От Камчатки до Усть-Орды

Лидия Ивановна Тихонова - само воплощение оптимизма. Сейчас ей 78 лет. Она прошла такие жизненные испытания, как война, голод, нищета, смерть мужа, но не потеряла жизнелюбия и настоящего женского мужества, которое всегда отличало ее от других.

Серое детство было у Лидии. В нищете и бедности приходилось расти. Отца не было, а мать сидела в тюрьме. Врагом народа стала за то, что получила расчет от кулака - теленочка. О матери Лидия Ивановна почти нечего не знает. От нее из тюрьмы была лишь одна весточка: мать писала, что в камере мало места и все время приходится стоять. Потом пришло извещение, что мать завербовалась в Грузию. И все, ни слуху ни духу.

- Расстреляли, наверное, - говорит Лидия Ивановна.

Лиду с младшим братом отправили в детский дом. Когда бабушка приехала навестить внучат, она увидела такую картину: пятилетняя Лида ползала на коленках, изможденная голодом.

А Ваня и вовсе умер - более старшие и более сильные отбирали у него еду... Бабушка решила немедленно спасти Лиду и ночью выкрала ее из детдома, закопала в стог сена, а потом увезла домой.

- Но и дома бедность была. В школу я пошла в тряпье, - вспоминает Лидия Ивановна. - Но учителя меня любили, на праздниках я читала стихи о том, как плохо жили раньше и как хорошо живем сейчас. Директорша плакала всегда. Не успела я окончить младшие классы, как началась война.

Лидии Ивановне было тогда всего 11 лет. Она очень хорошо помнит первый день войны. Это был обычный воскресный день. Бабушка купила Лиде ботинки к школе - на три размера больше, на вырост.

А жила Лида с дедушкой и бабушкой в подвале. Наверху в доме жила Рита Митрофанова, подружка. Ботинки Лида надела и пошла похвастаться Рите. Рита сделала ей предложение: "Мама булочек напекла, пойдем в сад, поедим". Ну и побежали девчонки за булочками. Рита набирала, а Лида держала крышку.

- Вдруг слышим крик.

У меня от этого крика пальцы разжались, так что крышка ударила Рите по шее. Девочка вскрикнула от боли.

А в тот момент Ольга Михайловна, мать Риты, кричала: "Война, война! Война началась!"

Скоро дед устроил ее в столовую - помощником повара, "на побегушки". Около столовой было военное училище, и Лида наблюдала, как учились курсанты: утром с песней, днем с песней, вечером с песней спать ложились.

- Что есть духу пели, - вспоминает Лидия Ивановна. - У многих курсантов романы были с нашими официантками. Всю эту партию отправили на Курскую дугу, а через некоторое время прислали извещения об их гибели. Некоторые наши официантки родили детей от этих солдат. Хоть какая-то память...

- Помню еще вот такую историю. Иду я как-то по улице, смотрю - машина, груженная шинелями солдатскими, едет. А одна пачка возьми да и упади. Я женщине проходившей говорю: "Смотрите, пачка упала. Не повезло шоферу". Женщина со мной согласилась, и мы с ней сообщили в контору. Дня через три вызвали меня прямо из класса. Шофер этот нашел меня и сказал: "Спасибо, что сберегла!" Подарил конфеты дефицитные по тем временам.

Война закончилась. Бабушка Лиды умерла, деда забрали в дом инвалидов.

А Лиде было всего 15 лет.

- Осталась я одна. И до того боялась ночевать в подвале, что захотелось куда-нибудь убежать, - вспоминает Лидия Ивановна. - Попалось мне на глаза объявление: требуются молодые люди для работы на Камчатке.

Долго думать Лидия Ивановна не стала и завербовалась. Как добирались до Камчатки - это отдельная история. Поездом ехали целый месяц до Владивостока, постоянно останавливаясь. Сухой паек, рассчитанный на весь путь, состоял из шести сухарей. Но ребята не давали девчонкам умереть с голоду и во время остановок добывали еду.

- Добрались до Владивостока, там посадили нас на пароходишко "Шатурстрой", на нем вообще-то соль возили. На пароходе молодежь путешествовала. Через 10 дней штормом пароход прибило к берегам Японии, а оттуда уж кое-как добрались до долгожданного пункта назначения. Вот мы на Камчатке наконец. Меня послали за 7 километров от районного центра, на жестяно-баночную фабрику. Здесь я проработала 10 лет. Вышла замуж, родила двоих детей. И муж попросил меня переехать с ним в Усть-Орду. Переехала.

Это был 1958 год. А в 59-м открылся комбинат бытового обслуживания, куда Лидия Ивановна и пошла работать. 16 лет работала в КБО, до самой пенсии.

- Сейчас я живу в благоустроенном доме, получаю пенсию. На жизнь мне хватает. У меня трое детей и шестеро внуков. Я счастлива.

В прошлом году у Лидии Ивановны умер муж. Но она сумела справиться и с этим горем.

Загрузка...