Калининградские уроки

Воспитательница из Осы участвовала во всероссийском конкурсе учителей

Светлана Михайловна Сускина, воспитательница детсада из Осы, в одно прекрасное утро проснулась знаменитой. Случилось это после того как она заняла первое место в окружном конкурсе "Учитель года". "Во всех газетах только про тебя и пишут", — говорили знакомые. Но они еще не знали, что Светлана Михайловна станет участницей всероссийского конкурса учителей...

На днях Светлана Михайловна приехала из Калининграда, где проходил конкурс. В число лучших она не вошла, но впечатлений хоть отбавляй.

Богатым легче

— В конкурсе участвовало 75 человек, — рассказывает Светлана Михайловна, — хотя должно было 77 — два человека, из Бурятии и еще откуда-то, не приехали. Две группы математиков, две — литераторов, три — учителей иностранного... Я, единственный воспитатель детского сада, была в группе начальных классов. Конкурс состоял из трех туров — "визитная карточка" (мы должны были представить свой регион и свою школу, в моем случае — детский сад), описание системы работы и урок. Каждому участнику был присвоен кодовый номер, известный только его владельцу, и твои оценки, таким образом, никому не были известны.

В первом туре я набрала 24,4 балла из 30. Никто о своих баллах не говорил, но я подружилась с учительницей из Липецка Таней Сараевой, и мы свободно обсуждали свои недостатки и успехи. Первый вывод, что я сделала для себя, — к конкурсу надо готовить более основательные наглядные средства. Учительница с Чукотки, например, привезла с собой национальные костюмы. У некоторых были целые коробки с разным материалом, буклеты, книги о своих школах, видеокамеры и даже ноутбуки. Учителям из богатых регионов можно было только позавидовать. Их привозили на персональном транспорте, о них заботились, организовывали их досуг и работу, выписывали командировочные, выдавали деньги на наряды. Но встречали, как всегда, по одежке, а провожали по уму...

Домашние дети

— Сложным оказался третий тур — урок. Я привыкла работать с организованными детсадовскими детьми, мне же дали двенадцать домашних "нулевушек" (детей из так называемого нулевого класса). Замкнутые, стеснительные. Нужно было их растормошить. Поскольку я специализируюсь на театрализованных уроках, то и на этот раз решила поставить сказки "Колобок" и "Семеро козлят". Детям это нравится. Разбила их на три группы — одна готовила сцену, вторая — здание театра, третья — костюмы, а потом началось само действо. Насколько нам это удалось, можно судить по баллам — 36,4 из сорока. После урока один из членов жюри посоветовал мне не оставлять театральный метод проведения занятий — на этом пути, мол, могу добиться успехов. Подошла еще одна девушка: "Я рада, что дошкольники пробились на российский конкурс. Но почему ты не потребовала, чтобы тебе дали детей из детсада?" Может быть, она и права, но мастерство воспитателя в том и состоит, чтобы уметь работать с разными детьми.

Кому нужен психолог?

— Этот вопрос — кому нужен психолог — мы слышали в течение всех десяти дней конкурса. Особенно часто — к концу. И действительно, многим психолог был просто необходим. Никто из участников конкурса в голос не рыдал и не бился в истерике, но потряхивало почти всех и у многих глаза были на мокром месте. Тяжелее всех было тем, кто вошел в пятнашку лучших. Мы — "шестнадцатые", зная, что проиграли, спокойно отдыхали и работали, не суетясь, а у них было все на нервах. Каждый из 15 должен был провести мастер-класс, и это, наверное, был самый напряженный момент. Даже компьютеры не выдерживали — два человека из-за каких-то сбоев в программе "потерялись", вынуждены были подать апелляцию, и полуфиналистов в итоге стало 17, конкурс затянулся и отменили экскурсию в музей.

Самый напряженный момент конкурса — брейн-ринг для пятерки победителей. Каждому участнику было задано три вопроса — один от журналистов, другой от врача-телеведущей Елены Малышевой и... детский вопрос, который, как и ожидалось, оказался самым каверзным: "Откуда берутся дети". Девочка, задававшая вопрос, предупредила: "Еще ни один учитель не смог ответить на этот вопрос". Не смогли и на этот раз. Даже самый красивый ответ — "от любви" — девочка проигнорировала, заявив: "Вы не ответили". И не стала ничего пояснять, унеся с собой тайну этого сакраментального вопроса.

Бурят-цыганка

— Мы не только соревновались, но и отдыхали. Нашу группу пригласили в 55-ю калининградскую школу, где для нас был организован концерт. Со мной, правда, при этом произошел маленький казус. Когда нас везли по городским окраинам, я обратила внимание на респектабельный дом. Мне пояснили: "Здесь живет цыганский наркобарон". Следующий красивый дом — снова барон. А когда мы вошли в школу, дети с удивлением посмотрели на меня, думая, что я цыганка. Пришлось объяснять, кто такие буряты. Мало кто о нас слышал, даже озеро Байкал не каждый знал. Зато когда покидали школу, нас не хотели отпускать, а одна девочка попросила потрогать мою косу...

Жили мы в пансионате в соседнем с Калининградом городке Светлогорске. Типичный западный городок: узкие улочки, черепичные крыши — на берегу Балтийского моря. Купальный сезон в тех местах заканчивается 10 сентября, но некоторые конкурсанты купались. Мы подошли к берегу, проверили воду — теплая, но купаться не стали. Кругом продают янтарь. Нам посоветовали не брать с рук — много подделок, лучше купить в магазине завода. Правда, когда туда ехали, шофер заметил: "Заводской янтарь намного дороже, а пластмассы в нем не меньше". Но сувениры для близких мы все же купили...

Загрузка...