Пять поджогов в Бильчире

Дом участкового из Бильчира за три месяца поджигали пять раз

Участкового Марата Хазиева убивали с особой жестокостью. Били молча руками и ногами, потом один из нападавших с криком "Ментов надо убивать!" вырвал штакетину из забора и стал наносить смертельные удары. С тех пор прошло полгода — в минувшую пятницу в Бильчире прошли поминки по убиенному, а точка в деле об убийстве участкового до сих пор не поставлена. Более того, одно преступление повлекло за собой серию новых, и в их центре опять-таки оказался участковый из Бильчира, Михаил Хохолов, — за три последних месяца прошлого года неизвестные пять раз пытались поджечь его имущество. Один раз им это удалось.

Хроника поджогов

Первый пожар произошел в ночь с 10 на 11 октября. Днем в Бильчире, как и во всем округе, проходили выборы в органы местного самоуправления, и Михаил Иванович, умаявшись за день, спать лег поздно и долго не мог заснуть. В половине третьего ночи истошно залаял пес. Понапрасну он никогда не лает, и Михаил Иванович решил проверить, в чем тут дело. Поднялся с кровати и, как был, босиком, направился в сени. Толкнул дверь, но она не поддалась — по всей видимости, была чем-то подперта снаружи. Выглянул в окно и, заметив сполохи огня, тут же вернулся в дом, разбудил жену: "Однако нас подожгли!"

Дверь из сеней удалось открыть лишь с нескольких попыток. Горело крыльцо. На улице шел дождь, огонь был довольно ленивым, Михаил Иванович тут же стал его тушить. Огонь вскоре утих, сильно пахло соляркой. Утром работники Осинской прокуратуры, вызванные участковым, обнаружили на поверхности дома еще три места, где злоумышленники пытались совершить поджог. Сделать это не удалось лишь из-за непогоды.

19 октября

У жены Михаила Марины был день рождения. Приехали родственники из Осы, пришли соседи. Посидели. В начале 12-го ночи Михаил на своей иномарке повез родственников по домам. На все про все ушло не более часа, но уезжал Михаил из добротного дома, а вернулся на пепелище. О том, что случилась беда, он понял еще на подъезде к Бильчиру — зарево было видно издалека. Рассказывает жена Михаила Марина Владимировна, секретарь Бильчирской администрации: "Пожар начался сразу же после того, как уехал муж; по всей видимости, ждали этого момента, отслеживали. Подожгли сеновал. Как только заполыхало, я выскочила во двор. Стою и не знаю, что делать. Вернулась в дом, хотела позвонить, но телефон не работал. Сестра мужа Людмила побежала звонить от соседей, а я так и стояла в шоке, не зная, что делать, что выносить из дома. Позвала Женю, дочь-девятиклассницу, и выбежали на улицу. Стоим, обе плачем. Потом прибежали соседи и стали выносить вещи на улицу. Уже вовсю горела веранда, и когда открыли двери, огонь потянуло в дом. Когда вытаскивали диван, сыпались искры, и он во многих местах прогорел. Часть вещей так и не удалось спасти. Шкаф, в котором находились наши зимние вещи, буквально расплавился. Пострадала и скотина — сгорели две свиньи и два теленка".

Ущерб от пожара Хохоловы до сих пор не подсчитали, но ясно одно: дом, который около двадцати лет назад Михаил, тогда передовой механизатор совхоза, строил на века, уже не подлежит восстановлению — сгорела одна стена, потолок, внутренняя часть. Уже на следующий после пожара день Хохоловы перебрались в дом дяди, который на зиму уехал в Улан-Удэ. Но и после этого преследующие участкового напасти не прекратились. 10 ноября, в День милиции, кто-то попытался поджечь сарай родственников участкового, где тогда содержалась его скотина. Поджог не удался. Лишь у одной коровы выгорел бок. 19 ноября, ровно через месяц после пожара, злоумышленники решили отметить это событие сразу двумя актами — подожгли гараж участкового, находившийся у одного из его родственников (не разгорелось), и дом, где сейчас проживает семейство Хохоловых. Следы поджога Михаил заметил лишь утром, но соседи видели возгорание ночью, прибежали на помощь, но огонь затух сам по себе, поэтому хозяев не стали будить.

Смертельная работа

Работники правоохранительных органов единодушно признают, что работа участкового — одна из самых сложных в милиции. Работать приходится в тесном контакте с людьми, которые далеко не всегда прощают даже мелкие обиды. За 30-летнюю историю Осинского района от рук правонарушителей здесь пострадали как минимум четыре участковых, двое из которых были убиты. Первым пострадал участковый из Кахи Данила Андрианович Буланов (сейчас он на пенсии): долгое время рядом со своим старым жильем он строил новый дом, и только собирался праздновать новоселье, как дом сожгли. Другого участкового, Леонида Имыгирова, убили при исполнении служебных обязанностей — он поехал на дебош и был застрелен разбушевавшимся хулиганом. Убийство Марата Хазиева минувшим летом возмутило селян не столько своей жестокостью, сколько бессмыслием — зачем?

Марат — говорят в Бильчире — был не из тех, кто просто так способен обидеть человека.

И вот теперь Хохолов. Кому и зачем нужно было с такой методичностью и настойчивостью поджигать имущество милиционера? Сам Михаил затрудняется ответить на этот вопрос. В Бильчире он родился и вырос, знает каждого жителя села и явных врагов среди них не видит. Случалось, конечно, всякое. Многих задерживал, сдавал в КПЗ за пьяный дебош и мелкое воровство, но за такое, как правило, не мстят. И даже убийство Марата Хазиева, в расследовании которого Хохолов принимал самое непосредственное участие, по идее не должно было вызвать таких последствий, как поджоги. Работа есть работа, в конце концов не он виноват в том, что случилась такая беда. И даже подозреваемых не он вычислил — были свидетели. Тем не менее дело об убийстве Хазиева — единственное событие в криминальной жизни Бильчира, которое так или иначе можно связать с серией поджогов. Во-первых, начались они сразу же после убийства Марата Хазиева — никаких других громких преступлений в Бильчире после этого не было. Во-вторых, до участкового периодически доходят слухи, что якобы кто-то из близких подозреваемых в убийстве обещал отомстить Хохолову. Но это лишь слухи, нет никаких доказательств, а потому участковый к своей вящей славе не предпринимает никаких шагов. Никаких, кроме дополнительной предосторожности. Лай собаки теперь без внимания не остается. Так, 26 декабря в пять часов утра, выйдя из дома на лай, Михаил и его родственник обнаружили возле своих ворот женщину. Что она делала здесь в столь ранний час? Ответила: "Шла мимо". Расследовать это событие не было никаких оснований.

Без вины виноватые

В Осинской прокуратуре Бильчир считают одним из самых проблемных сел района, связывая это с социальным расслоением местного населения еще в советские годы, когда в населенном пункте сосуществовали богатые предприятия и бедный колхоз. Так это или иначе, но мир бильчирцев действительно не берет. От разных людей в адрес участковых приходилось слышать и хулу, и похвалу. Причем настолько изощренные, что воспроизвести их на бумаге бездоказательно не представляется возможным. И удивительно, что, погружаясь в дрязги, люди напрочь забывают о тех, кто живет с ними рядом. Подожгли дом участкового, а пострадали и соседи — пенсионеры Павел и Дора Кунгуровы и их сын Константин. У Кунгуровых выгорели все хозпостройки, запасы сена, погибло насколько животных. Один поросенок выжил, но убежал со страху куда-то, его до сих пор не могут найти. Ни в чем не повинные пенсионеры вынуждены были забить весь свой скот. "Жить стало страшно, — рассуждает Павел Кунгуров, — люди обозлены". И соседство с представителями закона, как ни странно, делает эту жизнь еще более страшной.

Метки:
baikalpress_id:  37 200