Буряты оставили "кожаный мешок"

Теперь здесь из бурятского только название

Мугун, Алгатуй, Мингатуй, Умыган, Икей, Бадар, Гадалей — это названия населенных пунктов в районе, где за последний век практически не осталось коренного бурятского населения. Хотя даже само название Тулун (именно об этом районе идет речь), по словам местных жителей, переводится именно с бурятского как "кожаный" или "каменный" мешок.

Единственный след, кроме топонимического, который можно найти от народа, некогда заселявшего эти красивейшие и богатые места, находится в местном краеведческом музее. Бурятской старине здесь посвящена небольшая экспозиция. Как гласят историки, буряты, жившие здесь, издавна вели торговлю и обмен с соседними народами. Тунгусам они продавали железные изделия и продукты животноводства. Взамен приобретали у северян дорогие меха. Еще в начале XX века по реке Ие существовало Бадалейское ведомство, состоявшее из 4 бурятских улусов: Кукшинского (11 дворов, 59 жителей), Шанайского (23 двора, 120 жителей), Иннокентьевского (40 дворов, 217 жителей), Никольского (43 двора, 202 жителя). Жители этих сел вели торговлю с карагасами (читай — тофаларами) и русскими, приезжавшими на Тулунскую ярмарку.

Окинские буряты проникали и на земли тофов — с востока. Они зачастую ходили промышлять в карагасские земли, говоря, что в их местах зверя нет. Кроме промысла они одновременно торговали с карагасами, увозя за разные необходимые карагасам вещи (войлоки, седла, ножи и прочее) часть их промысла, а также попутно собирая пушниной долги. В 1925 году они дошли до реки Уды, где никогда раньше не бывали.

Основным занятием проживавшего на землях нынешнего Тулунского района бурят было, по традиции, кочевое скотоводство. Причиной того, что коренное население ушло из этих мест, называют поиск новых пастбищ для скота, удобных мест охоты и рыбной ловли.

Уже тогда бурятское население умело выращивать просо, гречиху, ячмень. Основное орудие охоты — лук. Сильно развито было кузнечное ремесло. Кузнецы выделывали искусные железные наконечники копий, стрел. Кроме того, многие бурятские кузнецы были прекрасными ювелирами.

Сейчас сложно сказать, почему за один век полностью сменился национальный состав местного населения. Возможно, стремительное продвижение русских в Сибирь и на восток заставило коренных бурят двигаться вглубь территории. Тулун стоит прямо на Московском тракте, то есть уже с самого начала XX века здесь вовсю начала развиваться промышленность и инфраструктура. Уйдя, буряты оставили богатейшие пахотные земли и, как выяснилось впоследствии, залежи подземных ископаемых. В районе есть огромные минеральные, земельные и лесные ресурсы. На территории современного Тулунского района сейчас вовсю добывается уголь, здесь расположен один из самых перспективных разрезов Приангарья — Мугунский. Поселок Алгатуй, в котором живут шахтеры, работающие на этом разрезе, это просто небольшая Швейцария в глубине Сибири.

На бурятских интернет-форумах противники предстоящего объединения Иркутской области и УОБАО приводят Тулунский район как один из примеров поглощения пришлыми местной культуры. И намекают — мол, стоит объединиться, как со всеми районами УОБАО произойдет то же самое. Такие скоропалительные выводы делать, возможно, и не стоит, но узнать, что же происходило век назад в благодатных местах "кожаного мешка", было бы интересно. Возможно, и всплывет эта история во время процесса объединения. А пока тулунчане, родившиеся среди бурятских названий, вряд ли задумываются о том, что поселок Аршан получил название от слова "арасан" (аршан), что означает "минеральный или теплый источник, имеющий целебное значение"; село Бадар (бадаар) — "моховой ельник, растущий густым сомкнутым покровом", Едогон — от бурятского "одегон" (шаманка, кудесница). А название Икей (село в нескольких километрах от Тулуна) буряты истолковывают от слова "эхе" — "мать", "начало", "исток".

Метки:
baikalpress_id:  37 163