Работа над ошибками

Директор Капсальской школы всю жизнь исправлял ошибки — свои и чужие

Подоплеку своего конфликта с первым секретарем райкома партии Афанасий Федотович не любит вспоминать — слишком тягостно это, связано с гибелью близкого человека. Но сам конфликт, будь он неладен, всю жизнь напоминает о себе: шли годы, менялись должности и место жительства, а ему, Николаеву, все приходилось доказывать, что он не черненький, а беленький. И как только у него тогда хватило мужества! Встал во время бюро райкома партии и сказал в глаза первому: вы виноваты, вы нечестны... По тем временам — случай неслыханный. Члены бюро, затаив дыхание, чувствовали, как по спинам ползут мурашки, словно говорил не скромный учитель физики, а каждый из них. Секретарь багровел, наливался кровью, и все понимали — месть будет жестокой...

Случайная профессия

Афанасий Николаев учился в Томском политехе по специальности "Котлы атомных реакторов", когда заболел. Успешному студенту предложили любой другой факультет, но он отказался — хотел быть физиком.

Шестидесятые годы — физики и лирики живут как кошка с собакой, и физики в явном фаворе: освоение космоса, Карибский кризис, атомные бомбы... Физика приобрела ореол романтичности. Приехав в Иркутск, Афанасий поступил на физический факультет пединститута. Легко поступил. И учился легко. Помогал аспирантам, будущим кандидатам наук. Интересовался физикой магнитных тонких пленок.

После окончания института его оставляли в аспирантуре, но он, как человек семейный, поспешил в Усть-Орду, где и устроился на работу в школу N 1. Ошибка? Конечно, ошибка. Ведь он-то мечтал о лаврах ученого. И видит Бог, рано или поздно сбежал бы в свой институт, но тут его вознесли на должность директора школы. Вот с этой должности-то его и поперли по негласному указу первого секретаря. Аттестацию не прошел — смех да и только. Все это знают, но только кто станет перечить воле первого. Не принимают даже простым учителем. Ни в одну школу района. Случайная профессия — учитель — стала уже делом жизни, и если бы не помощь тогдашнего заведующего облоно Мельникова, долго бы еще ему пришлось мыкаться, и неизвестно, сколько дров наломал бы еще. Работу ему предложили в Баяндае — директором вспомогательной школы. И с этого момента дела пошли в гору: директор средней школы, заведующий районо и наконец председатель окружного профсоюза работников образования.

В годы безвременья

12 октября будет 100 лет, как у работников образования появились свои профсоюзы. Самыми тяжелыми для учительства были годы революций, войн и перестройки. "Блажен, кто посетил сей мир в его минуты роковые", — улыбается сегодня Афанасий Федотович. — Мне "повезло": я возглавлял профсоюз как раз в такие минуты — с 1987-го по 93-й — и от такого везения порой просто хотелось выть..."

На этот раз ему пришлось исправлять не только личные ошибки и ошибки своих учеников, но и самого государства. Задержка заработной платы, минимум коммунальных услуг, невозможность выехать на отдых — все эти проблемы приходилось решать без поддержки свыше, на личном авторитете. Особенно тяжело приходилось поселковому учительству, которое, в отличие от сельского, почти не имело подсобного хозяйства. Пришлось устанавливать графики выплат, согласно которым деньги в первую очередь получали поселковые учителя. Из мизерного профсоюзного бюджета старались выплачивать компенсации за коммунальные услуги и электроснабжение. Насколько это удавалось, можно судить по таким цифрам: в перестроечные годы существовал норматив — семь кубометров дров на человека бесплатно. Сейчас, когда повсеместно говорится об экономической стабилизации, учитель получает за ту же самую услугу всего 68 рублей 50 копеек, на которые не купишь даже вязанки дров. Ну и, конечно, строили дома, о чем сейчас и речи нет. Как это удавалось?

— Как? — переспрашивает Афанасий Федотович. — Путем бесконечных хождений по кабинетам, порой — унижений... Благо, что начальство понимало мои заботы и шло навстречу. Особенно тесный контакт был с заведующим окружным отделом образования Александром Ивановичем Дамбуевым. Без его поддержки я ничего бы не смог сделать.

Главной своей заслугой в должности председателя комитета профсоюзов учителей Николаев считает строительство санатория в Аршане. Его до сих пор благодарят за это, на что Афанасий Федотович в шутку отвечает: "Ну, коль я такой хороший, поставьте мне памятник в Аршане". "А ведь и в пору поставить, — на полном серьезе говорят те учителя, которым удалось отдохнуть в Аршане. — В Сочи тогда было не съездить — дорого, а тут, пожалуйста, условия ни чем не хуже..." Строительство Николаеву далось нелегко — бесконечные поездки, переговоры, контракты. Сначала купили домик, потом пристройку сделали, завезли кровати, посуду, телевизоры... В дело шли как профсоюзные, так и бюджетные деньги.

В родной школе

Давно, очень давно его одолевала мысль о возвращении в Капсальскую школу — пожалуй, еще с тех пор, когда работал в Баяндае. И думал он так: "Ну вот, работаю я, что-то полезное делаю, но ведь все на чужбине. А приеду домой, и спросят односельчане меня: "А что ты для нас-то сделал?" И окажется — ничего. Как людям в глаза-то смотреть?" В 1993 году наконец сбылась его мечта — стал директором Капсальской школы, которую когда-то и сам окончил. Он хорошо помнил послевоенное детство — учеба и бесконечная пастьба скота. Возвращение с войны отца и раненого брата. Помнил учителей — Игнатия Борисовича Барданова, братьев Хадуевых. Один из них, Дмитрий Александрович, директор школы — погиб на войне, охраняя Дорогу жизни под Ленинградом (на 50-летний юбилей школе присвоят его имя). Помнил даже известного капсальского кулака Кирилла Васильевича Хадеева, который в 1917-м добровольно отдал свой гостиный дом под школу. Уникальная архитектура — балкон, светелки, всюду резьба. И вот теперь все это захирело, покривилось, поблекло. Потолки провисли, и учителя, опасаясь, что они рухнут, ставят свои столы поближе к окнам. Еще год-два и школа закрылась бы...
Афанасий Федотович начал с мусора. Этот мусор он давно приметил, еще будучи профсоюзным боссом. Огромная куча в школьном дворе. Вывезли аж 15 грузовиков. И лишь затем приступили к ремонту и реконструкции, которые затянулись на два года. Сделали ряд пристроек, утеплили балкон, печное отопление заменили на бойлерную, появился компьютерный класс. Школа стала средней. Об образовательном уровне школы сейчас можно судить по такому факту: все 12 выпускников 2005 года поступили в вузы. Афанасий Федотович в очередной раз исправил чьи-то ошибки.

* * *

Первую ошибку Николаева — не стал ученым — два года назад исправил его сын Эдуард, защитив кандидатскую по философии. Пусть не сам, пусть сын. Пусть не физика. Но ошибка исправлена.

Загрузка...