Гиперболоиды инженера Петрова

На счету бывшего инженера из Гахан десятки незапатентованных изобретений

Минувшим летом Михаил Петрович Петров, бывший инженер из Гахан Эхирит-Булагатского района, а ныне пенсионер, поехал в Баяндай на свадьбу к сыну. Все было как обычно — поздравления, подарки, здравицы в честь родителей. Неожиданно в разгар праздничного застолья к Михаилу Петровичу подошел незнакомец и, широко улыбаясь, сказал:
— Здравствуйте, уважаемый... Сколько лет прошло, а я до сих пор помню, как ошалел в вашем доме, когда подошел к умывальнику, и вдруг загорелся свет. Отошел — свет погас. Вернулся — лампочка загорелась...
— Я тогда сконструировал прибор для бесконтактного зажигания электролампочки, — пояснил Михаил Петрович, — и пристроил над умывальником, чтобы мокрыми руками свет не включать. А вот вас что-то припомнить не могу...

Отцовская любознательность

Такова память инженера: человека можно забыть, а изобретение — никогда. Другое дело — отец, Петр Петрович. Вот у кого была память так память на имена и лица. Родовая мораль требует: каждый бурят должен помнить как минимум семь колен своих предков, а он помнил больше 22, с XIV века почти. Сотни имен. В свое время исколесил весь округ, собирая предания о своих предках.

Старики записей не вели — все в голове держали. Переложить на бумагу — потолще Библии будет. Но Петр Петрович, несмотря на малограмотность, все свои знания решил записать. Занимался этим долгие годы, четыре амбарные книги исписал, изложив почти всю историю своего рода, вышедшего когда-то из Ользон. Не забыл и гаханских жителей, описав их быт. Одна глава посвящена земледелию, другая — общественному устройству, третья рассказывает о производстве тарасуна, четвертая о воровстве и картежничестве. Рассказ о народном управлении сопровождается схемой: во главе селения стоит тайша и два заседателя, писарь и его помощник. В думе представлены все роды. В пяти Гаханских улусах избирались старосты, каждый из которых имел одного-двух помощников.

Хлебный элеватор, подати, сватовство, охота... Отдельная тетрадь посвящена фронтовикам и репрессированным. Самого Петра Петровича жизнь тоже не очень-то жаловала. Отец умер, когда Петру было 12 лет, и работать пришлось как взрослому. В 30-х годах наконец выбился из бедности, построив вкупе с родственниками мельницу, но тут началось раскулачивание, и Петра Петровича лишь чудом не отправили из Сибири в Сибирь. Был счетоводом в колхозе, его председателем, а после войны — завфермой. Старики до сих пор помнят, как во время засухи заведующий ездил по соседям и закупал сено за свой счет. Вести записи Петр Петрович начал в 50-е годы, выйдя на пенсию. Его сын Михаил к тому времени тоже уже корпел над бумагой. Интересовало его, правда, не родословие и старина, а физика и разные изобретения.

Детские поделки

Первая попытка Петрова-младшего что-то сделать своими руками была связана с беспроводным радио. Первый двухламповый радиоприемник он собрал в 14 лет. Тогда же додумался до детекторного радиоприемника. Сделав его в виде книги. Диодов еще не было, заменяли их тонкие блестки, появляющиеся в результате сплава олова с серой. Приемник тем не менее работал. В селе тогда такого чуда в глаза не видели, и однажды произошел курьезный случай. Как-то мама Михаила зашла в летний домик и видит человека, который сидит и молится. "В чем дело?" — спрашивает мама. "Мне в ухо сказали — молись", — объясняет случайный гость и снова падает на колени. В летнем домике, оказалось, работал приемник, висевший над столом. Его вещание гость и принял за глас свыше.

Переговорное устройство "юрта-дом" было основано на простом принципе — два динамика, связанные между собой проводом. Кричишь в один динамик — на другом конце тебя слышат. При отсутствии телефона вполне практичная вещь. Устройство служило долгие годы, и происходили примерно следующие диалоги:

— Юрта, юрта, это дом, прием.

— Юрта слушает, прием.

— Папа, к вам пришли гости, прием.

— Юрта вас поняла, сын, прием...

Самодельные фотоаппарат, фотоувеличитель и электронные часы с шестеренками из жести сохранились до наших дней. В последнее время, правда, никто уже ими не пользовался.

Как истинно сельский житель Миша смастерил модели стогометателя (лапа и веревка на кронштейне, которую тянет лошадь) и разгрузчика силоса с автоматически отцепляющимся тросом. Модели показали директору совхоза, но тот поделки школьника всерьез не принял.

После института

Вернувшись после окончания института в родное село, Михаил активно занялся модернизацией сельского хозяйства. Теперь к нему уже относились серьезно. Одно из первых его новшеств — прибор для определения полюсов аккумуляторов на зерновых комбайнах. Дело в том, что до 60-х годов на массу шел плюс, и с заменой его на минус многие механизаторы путались.

Инженерное решение иногда казалось до нельзя простым. Даже примитивным. Еще будучи студентом Михаил задумался о том, сколько средств впустую тратится на погрузку и разгрузку топлива на ГСМ с помощью насосов, и в одной из курсовых работ предложил свой беззатратный способ, основанный на использовании особенностей местного ландшафта. Согласно его проекту цистерну под топливо нужно было разместить на склоне горы, что позволяло заполнять ее самотеком из бензовозов, находившихся выше по склону, и таким же образом использовалось топливо из цистерны — заправляющиеся машины находились под ней, у подошвы горы. Возможно, этот принцип Михаил "подглядел" у отца, подробно описавшего в своих летописях систему многоканального орошения лугов, некогда существовавшую в Гаханах: вода из реки, находившейся в низине, благодаря хитроумно расположенным каналам поднималась даже на самую высокую гору. Научный руководитель Михаила лишь посмеялся над курсовой ("Тоже мне, гиперболоид изобрел"), но Петров от идеи не отказался и, став инженером колхоза, реализовал ее. Будете в Гаханах, обратите внимание — цистерны с топливом стоят посередине горы.

Экономия колхозных средств была, наверное, основой всех инженерных решений Михаила Петрова. С кормами всегда, даже при Советах, было худо, а раз так, надо использовать их рационально. Коровы пьют холодную воду, тратится много калорий — и на фермах появляются устройства электродного подогрева воды. В чабанских бригадах зимой замерзают краны на водопое — Михаил предлагает аж два варианта незамерзающих кранов. Придумывает новый загрузчик для сеялок, накопитель тюков на прессователь, кукурузосажалку — всего не перечислишь.

Для себя

За работу в колхозе Михаил Петрович был награжден орденом Трудового Красного Знамени. Но рационализаторский зуд не оставлял его и на досуге. Его дом был буквально напичкан десятками разных приспособлений и приборов. Иногда, казалось бы, абсолютно бесполезных. Однажды сделал инкубатор на 150 яиц, но тот не прошел испытания — все яйца протухли. Михаил в сердцах выбросил инкубатор, а потом выяснилось, что кто-то его подобрал и успешно использует. Как человек любознательный, Михаил стал искать причину неудачи и вскоре нашел ее в собственном курятнике — петух оказался бесплодным.

Рационализаторская мысль Михаила активизировалась с женитьбой и рождением первых детей. Памперсов тогда не было, и по ночам вместе с женой Светланой Босхоловной приходилось проверять младенцев на сухость. В результате появилось оригинальное устройство, звуковой сигнал мокрой пеленки — деревянная коробочка с небольшим громкоговорителем, провода с датчиком крепились к пеленке. С появлением сырости сопротивление меняется, и раздается сигнал. Под звуки этого громкоговорителя выросли все дети Петровых, а потом "сигнал" перекочевал к родственникам.

Трехходовая печь для бани служит Петровым до сих пор. До этого у них была печь из бочки — долго грелась, много уходило дров. Новую печь Михаил Петрович конструировал с таким расчетом, чтобы горячий дым в ней циркулировал в три оборота, отдавая все тепло. Испытания прошли удачно. В печь заложили обычную меру дров, через час — обычно в это время только появлялось первое тепло — Михаил Петрович попросил старшего сына сходить в баню. Тот открыл дверь и чуть не упал — жар ударил в лицо, как взрывная волна. Пластмассовое ведро, стоявшее у стенки, расплавилось и лежало на полу как пакет.

Одно время семейство Петровых сажало картофель на продажу — по сорок соток, и чтобы облегчить ручной труд, Михаил Петрович смастерил картофелесажалку и окучиватель на базе культиватора. Занудная работа в поле стала даже увлекательной. Потом был буроямокопатель, оригинальная арба для сена, компрессоры, электропускач, электропрялки, автоклав — более двухсот разных устройств и приспособлений.

Загрузка...