава станет большая

Коля и Толя живут в Олонках. Сначала жили с матерью, потом женщина стала пить и забросила своих детей. Периодически, во время очередной затянувшейся пьянки матери, мальчишки приходят жить к деду, а он приводит их сюда, в Олонкинскую больницу - на его плечах старая мать и не устроившийся в жизни сын. Медсестры кормят и одевают ребятишек, покупают им на свои деньги игрушки и сладости. Потом обычно приходит мать и забирает детей домой. Через некоторое время история повторяется, и мальчиков снова приводит в больницу дед - разутых, раздетых и голодных. Палата № 7 уже стала родной для братьев Мелиховых.

Эта палата - крайняя по коридору. Маленькая пустая комнатушка, если не считать двух кроватей и старой тумбочки с тряпьем. В больнице уже давно не топят, а разбитые окна просто заставлены кусочками стекла, поэтому в палате холодно и мальчишки играют в коридоре.

- Хочешь в школу ходить? - спрашиваю шестилетнего Толю.
Разговорчивый мальчик кивает:

- Да, я уже буквы учу. Вика показывает, как читать надо, а я повторяю.

Вику, первоклассницу, иногда приводит ее бабушка, которая работает в больнице санитаркой.

- А ты во что любишь играть? - обращаюсь к четырехлетнему скромняге Коле.

- В школу, - отвечает он.

- А как это?

- Как Толька, так и я.

- А что вы в больнице делаете? - спрашиваю пацанов.

- Да мамка наша гуляет, а мы тут, - охотно рассказывает Толя.

- Мамку-то любите?

- Нет, - вместе машут головами братья. - Она пьет, обижает нас. Иногда бьет палкой или табуреткой. Или за нож хватается...

- А игрушки у вас есть?

- Дома где-то был крокодил, - говорит Толя. - Когда Колька совсем маленький был, ему дедушка на день рождения подарил.

- Кто тебе такую модную куртку купил? - указываю на Колину джинсовку.

- Да это Людмила Владимировна принесла, жена Кузьмича (так мальчишки называют главного врача Николая Кузьмича Алексеенко. - Прим. авт.).

- Вы долго здесь будете жить?

- Пока трава большая не вырастет, - отвечает Толя, прижавшись носом к оконному стеклу. - Потом бабушка приедет...

Этого чуда братья Мелиховы ждут уже второй месяц. Медсестры знают, что эти дети не нужны ни деду, ни бабушке, ни матери. Пока дальнейшая судьба мальчишек не решена. Медсестры не хотят, чтобы детей снова забрала пьющая мать, - Толе в этом году нужно идти в школу, а у Коли больные почки, поэтому ребенку нужен особый уход. В любом случае, когда Мелиховы покинут больницу, палата № 7 пустовать не будет. На место одних всегда приходят другие - такие же маленькие, голодные дети, не знающие родительской любви.

Метки:
baikalpress_id:  5 325