Барисаны священного треугольника

Окончание. Начало в № 17 от 4 мая

Баяндаевский мечтатель

Три высших образования Хахархаева, соединившись в целое, приобрели странную форму: не юрист, не филолог, не историк и в то же время профессионал в каждой из этих областей с избыточным и, казалось бы, ненужным знанием - словом, этакий Леонардо местного разлива, эрудит, человек ренессансных взглядов. Химия - пожалуйста, геология - за милую душу, даже военное дело в стороне не осталось. Взявшись за фермерство в начале 90-х, к масштабности не стремился - все хозяйство-то сто гектаров земли да трактор Т-40 (дай Бог прокормить семейство), но экспериментировать принялся с первых же шагов. Ну кто из нынешних фермеров стал бы утруждать себя расчетами по сбалансированности кормов? Хахархаев же, имея личный сельскохозяйственный опыт, тем не менее, обложился книгами и, сопрягая и анализируя многочисленные рекомендации, пришел к выводу, сколько и чего должно быть в рационе крупнорогатых. Концентратов, к примеру, не больше 20 процентов.

Коллеги и друзья, глядя на его изыскания, лишь усмехались: экий, мол, ты мечтатель - завтра будет засуха, послезавтра падеж, а ты тут чернила переводишь. Хахархаев соглашался, что его устремления в большей степени имеют теоретический характер, чем прикладной, но эксперименты не бросал. Так уж он устроен. Недавно вот пришел к новой идее: "Я подобно великому русскому агроному Золотареву решил заняться нулевой обработкой земли, то есть совсем не обрабатывать ее... В Америке, говорят, уже практикуется этот метод - есть сеялки, которые способны без предварительной обработки почвы заделывать в нее семена. Но что Америка? Наши предки тысячи лет назад умели это делать..."

В том, что землю нельзя беспокоить бесконечным рыхлением, Хахархаев догадывался не только как крестьянин и самодеятельный агроном (с точки зрения Золотарева, нельзя нарушать естественные законы, происходящие в почве), но и как человек верующий: у шаманистов исстари было два верховных божества - Небо и Земля. С этой позиции земля, на которой живет верующий человек, священна вся, а не только избранные ее места - барисаны. Территория большого священного треугольника (горы Байтог, Аталган, Улан) разбита по священным местам на десятки мелких треугольников, симметричность которых поразила Хахархаева: "В природе все мудро, все божественно, все подчинено законам красоты..."

Духи Золотой долины

От поворота после Каменского моста в сторону Бахая (когда-то было пять улусов с одноименным названием - теперь два, и те заброшены) барисаны следуют один за другим. И так через всю Курымчинскую долину до самой Усть-Орды. Сплошь святая земля. Может, потому и Курымчу по-другому еще называют Золотой долиной, а духов (хозяев) у нее бесчисленно. Около десяти лет назад иркутская телекомпания АИСТ по заказу ЮНЕСКО снимала в этих местах документальный фильм, который получил название "Духи Золотой долины". Хахархаев активно сотрудничал с телевизионщиками - ему даже выделили во временное пользование автомобиль.

"Я объехал буквально все села долины и прилегающих территорий, собирая местные легенды и предания, - вспоминает Валерий Андреевич. - Призвал на помощь 33 шамана, 16 из которых сразу же отказались сотрудничать, заявив, что пришельцы не вправе прикасаться к чужим святыням, а 17 (за исключением троих промолчавших), поразмыслив, дали добро: "Нет такого закона, запрещающего снимать..." Требовалась только защита - разрешение духов. С этой целью телевизионщиков, группу примерно из 15 человек, провезли по святым местам, где они под руководством шамана воздали должное эжинам - хозяевам мест. Покапали по борсяшкам возле речки Каменки, между Загатуем и Батхаем, затем в преддверии горы Аталган и, наконец, возле самого сильного места - перед гротом Боржонто.

"Легенды, связанные с этими местами, в большинстве давно позабыты, - рассказывает Хахархаев. - Знают их только шаманы. Многие из них до посвящения тоже находились в неведении. Спрашиваю: "Откуда пришло это знание?" Показывают: "Оттуда, с неба". Шаманов, даже если у них в родове были уже посвященные, назначают не люди, а боги. К человеку, чтобы он стал шаманом, должно прийти откровение и приказ свыше. После этого он теряет покой и сон, не находит себе места, пока не придет к предназначению. Тогда-то и обретает знания, которых до этого не имел. Молитвы шаман читает быстро, как с листа, - не все и поймешь, но чувствуешь связь с историей. А каков язык! Поэзия. Стихотворные размеры..."

Подъезжая к самому святому месту долины, гроту Боржонто, телевизионщики, воздавшие должное на всех барисанах Загатуя, тем не менее, не были уверены, что здесь им будет позволено снимать. Насколько священно это место, чувствовалось даже по той серьезности, что появилась вдруг на лице бахайского шамана Георгия Марковича Александрова. Вести в этом месте себя нужно спокойно, почти отрешенно, не разговаривать и только слушать шамана. Машины были оставлены далеко на подъезде к горе, шаман, тем не менее, обратился к духам за прощением: "Извините их. Они приехали на стальных конях за неимением естественных четырехногих лошадок..."

Шаман еще долго беседовал с духами, молился. Наконец повернулся к собравшимся и кивнул: h`атхай ("одобрили").

Незримые нити

"Некоторые планы для съемки предложили старожилы, - рассказывает Хахархаев, волей судеб ставший как бы помощником режиссера. - К примеру, такой: луг и пасется корова..." Обычный пейзаж, но постепенно эта обыденная картинка приобретает новый смысл - символичный и даже философский: корова дает молоко, из него делают тарасун, а тарасуном воздается богам и духам. Своего рода картина мироздания, где все целесообразно и оправданно. Тогда-то историк Хахархаев впервые и задумался о тех незримых духовных нитях, что пронизывают и держат весь мир на плаву. Вспомнил вычитанную где-то историю про Льва Гумилева: в лагере он, хилый и болезненный, сидел вместе с каким-то старым бурятом, знавшим толк в целебных травах. И только это спасло Гумилева от гибели - неграмотный шаманист выходил будущее светило русской истории.

"А не попахивают ли ваши взгляды панмонголизмом?" - спрашивали у Хахархаева. Нет, никаких тоталитарных идей он не исповедует, даже если с горящими глазами будет доказывать, что первыми Америку заселили буряты (бэрет занг - "сборище"), 20 тысяч лет назад, после ледникового периода, в поиске добрых пастбищ (все той же травы) пересекшие пролив, разделявший два континента. Вот тебе и майя, вот и инки. Иначе откуда близость верований, обрядов и примет? Так же, как и буряты, молятся, носят похожие одежды и даже погоду определяют по костям...

Вопрос о единстве этнических корней бурят и индейских племен для многих специалистов стал уже аксиомой, но легенды идут еще дальше, утверждая более глубинные, мистические связи. Когда-то в озере Нуху-Нур затонул жеребенок, а вскоре всплыл на Ордынском озере близ Гушита. Внутри священного треугольника, получается, есть подземные реки, ходы, объединяющие все воедино. Другая, не менее парадоксальная, легенда рассказывает о жеребенке, затонувшем в Гушитском озере и оказавшемся каким-то образом на небольшом острове неподалеку от Аляски. Опять Америка. Незримые нити, реальные и мистические, в конце концов связывают всех людей, независимо от способов вероисповедования, - Бог-то един...

Сорокаминутный фильм о долине снимали два месяца. Недоброжелатели киношников и лично Хахархаева ругались и даже брызгали против них, но все остались здоровы. "А вот те трое, что проклинали меня, несмотря на молодость, вскоре умерли, - вспоминает Валерий Андреевич. - Видно, духи долины все же были на моей стороне. Нет в том греха, что нашу историю и веру будут знать многие и помнить ее".

Хахархаев сознательно называет историю и веру в единственном числе - они неразделимы.

Метки:
Загрузка...