Время первой пчелы

Усть-ордынские пчеловоды ищут место для своих ульев

В минувшую субботу Сергей Степанович Монахов, начальник архитектурно-строительного отдела Усть-Ордынской поселковой администрации, ломал голову над тем, куда бы пристроить свои семь ульев. Наконец-то пробилась первая зелень, и пчелы из омшаника перекочевали в огород. Не сегодня-завтра жена высадит рассаду, появятся цветы, и пчелы будут нужны как опылители. Все пчеловоды Усть-Ордынского, около 30 человек, так поступают — по весне ульи выставляют в огородах и садах. Но поселок бедноват на сады, а его окрестности — на разнотравье и кустарник. Даже речка Куда стоит как на лысине — пчеле присесть некуда. Потому-то самые активные пчеловоды, едва наступает весна, начинают искать по соседним селам благоуханные места. Благо такие имеются.

Пчелиный рай

Самое благодатное место для весенней пчелы, по давнему убеждению Монахова, — это окрестности села Капсал: разнотравье и густой кустарник вдоль Куды — краснотал, ива, дикая смородина. Казалось бы, цветок у смородины невелик, а пчела с него берет приличный взяток. Когда-то в лесном массиве неподалеку от Капсала Монахов держал свою ферму — небольшие посевы, картофель, производство колбасы, но главным в его хозяйстве было все то же пчеловодство. 95 ульев. За сезон накачивал до четырех тонн меда. В весеннее время, до цветения донника, пчелы благодаря природной благодати успевали набрать столько меду, что ульи при погрузке в грузовик с трудом поднимали четверо мужиков.

Пчеловодство, по мнению Сергея Степановича, самое выгодное направление в сельском хозяйстве, малозатратное, не требующее постоянных усилий: "За коровой нужно каждый день ухаживать, а тут день поработал, три отдыхаешь." Мед к тому же дороже молока. Шесть лет назад тем не менее Монахов бросил фермерство и пошел на госслужбу. Почему? Причин много. Прекратили льготное налогообложение, а ферму приравняли к промышленному предприятию. Колбасу стало делать невыгодно, да и не из чего — свиноводство в округе свернули почти до нуля, а из одной говядины получается не колбаса, а резина. Пчеловодством еще какое-то время занимался, но с каждым годом сокращал количество ульев. Развалились колхозы и совхозы, активно занимавшиеся посевом донника. Нет донника — нет и большого меда. Хотел совсем отказаться от пчел, но, подумав, решил-таки оставить семь ульев. Вот теперь и думай, куда их пристроить...

Последний форпост

В Эхирит-Булагатском районе помимо Капсала есть еще две-три благодатных для пчеловодства местности — Тугутуй и Захал. Кстати, сельхозпредприятия этих сел — единственные в районе, где сохранились пасеки. Конечно, уже не те, что раньше (держали до 400 ульев), но все-таки сохранились. В позапрошлую весну Монахов отвозил своих пчел в Тугутуй. Поставил в ограде у знакомых, и был хороший сбор. Хозяева таким гостям только рады: с одной стороны опыление, с другой — толика меда в знак благодарности.

Есть и еще одно райское место для пчел — Нижняя Идыга. Последний, можно сказать, форпост. Туда пчеловоды всем скопом устремляются в период цветения донника. В Идыге когда-то находилось подсобное хозяйство Восточно-Сибирской железной дороги. Хозяйство процветало, донник сеяли в изобилии, но потом ВСЖД отказалась от содержания, и все пошло прахом. Донник в Нижней Идыге давно уже не выращивают, но он еще держится на полях самосевом. Плешинами, но растет. Пчеловодам этого достаточно. Монахов, объединившись с тремя усть-ордынскими пчеловодами — Владимиром Ситниковым, Владимиром Букиным и Александром Гомолой, — ежегодно вывозит сюда свои ульи. Поочередно дежурят, ночуя в машине с будкой или в палатке. С некоторых пор к их компании прибился еще один пчеловод — иркутянин Владимир Кузьмич Яковенко, бывший первый зам. губернатора Ножикова. Знатный пчеловод, с большим стажем, пчелами занимался еще во время работы в Братске. "На все вопросы, касающиеся пчел, у него есть ответы, — говорит Сергей Степанович. — Я-то учился исключительно по книгам. Теперь есть с кем посоветоваться".

Загрузка...