Отчего музею плохо?

Свое сорокалетие музей в Олонках встречает бедностью

Санта-Клаус по имени Михель в Олонки пожаловал прошлым летом, на Троицу. Был он самым настоящим, из Швейцарии, кем-то вроде нашего Деда Мороза из Устюга — профессионалом. Приехал он с группой туристов, и учительница немецкого языка Людмила Михайловна Соколова, с которой вот уже несколько лет Михель состоит в дружеской переписке, повела дорогих гостей в местный музей. Кто же знал, что на тот момент там работала только одна выставка — "Сибирская летопись".
Санта, к счастью, оказался без особых претензий — увидев коллекцию самоваров, принялся горячо объяснять соплеменникам устройство аппарата и принцип его работы: несколько лет назад Людмила Михайловна подарила Михелю самовар, и он мог считать себя докой в этом вопросе. Все были довольны. Волновалась только директор музея Анжелика Анатольевна Титова: подумать только, в кои-то веки приехали важные гости, а показать-то и нечего...

Денежная безнадега

Показать на самом деле было что: в основном фонде музея числится 3061 единица хранения. Богатейшая археологическая коллекция. 470 научно-вспомогательных материалов. Уникальная основа хранения — подлинные вещи, принадлежавшие декабристу Раевскому, проживавшему в Олонках во время ссылки, — стул, столик, сейф, записки...

Фонды, кроме всего прочего, регулярно пополняются за счет даров местных жителей — в прошлом году сельчане подарили музею 81 предмет, среди которых выделяется старинный ткацкий станок от воспитательницы детсада Татьяны Гавриловны Поповой. Другое дело, что вот уже несколько лет все это богатство хранится в фондовом помещении и не выставляется, поскольку в музее идет ремонт, начатый еще в 2003 году. Тогда-то и была разобрана старая экспозиция музея, а новая из-за материальных трудностей не подготовлена до сих пор.

— Я работаю в музее больше четырнадцати лет, — рассказывает Анжелика Анатольевна, — и такого бедственного положения, как сейчас, не припомню. Мы смогли выжить в перестроечные годы, когда в стране были закрыты десятки музеев, а сейчас, в относительно благополучное время, находимся на грани выживания. На развитие культуры в прошлом году из местного бюджета не было выделено ни копейки. Куда только не обращались — тишина... Уже и не ждем поддержки.

Даже кнопки и прочие канцтовары работники музея, понемногу занимающиеся восстановлением экспозиции, вынуждены покупать на собственные деньги.

— В прошлом году я закончила Восточно-Сибирскую академию культуры и искусств, — продолжает Анжелика Анатольевна, — специальность — музеевед-историк, а теперь думаю, зачем мне это было надо. В селе не нужны специалисты с высшим образованием. Доплату по 12-му разряду, который присвоили после окончания вуза, я не получаю — в районной администрации не подписали новое штатное расписание...

Привидения

Бесконечные материальные проблемы, которые, казалось бы, вот-вот должны разрешиться, а вместо этого возникают с новой силой, и невозможность что-либо изменить обострили у работников музея мистические чувства. Оттенок потустороннего приобрела даже зарплата музейных работников. Светлана Ивановна Хроменкова на полставки работает хранителем фондов, на полставки смотрителем и получает всего две тысячи рублей. В разы меньше — сторож музея и техничка Нина Константиновна Давыдова. А между тем, говорят в музее, работа с предметами старины вредна для здоровья — они как бы разрушают человеческую энергетику. Особенно культовые предметы. Эта проблема сегодня на полном серьезе обсуждается на различных научно-практических конференциях.

— По ночам в музее действительно страшно, — рассказывает сторож Нина Константиновна, — тишина, и кажется, за тобой кто-то следит. Оглянешься, а на тебя Раевский смотрит с портрета — аж мурашки по коже...

Во времена воинствующего атеизма в Олонках на месте бывшего церковного кладбища разбили парк культуры и отдыха. Вытеснять святыни новой культурой вошло в традицию — все детские учреждения Олонок стоят на месте бывших погостов. Детсад строили — находили кости. Черепа на заборах висели. Отсюда и рассказы о привидениях. Призраки, говорят, видели в местной школе, построенной на костях старого сельского кладбища, уцелело от которого лишь захоронение семьи Раевских. В детском саде (бывшем доме Раевского) по ночам кто-то ходит — скрипят половицы, слышны шаги (сторожа спать боятся). Несуеверные люди это, правда, объясняют другим: дом Раевского, памятник всероссийского значения, давно уже требует ремонта — проблема не меньшая, чем обновление музея.

Прошлым летом Анжелика Анатольевна случайно обнаружила возле входа в музей фрагменты могильных плит со старого кладбища. Возможно, даже с могилы Раевского. Они уже и мхом покрылись.

— Надо бы их вернуть на место, — полушутя говорит директор музея, — а то уж думаю, не от этого ли все наши беды?

Гости из будущего

Мистика мистикой, но есть и реальный посыл, позволяющий работникам музея надеяться на лучшее, — возможное объединение округа и Иркутской области. В Олонках недавно побывали сотрудники Иркутского музея декабристов. Посмотрели: "Помогать надо". Пообещали поддержку в восстановлении экспозиции и уже отправили в Олонки семь современных стеклянных стендов. На этом, правда, и остановились, поскольку и у самих возникли денежные проблемы. В совместных планах — организация туристического маршрута "Декабристское кольцо", путь которого будет пролегать и через Олонки.

Музею в этом году исполняется сорок лет, и он помнит лучшие времена — когда-то Олонки могли считать себя туристической Меккой: туристы со всего света ехали на автобусах, теплоходах, у музея очереди стояли. Были известные люди, послы многих стран. Сегодня турист в Олонках — экзотика. Кроме Санта-Клауса из Швейцарии и вспомнить некого. База для туристической деятельности, по словам директора музея, в Олонках тем не менее сохранилась. Вот ведь смогли местные культработники организовать русский праздник для швейцарских туристов прошлым летом. На природе, с концертом и показом обычаев, — как раз была Троица.

— Для иностранцев все интересно — наша рыбалка, быт, — воодушевляется Анжелика Анатольевна. — Можно поставить русскую избу с обедами, можно по Ангаре катать (не знаю только, куда катер дели) — есть туристические фирмы, готовые заключить с нами договоры, надо только Олонки сделать привлекательными для туристов. И привлекательным прежде всего должен стать музей...

Речь, конечно, идет о денежных вложениях, но поскольку обещанного три года ждут, музей начинает предпринимать свои шаги. Появился ткацкий станок — пусть работает. Посетителям гораздо интересней смотреть на действующую машину, чем на мертвую. Для этого в музей решили пригласить знатока старинного ткацкого дела Прасковью Филипповну Мелихову — пусть научит, пусть наладит основу, а там и дело пойдет.

Недавно в Олонках побывала учительница из Иркутска. Приехала через Петербург. Ходила там в Эрмитаж, общалась, и вдруг ее спрашивают: "Вы из Сибири? В Олонках, конечно, бывали?" К стыду своему, не была. Вот и приехала: "В Петербурге вас знают, в Америке знают, в Германии, а мы словно и знать не хотим..."

Метки:
baikalpress_id:  4 734
Загрузка...