Четверо Хороших из деревни Байханово

Две семьи пенсионеров — все население глухой сибирской деревушки

Уже 20 лет в деревне Байханово Боханского района живут всего четыре человека. Вся деревня — одна улица, два дома, две семьи по фамилии Хороших. Пенсионеры раз в месяц выбираются на коне в соседнее село за продуктами, обходятся без медицинской помощи, а друг с другом встречаются только по праздникам. Байхановские бабушки держат большое приусадебное хозяйство, выращивают георгины и коротают вечера на лавочке у дома.

До деревни Байханово от трассы Бохан — Казачье километров десять полевой дороги. Лето — единственное время года, когда по ней можно проехать на машине, и то лишь в том случае, если нет затяжных дождей. Весной и осенью по грязи, а зимой по снегу до деревни добираются пешком или на лошади. Поэтому можно сказать, что нам повезло — перед путешествием в Байханово стояла хорошая погода и машина легко шла по проселочной дороге.

Указателя к деревне, конечно, не было. Мы и не ожидали его увидеть — в такую малюсенькую деревушку, где живут всего четыре человека, чужаки, как правило, не заезжают. Промахнув пару раз мимо незаметного поворота, наконец-то сворачиваем в поле и, немного поплутав по сетке других похожих дорожек, замечаем вдалеке постройку. А подъехав поближе, понимаем, что мы все-таки нашли именно то, что искали — деревню Байханово. Если, конечно, можно назвать деревней два старых дома, которые стоят в километре друг от друга. А между ними — заросшие крапивой и полынью пригорки, где когда-то давно располагались дома и постройки покинувших родную деревню байхановцев.

Полвека назад...

Пятьдесят лет назад Байханово было довольно крупным населенным пунктом. В деревне из 70 дворов в полную силу работал колхоз имени Калинина, на ферме разводили коров, на уборку урожая осенью выходило 6 комбайнов. Через десять лет колхоз стал называться совхозом, число работников на предприятии заметно сократилось, вследствие чего люди стали уезжать из Байханово в более перспективные деревни и села, где можно было найти работу и начать новую жизнь. В первую очередь Байханово лишилось молодежи. В деревне остались старики, которые стали заниматься своим частным хозяйством, когда развалился и совхоз.

— В конце 60-х годов наши соседи стали покидать деревню, — рассказывает Раиса Егоровна Хороших, пенсионерка. — В 1968 году и начальную школу закрыли. Мой сын Валера был одним из последних, кто учился здесь. Дети доучивались до восьми классов в Морозово, а в старшие классы пошли в Казачьем. Сын там и остался, работу нашел по вкусу, как и многие другие молодые люди в то время. А после и старики стали исчезать. Кого дети забирали к себе, а кого Бог прибрал... Кто уехал последним — уже не припомню. Мы, две семьи пенсионеров, живем здесь совсем одни уж лет двадцать. В следующем году мне 70 лет исполнится.

От старого жилья байхановцев не осталось ничего — только заросшие крапивой холмы. Два оставшихся в деревне дома находятся совсем рядом с лесом, поэтому дикое зверье, чаще всего зайцы и лисы, в этих местах не редкость. Расстояние между домами около километра, поэтому, несмотря на то, что соседи друг другу еще и родственниками приходятся, бабушки Хороших видят друг друга редко, только по праздникам.

— Месяца три назад, на Троицу встречались, поздравили друг дружку, чаю попили и разошлись по своим домам, — говорит Раиса Егоровна. — У каждой свои дела по дому, по хозяйству. Да и далековато живем, в гости сходить — целое путешествие.

Байхановские парни воровали невест .

Ивану Иннокентьевичу Хороших, мужу Раисы Егоровны, 73 года. Но свои молодые годы он помнит хорошо. И как в тылу во время войны трудился, и как жену себе украл в Осинской деревне Русские Янгуты.

— 56-й год шел... — Обычно строгий, замкнутый старик разговорился за кружкой крепкого деревенского кваса. — После войны я работал электриком, свет проводил в разные деревни. Отправили меня однажды по работе в Русские Янгуты Осинского района провода тянуть по столбам. Вот со столба-то я ее и заприметил. Гляжу — идет, красавица... Понравилась она мне, и только. Вернулся я в родную деревню, годик прожил и начал задумываться о семье. А Раиса мне запомнилась, вот я и поехал за ней. Нашел ее быстро — деревня-то маленькая. Поспрашивал людей, мне и указали ее дом. Вышла она за ворота, а я ее на коня посадил, помню, и привез домой. Так вот и женился. С тех пор вместе почти полвека...

У Ивана и Раисы Хороших родилось двое детей — сын и дочка. Раиса Егоровна работала дояркой в колхозе, а теперь занимается своим хозяйством — откармливает трех поросят, доит корову, растит теленка, разводит птицу.

Единственная соседка Раисы Егоровны — Зоя Григорьевна Хороших — женщина 74 лет. Живет со своим 55-летним сыном Егором Егоровичем. Трое других ее детей разъехались по всей стране. Бабушка Зоя, в отличие от своей родственницы, родилась в Байханово и прожила здесь всю жизнь.

— Работала я в колхозе, как и все байхановцы, — рассказывает Зоя Григорьевна. — Все бабы дружно и пололи, и косили. Уже в годах я стала кладовщиком, а после этого, до самой пенсии, 14 лет продавцом работала. Деревня разваливалась на глазах в прямом смысле — крепкие дома люди увозили с собой, старые же постройки разбирали на дрова.
Дом бабы Зои был и остается самым старым в деревне. До того как его сложили в Байханово, дом стоял еще в пяти деревнях. Внушительных размеров постройке из листвяка уже более двухсот лет. В этом доме выросли и Зоя Григорьевна, и ее предки. В конце 80-х годов деревня чуть было не возродилась — какой-то энтузиаст-чужеземец взялся за постройку домов в Байханово. Однако стройка века в деревушке заглохла на начальном этапе — восемь фундаментов под дома заросли полынью и постепенно разрушились. Желающих вернуться в тихую маленькую деревню не нашлось.

За пенсией на лошади Победке .

Двенадцать раз в год при благоприятном стечении обстоятельств байхановские старики выбираются в люди. Каждый месяц лошадь Ивана Иннокентьевича по кличке Победка доставляет хозяев в деревню Чернигово за пенсией и за продуктами. Летом — на телеге, зимой — на санях две семьи Хороших совершают свое маленькое путешествие через поле в соседнюю деревню, где они получают свою небольшую пенсию и тут же тратят все до копейки на необходимые продукты и лекарства, чтобы прожить до следующего месяца.

Четверо жителей деревни, существующие даже без медицинской помощи, беспомощными себя не считают, однако недавно им все же довелось узнать, что даже в экстремальной ситуации пенсионеры могут надеяться исключительно на себя. В марте прошлого года Раису Егоровну покусала собака. Пострадавшую пожилую женщину для оказания медпомощи пришлось везти на санях в ту же деревню Чернигово, а оттуда пенсионерку доставили в районную больницу, только когда она нашла деньги на бензин для машины скорой помощи.

— Телефона у нас, конечно же, нет, — бабушка Раиса вспоминает произошедшую с ней неприятную историю. — Да если бы даже и была в деревне связь, скорая помощь к нам бы не попала. Зимой до нас можно добраться только на лошади. Поэтому дед запряг нашу Победку в сани и повез меня сам. До Бохана на санях не доедешь, слишком далеко. А вот в Чернигово кататься — нам не привыкать. Надеялась на помощь специалиста, но мне сказали, что нужно в райцентр ехать к врачу, а бензина для машины нет. Обидно было, да деньги на горючее мой дед все-таки нашел.

Этот случай был исключительным для жителей Байханово — как правило, чаще одного раза в месяц старики из деревни не выбираются.

— Казалось бы, на месяц много продуктов нужно, однако мы покупаем немного — лишь самое необходимое, — говорит Зоя Григорьевна. — В основном все у нас в деревне свое — молоко, хлеб, мясо, овощи.

За двадцать лет быт двух семей Хороших отладился настолько хорошо, что своего одиночества старики словно бы и не замечают — большое хозяйство и множество приусадебных построек, которые нужно держать в порядке, занимают все время байхановцев от рассвета до заката. Пенсионеры уверены — если усердно трудиться на своей земле, то старость придет еще нескоро. А весь секрет долголетия крошечной деревни — в долгожительстве ее маленького населения.

Загрузка...