За вас, за нас и за спецназ

Участники афганской и двух чеченских войн из округа отдохнули на Черном море

Первая партия отдыхающих вылетела в Анапу в середине сентября — афганец, семь человек, воевавших в Чечне, и один — во Вьетнаме. Бархатный сезон был в разгаре, и отдыхающие, с утра посетив врачей, остаток дня жарились на пляже, чувствуя себя так, будто попали в рай земной. Да так, наверное, и было. Афганец Виктор Сергеевич Ипатьев из Усть-Ордынского, старший по возрасту и по званию (подполковник), жил отдельно от ребят, на другом этаже, с соседом сугубо гражданским, но, ежедневно пересекаясь с молодежью, всегда думал об одном: "Пацаны... Что они в этой жизни видели, кроме крови и грязи. Пусть порадуются". Но война и здесь, на отдыхе, не отпускала от себя...

Перехватчики караванов

О войне вспоминали редко — зачем бередить душу? Даже Николай Беляевский из Бохана, когда-то воевавший во Вьетнаме, с давно зарубцевавшейся памятью, предпочитал молчать. Но каждый помнил о ней. Вот и Виктор Ипатьев, едва приехав в Анапу, посетил памятник афганцам и подумал, что находится-то он совсем рядом с Днепропетровском, где живет его фронтовой друг полковник Олег Кривопалов. Не виделись целую вечность. Только письма и поддерживают крепкую фронтовую дружбу. "Виктор Сергеевич, я редко пишу, но помню о тебе постоянно, — пишет в одном из писем Олег Владимирович. — Недавно у меня было 50-летие. Утром приехал давнишний курсантский друг Коля Харченко из Бахчисарая. Привез крымского вина и копченой рыбы. Начали вспоминать и удивились, что предыдущий мой день рождения отмечали вместе 30 лет назад в училище. Тогда отмечали скромнее, во время суточного наряда на кухню. До поздней ночи работали, а когда все легли спать, пожарили картошку и выпили заготовленную ранее "Столичную" водку. На этот раз, конечно, все было по-другому. Роскошный стол. Вспоминали Вас. Афганистан. От души пели и вопили строевые песни... Согласно Приказу МО РФ от 26 июля 2000 года учрежден День спецназа Вооруженных сил, так что у нас теперь есть законный повод произнести тост "за вас, за нас и за спецназ".

Спецназ... Именно в этих войсках они и встретились. Виктор Сергеевич в свое время окончил Благовещенское общевойсковое училище, служил в пехоте, в танковых войсках и о спецназе, как и многие сослуживцы, даже не помышлял. Но в 1986-м в штабе Туркво их раскидали по разным частям, и он попал в 15-ю бригады специального назначения, начальником политотдела которой и был Олег Кривопалов. Бригада дислоцировалась в Джелалабаде, неподалеку от Пакистанской границы, основной ее задачей было не пропустить караваны с оружием на территорию Афганистана. Зона ответственности — 1800 километров, и майор Ипатьев вместе с Кривопаловым без конца мотались в этих пределах. Много товарищей погибло на глазах, но их, двух штабистов, Бог миловал. Однажды ракета угодила в идущий рядом вертолет, а их даже ударная волна не задела...

Отдыхая в Анапе, Виктор Сергеевич невольно проводил параллели с жизнью в Афгане. Радушный прием в санатории напомнил Джелалабадский сервис — если сам не возьмешь, ничего не дадут. А мягкое тепло бархатного сезона контрастировало с ужасающей афганской жарой, когда спать можно было, лишь завернувшись в мокрую простыню. "Высылаю вам схему нашего бывшего военного городка в Джелалабаде, — пишет в другой раз полковник Кривопалов. — Она составлена по памяти, и прошу вас исправить неточности". А нужно ли? Нужно. 15-й бригады уже давно не существует в природе. Она была передана узбекам, у них произошел пожар, и доблестное Красное знамя с афганским орденом сгорело вместе с секреткой. Но остались люди, и память их всегда будет возвращаться в те сложные времена...

Горький виноград Афгана

Вторая партия усть-ордынских ветеранов выехала на отдых в Геленджик. Перед отъездом зашли в фонд социального страхования: "Можно поехать с женами? Отдых наполовину сократим". Ответили: не положено. Спорить с начальством бесполезно. Капитану Вениамину Георгиевичу Степанову, привыкшему к воинской дисциплине, это чем-то напомнило 1988 год, когда им, офицерам летного учебного полка, предложили послужить в Афганистане. Уже шел первый этап вывода войск, патриотические чувства поугасли, и офицеры дружно противились афганской командировке. Тогда их построили на плацу: "Коммунисты, шаг вперед, партбилеты на стол". Потом за комсомольцев взялись: "Кто не хочет в Афган?" Десять минут дали на размышление.

— Постояли мы тогда, покурили, — вспоминает Вениамин Георгиевич, — и решили: "Едем... Все равно заставят".

Стать военным ему видно на роду было написано. В 1979 году Степанов учился в Ново-Николаевской средней школе (Эхирит-Булагатский район) и был правой рукой военрука Мирона Молоксоновича Мотолоева. В том же году школьная команда вышла в финал Всесоюзной игры "Зарница". Это, конечно, почетно. Бегали по лесу, кричали "ура", в разведку ходили... Но настоящая война оказалась совсем другой — на ней по-настоящему погибали.

Сохранилась фотография — Степанов с сослуживцами несут шесть гробов. В одном из них — и в это не верится — однокурсник Степанова Алеша Ефименко. Вместе окончили Иркутское авиационное, вместе служили в Балашово под Саратовом, вместе из технарей перешли бортинженерами в летный состав, вместе в Кабул прилетели. Алексей служил во второй эскадрилье 50-го авиационного полка, он, Степанов, в первой. Встречались чуть ли не ежедневно. В тот трагический день у Алексея был выходной — в полет пошел вместо заболевшего товарища. Самолет сбили в Баграме во время посадки. За телами погибших товарищей лететь пришлось Степанову, и вот тогда-то, глядя на безжизненное тело друга, он впервые почувствовал всю пропасть, разделяющую мирное существование от военного...

Человека, познавшего войну, говорят, можно узнать по глазам. В Геленджике их было 16, и у каждого за душой было это горькое знание. Развлекались, веселились, но вдруг наступал момент, и кто-нибудь из ребят вспоминал войну. Поводом могло послужить что угодно
— телевизионный сюжет о полковнике, застрелившем чеченскую женщину (оказывается, кто-то из ребят служил под его началом), или гроздь винограда, купленная по случаю на одной из окраин Геленджика. Когда-то в Афгане в минуты отдыха пилоты четвертой эскадрильи вот также радовались виноградной лозе, балагурили, смеялись, лежа на кроватях, когда в комнату влетел снаряд, оставив после себя лишь трупы и кровь, смешанную с виноградным соком.

Купальный сезон в Геленджике уже закончился, аквапарк был закрыт, и отдыхающих повезли на экскурсию к трем водопадам. Доехали лишь до первого — начались оползни, и дорогу перекрыло каменно-глинистой кашей. "Возвращайтесь домой", — сказали туристам местные жители, и это напомнило давнее: "Шурави, побыстрее домой уезжайте". Конец 88-го. Транспортные самолеты уже давно повернули носами на запад, но война еще продолжалась. На аэродроме 50-го полка однажды приземлилось с десяток сушек, пилоты ушли отдыхать, и тут начался обстрел. "Транспортники", среди которых был Степанов и его однокурсник Виталий Косов, кинулись растаскивать самолеты. Машины с полным боекомплектом взрывались одна за другой — уцелело лишь три сушки. Во время одного из взрывов Косова, стоявшего у носа машины, отбросило взрывной волной. Досталось и Степанову, но транспортные самолеты все же удалось растащить — ни один не пострадал. Участвовавших в операции летчиков командование представит к наградам — орденам Красной Звезды, — но вскоре в стране начнется такая круговерть, что забудут не только о наградах, но и о том, что бывшим афганцам попросту негде жить.

* * *

Геленджик и Анапа остались позади. Есть что вспомнить. Новые друзья звонят: "Когда еще встретимся?" Но главный итог поездки в другом — почувствовав заботу о себе, ветераны будто оттаяли, ощутили свою значимость, и, вернувшись домой, с гордостью подняли бокалы: "За вас, за нас и за спецназ... Кто сказал, что напрасно все было? Напрасно ничего не бывает. Даже ошибок правителей".

Метки:
baikalpress_id:  37 048