Кахинский меридиан

Вчера и сегодня Кахинской долины

В Кахе говорят: "У нас две проблемы — дороги и еще раз дороги, а дураков нет". И это действительно так. Дорогу сюда даже топографы называют Кахинским меридианом: от основной магистрали маленьким отростком она уходит в сторону, в горы и тайгу, в никуда. И чем дальше от Осы, от горы Хоригто, с которой начинается долина, тем хуже дорога. Тем гористее, лесистее. Асфальт превращается в гравийку, а та в свою очередь постепенно вытесняется глиной, намытой с весенних гор, пока не становится сплошным ухабом и, наконец, непролазной грязью.

Каха — это не просто название первого на пути в долину населенного пункта, но и всей местности, где сегодня находятся три села, поселение и несколько хуторов. В переводе на русский Каха означает приблизительно то же самое, что "рассоха", то есть "выжженная, рассохшаяся земляN. Казалось бы, язык не повернется назвать эту зеленую, гористо-лесистую местность рассохой, но, как гласит предание, много-много лет назад, когда предки нынешних кахинцев только пришли на эти земли, была страшная гроза и молния ударила в лиственницу — загорелась вся округа и горела все лето.

После Кахи (села) дорога круто идет под гору, и сразу же открывается вид на Хокту — столицу долины, ее административный центр. Именно здесь находится Каха-Онгойская администрация. Хокта в переводе на русский звучит как "приветливый", "гостеприимный" и чуть ли не "ласковый". В этом есть, видно, какой-то исторический смысл, поскольку и сегодняшние обитатели здешних мест (впрочем, как и всей долины) близки по духу горцам всего мира — приветливы к гостю и дружны между собой. В Осе говорят: кахинцы молодцы — держатся друг за друга и в обиду себя не дадут. И это тем более удивительно, что живут-то здесь и буряты, и татары, и русские, украинцы и белорусы. Все давно уже говорят по-бурятски, а выезжая в Осу и дальше, непременно тормозят у барисанов — священных мест — и капают предкам, даже если те жили совсем в других местах. А чтобы в пути и чужих местах не случилось лиха, обычай запрещает вывозить спиртное из долины. В нее можно — из нее нельзя. Наверное, в этом есть своя мудрость. Но на всякого мудреца, как известно, довольно простоты, и любители выпить нашли лазейку: вывозить спиртное нельзя — так мы его выпьем по пути из долины, а не выпьем — так спрячем в снегу или кустах и добьем на обратной дороге. Тем не менее обычай сдерживает особо буйные нравы и серьезных преступлений в новейшей истории долины случалось не так уж много. Точнее два: в смутные годы перестройки фермер из соседних мест застрелил участкового, уроженца Кахи Леонида Афанасьевича Имыгирова, добрую память о котором до сих пор здесь хранят, а чуть раньше какие-то люди спалили дом хуторян Поликарповых — в огне погибла вся семья. Преступников нашли и судили. Эти страницы истории не любят здесь вспоминать. Хорошего было куда как больше...

Заслуженный Плюшкин Кахи

Историю долины, наверное, никто не знает лучше Николая Ивановича Ханхакшинова, местного географа и краеведа.

— Знаете как меня раньше звали? — озаряясь улыбкой, спрашивает Николай Иванович.

И тут же отвечает:

— Заслуженный Плюшкин Кахи. Дело в том, что, как только я стал географом в Кахинской школе, а было это в 1967 году, возникла идея создания краеведческого музея, и я вместе с учениками активно занялся сбором предметов старины — вещей, по большому счету давно не нужных в быту...

Идея принадлежала Ивану Александровичу Батудаеву — большому ученому, ректору БГПИ и бывшему ученику Кахинской школы, имя которого она сегодня и носит. Ханхакшинов трижды навещал ученого в Улан-Удэ, и однажды тот сказал: "Николай Иванович, собирай все... Чтобы Кахинская долина, кахинская жила и кровь жили в веках, а будущие поколения помнили о своих отцах". Ханхакшинов и сегодня продолжает это дело и, давно выйдя на пенсию, ведет несколько часов в кружке краеведения.

Среди обилия музейных экспонатов Николай Иванович выделяет два — грифельную доску, на которой 100 лет назад писали первые кахинские ученики, и ветродуйку. Эту нехитрую установку для сортировки и очистки зерна в начале прошлого века сработал прадед Ханхакшинова — Семенов Ханхакшин Хактакович, деревянных дел мастер. Умер он еще в 1912 году, но в Хокте до сих пор стоят пять или шесть домов, вышедших из-под его топора.

Другим и, наверное, более важным направлением в работе Ханхакшинова-краеведа стало увековечение памяти о земляках. Из Кахинской долины на фронт ушли 282 человека (из них 10 женщин), сто погибли. Сведения о многих весьма скудны, и Николай Иванович куда только не обращался — в военкоматы, архивы, после чего его стали звать заслуженным Чичиковым Кахи: интересовался-то мертвыми душами.

Эта работа далеко еще не закончена (в планах — сделать галерею всех фронтовиков Кахи), но Ханхакшинов уже носится с новой идеей: построить на школьном дворе бурятскую юрту — филиал музея, где дети могли бы наглядно знакомиться с жизнью и бытом предков. Идея дорогого стоит, смахивает на прожект, а потому Николая Ивановича кое-кто уже называет заслуженным Маниловым Кахи.

Кахинские профессора

Заняться краеведением Николай Иванович решил после того как прочел книгу "Земля сибирская", где говорилось, в частности, что из Кахинской школы вышло четыре или пять докторов наук. Этот факт буквально поразил молодого учителя. Для сравнения: в большинстве советских региональных вузов работали в лучшем случае два-три доктора и один профессор.

Кахинская школа сегодня выглядит как большой музей. На всех этажах — галереи портретов: вот ветераны, вот учителя, среди которых, кстати, есть и портрет Ханшакшинова, с краткой биографией — где родился, где учился... Рядом биография учительницы иностранного языка Агнии Михайловны Убугуновой — ее воспитанники сейчас преподают иностранный во многих школах округа. Но главной гордостью школы по-прежнему остаются ее ученые: теперь уже девять докторов наук и 27 кандидатов!

Нынешний директор Кахинской школы Андрей Петрович Мижитдоржиев (который, кстати, и сам уже вошел в историю школы как один из трех рекордсменов по должностному долгожительству — 15 лет!) не без гордости рассказывает:

— Я не знаю другой такой школы, из которой бы вышло столько ученых. Чем это объяснить? Наверное, есть какие-то генетические основания, но, надеюсь, и заслуга школы...

Андрей Петрович называет имена: бывший ректор Бурятского государственного пединститута Иван Александрович Батудаев; профессор, доктор физико-математических наук Николай Иванович Иванов — крупный ученый в области истории физики; академик Матвей Балдакшинович Васильев — зав. кафедрой ядерной физики Иркутского технического университета; профессора Филипп Николаевич Гаханов, Иван Алексеевич Манжигеев; Василий Николаевич Маркелов — доктор юридических наук, зав. кафедрой юридического факультета Казахского госуниверситета; Николай Игнатьевич Трофимов — доктор юридических наук, бывший декан юридического факультета Иркутского госуниверситета; Анатолий Иннокентьевич Куликов — доктор биологических наук, лауреат Государственной премии СССР за 1985 год; Георгий Иннокентьевич Куликов; лауреат премии Сороса Нелли Петровна Куликова; Роберт Андреевич Вахрушкин — старший геолог Анадырской геологической экспедиции, чье имя увековечено на карте страны (падь Вахрушкина на Чукотском полуострове)...

За учеными следуют политики: депутат Верховного Совета СССР 10-го созыва Полина Дмитриевна Дмитриева; первый народный депутат СССР Олег Борисович Баторов. В 30-х годах в Кахинской школе работал бывший председатель Совета министров Бурятии Николай Буинович Пивоваров.

Многие из ученых не раз навещали Кахинскую школу. Профессор философии Иван Алексеевич Манжигеев был одним из организаторов ее 70-летнего юбилея. Смахивая слезу, сказал он тогда учителям: "Этот юбилей на нашей совести, а все последующие завещаем вам". В 2001-м школа отмечала столетие. Ивана Алексеевича вспомнили в неожиданном ракурсе: кто-то из учителей смотрел документальный фильм о Ленине, сцену похорон, и вдруг в одном из проходившем мимо гроба человеке в черном пальто узнал Манжигиева. Впору бы удивиться, да только сил не было: кахинские профессора к тому времени преподавали даже в Риме...

— А вот с гуманитариями у нас пробел, — разводит руками директор школы, — нет ни поэтов, ни художников, ни писателей... Впрочем, в нашей школе учился Сергей Степанович Манжигеев, композитор, автор известной бурятской песни "Шамханда".

Андрей Петрович, директор школы, по образованию тоже физик и, видимо, не особо жалеет, что кахинская земля небогата поэтами. Да и не о том у него болит голова — хозяйственных проблем полон рот...

Новый день

Решать хозяйственные проблемы без помощи местной власти школе было бы просто не по силам. Только в тандеме, только рука об руку. Глава Каха-Онгойской администрации Василий Антонович Баиров, к счастью, это понимает. Едва придя к власти, в 2003 году, с первого же транша выделил школе 35 тысяч на приобретение спортинвентаря. Потом еще 105. Потом совместными усилиями взялись за обустройство стадиона. Еще немного, еще чуть-чуть — и стадион бы превратился в пастбище (коровы уже вовсю его обживали), а трибуны и помещение растащили бы на дрова. Восстановили изгородь, что-то подкрасили, подлатали (осталось только свет провести и отопление) — и после многолетнего перерыва стадион вновь заработал. В этом году здесь провели районный Сур-Харбан.

Но если Кахинская средняя школа имеет достаточно прочную материальную базу, то начальная школа в Онгое давно уже держится на честном слове: здание просело, повело стены, крыша прохудилась. Терпеть это дальше было нельзя, и глава администрации собрал комиссию и получил-таки деньги на ремонт школы. 180 тысяч ушло только на крышу. Немногим меньше требуется на ремонт фундамента. Сделать это нужно до холодов, ну а внутреннюю отделку решили перенести на будущий год. Благо помощник теперь есть — Кахасиблеспром. Смело можно опереться. Предприятие, занимающееся глубокой переработкой леса, обосновалось в Хокте немногим больше года назад и пришлось ко двору местному населению. Во-первых, пиломатериал можно приобрести в обмен на молоко и мясо; во-вторых, отходы производства, вполне пригодные на дрова, можно взять бесплатно; в-третьих, при необходимости выехать из села на вахтовке лесопереработчиков. Ну а для местной власти Кахасиблеспром — подрядчик, которого далеко не надо искать, как это и случилось при ремонте Онгойской школы.

Предприятие стремительно развивается: начав с ленточной пилорамы и ста кубов переработанной древесины в месяц, за год вышли на 900 кубометров, приобрели две дисковые пилорамы, более мощные и точные, и многопильный станок. Подавляющая часть рабочих предприятия проживает в Иркутске и Шелехове, работая вахтовым методом, но и для жителей долины появился дополнительный шанс найти работу или подработку. Нужно только пройти отборочный конкурс. В качестве подсобных рабочих многие кахинцы себя уже опробовали. Ии уволились лишь по той причине, что наступила пора сенокоса. Между местными и вахтовиками порой возникают недоразумения (мол, на нашей земле работаете), и, чтобы урегулировать их, администрация Кахи готова определиться с арендной платой за землю и ранее пустовавшее помещение машинного двора.

Когда-то сельхозпроизводителей Кахинской долины объединяло одно мощное хозяйство — колхоз имени Карла Маркса, не раз завоевывавший районное переходящее Красное знамя. Но в те годы, когда теория основателя коммунизма претерпевала глобальный кризис, кахинские "марксисты" подчистую рассыпались на частников, фермеров и мелкие сельхозпредприятия, которые вскоре также почили в бозе. Выжили единицы. Из десятка фермеров сегодня работают лишь двое — Тимофей Сергеев и Данила Буланов. Оба из Мольты. Выращивают зерновые, продают молоко и мясо, перерабатывают лес. Из сельхозпредприятий на плаву держится лишь "Онгой": 64 головы КРС, 40 лошадей, 50 га пшеницы, рабочая мельница. Председателем сельхозпредприятия год назад стал Родион Александрович Билдушкинов, человек довольно предприимчивый, и первое, что сделал, — избавился от "мертвых душ": вместо 100 человек стало 20, но зато реально работающих и приносящих пользу.

— Выживаем, — говорит Билдушкинов (о перспективах предприятия можно только гадать), — все дело в них...

И — пальцем в небо.

Губернатор Чукотки

Выживают не только сельхозпредприятия, но и люди. Несколько лет назад, когда еще худо-бедно действовало ипотечное кредитование, нескольким кахинцам удалось воспользоваться этой призрачно-туманной попыткой государства помочь простому труженику. Речь шла даже не о денежном вспомоществовании, а о выделении в кредит пиломатериалов и леса. В Хокте такой возможностью воспользовались двое — Евгения Владимировна Вахромеева, построившая теплушку и гараж, и воспитатель группы продленного дня Елена Степановна Антонова. Последней за счет кредита и старых сбережений удалось построить полноценный симпатичный дом, по соседству с материнским.

Но если уж кому по-настоящему худо в долине, так это жителям поселения Северного — самой крайней точки Кахинского меридиана. "Проехать к нам можно лишь после долгого ведра", — говорят старожилы. Не удивительно, что это словечко, означающее хорошую погоду, до сих пор в ходу — живут здесь одни пенсионеры, братья-славяне: русские, украинцы, поляки, белорусы, бывшие работники Усольского химлесхоза, давно забытые и брошенные, 15 человек. В Северном они когда-то добывали живицу и гнали ее тоннами на родное предприятие. От старой профессии остался лишь один полезный навык — мастерить добротные бочки, чем и промышляют ныне. Но разве этим проживешь?

В поселке нет ни магазина, ни почты, и, если бы не предприимчивость одного из пенсионеров, самого молодого, Алексея Федоровича Степанова, неизвестно как бы продлились их дни. Алексей Федорович числится почтальоном, но для жителей Северного он царь и бог. Не зря глава Каха-Онгойской администрации прозвал его губернатором Чукотки. Летом на мотоцикле, зимой пешком он поддерживает связь с центром, доставляя на "Чукотку" не только пенсию и письма, но и продукты питания: муку, сахар — все, о чем просят. Плата за электроэнергию, оформление документов — тоже его дело. "Уж и не знаем, как будем жить, если Степанов надумает вдруг уехать", — говорят в Северном. Но пока, слава Богу, все идет по-старому: почтальон устало торит тропы, крестьяне хоть и немного, но сеют хлеб, начальство думает, как дальше жить, и работают школы, готовя будущих профессоров...

Загрузка...