Губернаторы будут топить лед

Возможно, это поможет объединиться

8 сентября 2005 года. В Иркутске — инаугурация нового губернатора Приангарья Александра Тишанина. В зале, помимо других VIP-гостей, губернаторы соседних с Иркутской областей, краев и республик. Среди поздравлений от новых коллег и поздравление главы УОБАО: "За всю историю Иркутской области и Усть-Ордынского округа наше население связывают семейные узы, политические связи. Но, к сожалению, в последнее время ситуация сложилась таким образом, что наши взаимоотношения охладели. Но... ледниковый период в отношениях округа и области закончится". Да, лед топить пора. Хотя еще в прошлые выборы губернатора Иркутской области о заморозках в отношениях и говорить не приходилось: жители УОБАО, прослушав предвыборную агитацию и увидев своего главу администрации в компании кандидата Говорина, законопослушно пришли на выборы и помогли пройти Борису Александровичу на второй губернаторский срок. Впрочем, Малеев уже и тогда ненавязчиво, также на инаугурации, напомнил об этом: принес в дар Говорину цифры результатов выборов в аккуратной рамочке.

Шаг вперед. Два — назад

В этот раз глава УОБАО, не мелочась, подарил новому губернатору-соседу Усть-Орду. Именно такие заголовки выдали в этот день многие СМИ. Усть-Орда, правда, для начала оказалась всего лишь картиной. Скульптура девочки-тезки стоит, как известно, в центре Усть-Ордынского, созданная руками великого мастера Даши Намдакова. Будем считать: начало объединению положено. Хотя до этого, скажем прямо, процесс великолепно заволокитили, несмотря на видимость бурной деятельности. Создавались комиссии, проводились заседания, рассчитывались цифры — как объединиться и не продешевить. Теперь советчики, каковых в Иркутске и около пруд пруди, начали давать сослагательные советы уже ушедшему Борису Говорину. Мол, надо было вот так и вот эдак, а вы-то не догадались! У Говорина и без советчиков все это время, надо думать, было собственное мнение об объединении. Вероятно, Борис Александрович предполагал, чем чревато для области, им руководимой, присоединение депрессивного округа без всякой заметной промышленности, живущего за счет федеральных дотаций. Говорин, уходя с поста, сообщил также, что поддерживает позицию президента Путина, который уверен: объединение — это не самоцель, а способ повысить качество управления страной и уровень жизни населения.

Главный совет, который сейчас дают Говорину "доброжелатели": просили бы поменьше бонусов у федерального центра — и лавры первых в России "укрупнителей" достались бы именно Приангарью. Напомним, что тогда, в 2003 году, депутаты составили список социально значимых объектов, которые предлагалось профинансировать из федерального бюджета, в том числе многострадальный мост через Ангару и онкологический центр в Иркутске. Предлагалось вернуть новому субъекту права на 15,5% акций госпакета ОАО Иркутскэнерго. Глава администрации УОБАО оценил объединение в 8 млрд рублей — их планировалось направить на поддержку агропромышленного комплекса, строительство объектов социальной сферы, а также на развитие инфраструктуры села, строительство дорог, коммуникаций, развитие телефонной связи. Федерация предложила свои условия, сильно отличающиеся от запросов. Объединительный процесс зашел в тупик.

Сейчас из тупика его вытаскивают с необычной поспешностью. Казалось бы, какая уж теперь разница — месяц-другой? Однако встреча старого губернатора УОБАО Валерия Малеева и нового губернатора Иркутской области Александра Тишанина состоялась еще до вступления последнего в должность. Хотя никаких официальных комментариев не дали ни сами главы, ни их пресс-службы, несложно догадаться, что на встрече вряд ли обсуждалась погода или виды на урожай. И представитель президента РФ в СФО Анатолий Квашнин именно в эти дни отправился в УОБАО, где среди прочего также говорил об объединении.

Напомним, процесс по созданию единого субъекта из "матрешки" был начат еще в 2001 году. В июле того года было подписано соглашение об объединении, а спустя месяцы соответствующие комиссии начали работать в обоих субъектах. В феврале 2003 года областную и окружную комиссии объединили. Сопредседателем группы со стороны области стал зам. губернатора Сергей Босхолов, со стороны автономии — тогдашний зам. главы окружной администрации Игорь Шпаков. Результат работы комиссии известен.

Давай за дело!

С приходом в Приангарье нового губернатора вопросу объединения придали дивное ускорение. Александр Тишанин, в частности, заявил, что вопрос объединения Иркутской области и УОБАО может быть решен к середине следующего года. Новый областной губернатор положительно относится к варианту укрупнения, однако эту тему, по его словам, нужно серьезно анализировать. Как и положено крупному менеджеру, Тишанин считает, что укрупнение должно повлечь "оптимизацию управления". При этом (что звучало на всех этапах вялотекущего процесса объединения) главным должно стать мнение народа. Полномочный представитель президента РФ в СФО Анатолий Квашнин также заявил, что процесс объединения должен проходить только в результате волеизъявления народа. "По географической, политической, социальной логике субъект должен быть единым, — сказал полпред. — И я думаю, что против объединения выступает не народ, а местная элита".

Пальму первенства объединения Приангарье безусловно и безвозвратно отдало Пермской области и Коми-Пермяцкому автономному округу, а также Красноярскому краю. Предварительно в этих субъектах готовили социально-экономические прогнозы, которые обещали быстрые и высокие темпы развития нового субъекта — и в промышленности, и в сельском хозяйстве. Особенный выигрыш обещался АО — за счет объединения с экономически более сильным регионом. Но самый главный фактор, ради которого все делается, — обещаны опережающие темпы роста доходов на душу населения и средней заработной платы. Возможно, жителям укрупняющихся регионов все это предварительно объяснили. Гражданам Иркутской области и УОБАО — пока нет. Обывателю на сегодняшний день наглядно виден только один результат объединения: значительно перетряхнут управленческие кадры субъектов. В большей степени, вероятно, именно УОБАО. Что изменится от этого? Много ли вы видели чиновников, пошедших после сокращения на биржу труда? Так что за них мы переживать не будем. Что еще интересует население, которое и должно сделать выбор? Вероятно, то, чем оно живет: медицинского обслуживания, образования, рабочих мест. Пока не очень понятно, каким образом решатся проблемы, к примеру, образования. С этим в дотационном округе и сейчас все в порядке. О забастовках из-за невыплаты зарплат забыто давным-давно, средства на методическую литературу поступают. Кроме того, все последние годы строятся школы — и средние, и малокомплектные. Абитуриенты из округа — десятки и сотни — поступали на проплаченные окружным бюджетом места в вузах Иркутска, Бурятии и даже Москвы. Более того, с этими абитуриентами носились как с писаной торбой, убеждая молодежь учиться и учиться. Средства в сельское хозяйство вроде бы тоже вкладывались, и не меньшие в пересчете на душу населения, чем в Иркутской области. Это, собственно, и было главным раздражающим фактором для области: как удается дотационному округу добывать в федерации такие деньги? Иркутская область-донор получает гораздо более скромные доходы все на ту же многострадальную среднестатистическую душу... С другой стороны, вспомним, кто представляет УОБАО в Госдуме и Совете Федерации все последние годы. Только москвичи. Не будем проводить параллели и делать финансовые выводы. Возможно, их и нет. Возможно, просто в автономии такой предприимчивый и разворотливый, как тыловая служба в армии, финотдел.

Есть еще один, такой понятный для жителей Иркутской области, вопрос, как коммунальное хозяйство. Замерзающий из года в год Усть-Кут тревожит, кажется, уже даже тех, кто никогда не приближался к этому городу ближе чем на триста километров. И так же все завидуют Ангарску, где удалось навести прямо-таки плакатный порядок в ЖКХ. Но этот вопрос как раз не очень волнует жителей УОБАО. С центральным отоплением и асфальтом на улицах живет только очень малая часть из них. В больницах и школах в основном отопление автономное. Такое же, впрочем, как и в селах Иркутской области.

Сур-Харбаны жалко

Еще один безусловно интересный для народа вопрос — национальная культура. По скромным предположениям, после объединения придется поставить если не крест, то крестик на ежегодных окружных Сур-Харбанах. Это мероприятие съедает денег немерено. И заявления обывателя — типа того, что, мол, лучше бы на дело потратили, чем на пьянку, — под собой практической основы не имеют. Даже если бы не праздновали, денег ни в одном кармане жителя автономии не прибавилось бы. А пока что: "Да ты че, сватья! Мы в женихах-то как в сору роемся!" — помните фразу из мультфильма "Волшебное кольцо"? Это — о сборных, бесплатных для жителей автономии, концертах московских артистов в окружных степях. В области ничего подобного нет. Артисты, конечно, приезжают и сюда, но — как оплаченные гости крупных корпораций. В УОБАО таких нет и не предвидится. В этом году, не будем кривить душой, область провела Ердынские игры. От Сур-Харбана это отличается, поверьте, как синица от окуня. Не хуже и не лучше — просто ничего общего, кроме национального статуса и затраченных сумм. Во всем же остальном УОБАО вряд ли потеряет свои этнические корни. Едва ли запретят национальную школу в Обусе, ансамбль "Степные напевы" или центры народного творчества. Смею предположить, что в новом субъекте непременно появится полномасштабный комитет по делам национальностей, и если повезет с руководителем, то средств на нацкультуру будет поступать даже больше, чем сейчас в обоих субъектах, вместе взятых. Но вот окончание строительства горнолыжки под Усть-Ордой кто-то вряд ли сможет пообещать — важнее мост в Иркутске и онкоцентр. Ими, кстати, будут пользоваться и жители УОБАО, равно как и всех остальных районов области.

Нам ли жить в печали...

Рядовой гражданин никогда не узнает всех подводных политических течений, а вопрос объединения пока для большинства жителей — из разряда "есть ли жизнь на Марсе, нет ли жизни на Марсе". У меня лично в Иркутске есть знакомые, хорошо образованные, для которых понятия Усть-Уда и Усть-Орда равнозначны. Нужны сильные бытовые аргументы, чтобы просто зазвать народ на референдум. Граница между Иркутском и Усть-Ордой и сейчас настолько эфемерна, что никто не мешает, к примеру, возить на продажу мясо в Иркутск из сельскохозяйственной Усть-Орды. Никто не мешает — без учета криминализации этого бизнеса и того, что все-таки что-то помешало открыть рынок для крестьян УОБАО в Иркутске. Вряд ли этой причиной была большая политика. И — после сказанного. Среди моих знакомых, по несчастью, оказалась одна журналистка, которая видит мир не через розовые, а через слепые черные очки. "Все плохо!" — девиз ее сомнительной профессиональной деятельности. Все плохо, а будет еще хуже. Вся жизнь, по ее представлению, это цепь мелких бытовых преступлений, мерзавцев, алкашей, неразоблаченных председателей колхозов, гнид-педагогов, врачей и работников ОВИРа. Этим она непременно хочет поделиться с тысячами читателей. Против этого совершенно необходимо применять противоядие. Простое — жить хорошо. А хорошо жить — еще лучше. Да, возможно, после объединения у нас во всем Приангарье заколосятся поля, польется солярка, народятся многочисленные дети, начнут работать новые — и вдвойне старые — предприятия, косяком пойдет турист. Так отчего же бы нам тогда и не объединиться? Мы же все-таки и так вместе. Хотите пример? Запросто. У газеты "Окружная правда", которая рассказывает о жизни только УОБАО, в Качугском районе (к округу никак не относящемуся) полтысячи подписчиков. Ну и кто тут кому чужой?

Метки:
baikalpress_id:  37 155