Улейские мастера

К дню рождения поэта улейцы обустроили барисан, Дом культуры и победили в конных скачках

Анатолий Романович Шалтыков, глава Улейской администрации, вместе с двумя помощниками работал в клубе до двух часов ночи — делали скамейки. Пилили, стругали. Стругали так, чтобы ни одной заусеницы. 21 октября, к дню рождения поэта Матвея Осодоева, выходца из Улея, ожидается большой приезд гостей, и мест должно хватить на всех. Дело, конечно, не только в празднике — клуб, некогда превратившийся в сарай, вот уже несколько лет методично обустраивается, как, впрочем, и все село: детский сад, школа... Из Улея вышло столько известных людей, что ныне живущим здесь было бы просто стыдно жить в бедности и грязи.

Улейские знаменитости

Сегодня Улей — село, а когда-то так называлась местность, в границах которой располагалось 28 улусов. Чем интересен Улей, так это тем, что его не забывают. Кто бы когда бы здесь ни жил, всегда возвращаются в родные места. Хоть на неделю, хоть на день. А уж память об Улее — навсегда. Поэт Матвей Осодоев писал и прозу — повести "Старший сын", "На отшибе" — об Улее. В первой повести рассказывается об улейском солдате Володе Билдушкинове, погибшем в 68-ом на острове Даманском, во второй — о самом улусе. Узнаются все его места и закоулки.

Из Улея вышло несколько ученых (достаточно назвать имя профессора Михаила Иннокентьевича Тулохонова), но больше всего именитых спортсменов. Мастеров спорта — 11 человек. Геннадий Махутов — чемпион мира по вольной борьбе Азии, Европы, России. Василий Миланханов — чемпион СССР. В этом году в Осинском районе провели 23-й турнир на приз заслуженных тренеров СССР и России, заслуженных работников культуры Бурятии и России братьев Махутовых, уроженцев Улея. Братья, кстати, написали книгу, которая называется "Богатыри из Улея". Еще одну книгу — "Я родом из Улея" — написал Митрофан Николаевич Гергенов. Отсюда же, из улуса Хонсой, вышел и автор книги "На земле Гэсэра" Мих. Сах. — Михаил Сахидаков, журналист-летописец.

Последним героем Улея стал Вадим Шаболов, работавший в Бурятском ОМОНе и погибший в Чечне. В Улейской школе не так давно в честь Вадима появилась памятная доска, и кто знает, может, рано или поздно какой-нибудь нынешний улейский мальчишка напишет книгу о нем и его родителях — Георгии Михайловиче и Розалии Филипповне.

Барисан

Анатолий Романович, глава администрации, принадлежит к роду, из которого вышла знаменитая династия Шалтыковых, удивившая не только Бурятию, но и всю страну: дочь просветителя-орденоносца Сократа Степановича Шалтыкова, Мария Сократовна, была первой балериной Бурятии, с которой во многом и начался национальный театр оперы и балета, да и остальные его дети прославились каждый на своем месте. Об этом в свое время подробно рассказал популярный журнал "Огонек", назвав династию Шалтыковых лучшей в Бурятии.

Шалтыковы, оставшиеся в Улее, тоже всегда были на виду. "Мой дед был шаманом, отец — ламой", — рассказывает Анатолий Романович, — а прадед встречался с самим Доржиевым, после чего активно занялся распространением буддизма на территории Бурятии".

Сам Анатолий Романович шаманист. "У нас триединая вера — буддизм, шаманизм, христианство, — говорит он, — и все это мирно уживается".

На территории Улея проживает семь родов. И у каждого свое святое место, а то и два-три, и на каждом из них рано или поздно приходится проводить санитарную уборку. Весной этого года на дороге от границы с Усть-Удинским районом до Улея (около 20 километров) было собрано четыре тракторных тележки мусора. Чтобы как-то упорядочить отправление обряда, этой осенью в Улее решили построить беседку в одном из самых почитаемых мест — у подножия святой горы Оргали (гора, по преданию, появилась из куска земли, упавшего со стрелы богатыря Гэсэра). Работали те же самые мастера, что и в Доме культуры, — Шалтыков ("Рубанком у нас каждый малец умеет пользоваться") сотоварищи — Анатолий Мадасов, спец-плотник, и Александр Сидоров, неофициальный начальник местного ЖКХ. На обустройство барисана вместо денег потребовалось пять тонн зерна — три тонны выделил сельхозкооператив "Баян-гол" и две — фермер-коневод Абрам Тармаев.

Кооперативы и фермеры

В Улее, в отличие от многих сел округа, сохранилось сельхозпроизводство. Семь тысяч гектаров посевной земли обрабатывают три кооператива и три фермерских хозяйства. В этом году во всех шести хозяйствах урожайность составила больше 20 центнеров с гектара. Чтобы обработать зерно, очередь на механизированный ток выстроилась до Нового года.

На днях руководители хозяйств собрались и решили: для того, чтобы Улей уверенно встретил зиму, каждый двор села должен получить зеленку (на полях ее до сих пор косят) и зерно. Пенсионерам и ветеранам войны — по льготным ценам. Кроме того, хозяйства курируют социальную сферу села. За каждым из них закреплен тот или иной объект. За СПК "Баян-гол" (руководитель Николай Хазагаев) — детский сад, за СПК "Заимка" — Майская средняя школа, за фермерским хозяйством "Батхай" — Батхайская начальная школа... Везде проведен ремонт и благоустройство.

Предприниматели Улея в состоянии решить многие проблемы села, кроме одной, — проблемы бродячего скота. Эта беда настолько достала здешних руководителей и администрацию, что на одном из заседаний местной думы было принято неординарное решение — отстреливать бродячий скот. Понятно, погорячились: решение было обжаловано Осинской районной прокуратурой.

"Удача"

В фермерском хозяйстве "Удача", одном из самых развитых в селе, с бродячим скотом борются по-своему — для этого здесь отгородили небольшой загон, куда сгоняется весь скот, застигнутый врасплох на полях, и хозяева "арестованной" животины вынуждены отвечать за потраву. Впрочем, "Удача" славится другим — своими конями. Об Абраме Анатольевиче Тармаеве, создавшем несколько лет назад конеферму на 120 голов, в Улее говорят: "Человек нового мышления, сумевший в сложное время найти свою нишу". Все кони на ферме особые — племенные, их не стыдно подарить дорогому гостю. Один конь принадлежит Иосифу Кобзону, другой — депутату Госдумы Кузину, третий — губернатору округа, четвертый — бывшему ректору Иркутского медуниверситета. Хозяева коней, правда, вряд ли помнят о них, поскольку жест дарения имел, скорее всего, символический смысл. Старший конюх Эдуард Хамагаев — большой юморист, себя называет не иначе как начконом ("Конюхи — это в деревнях, а у нас конеферма"), — рассказывает, как встречался с Иосифом Давыдовичем за одним столом:

— Конь-то ему понравился, но садиться на него не решился, лишь за узду подержался.

Вместо Кобзона на арабском скакуне Бисмарке сегодня ездит школьник Фридрих Балтуев, чемпион округа по скачкам. С другой породистой лошадью — буденновской верховой — лихо управляется 15-летний жокей Раис Кузнецов, призер окружных соревнований. "Он (Раис) даже лицом на Буденного похож, — комментирует в своем духе начкон Хамагаев, — а Фридрих, подозреваю, приходится родственником Иосифу..."

Старейший жеребец фермы Хэви Харольд, американский рысистый родом из Швеции, давно уже сделал свое дело, улучшил породу и сейчас находится на заслуженном отдыхе. В скачках участвуют молодые — двух-трехлетки, такие как Вампир, выигравший на последних состязаниях в Нукутах несколько забегов.

Но каким бы золотым конь ни был, говорят знающие люди, без хорошего жокея, мастера, он ничто. Классных наездников в Улее много, а лучшие — Владимир Инокеткин и Федор Васильев, занявший в Нукутах четыре первых и одно второе место. Благодаря им улейцы вышли на первое место, а фермерское хозяйство "Удача" получило денежный приз — 100 рублей на развитие коневодства.

Загрузка...