Неофиты из Барды

На территории округа открывается лечебница для наркозависимых

Боязнь

В селении Барда (или Бардинск) Эхирит-Булагатского района всего-то пять или шесть жилых домов. Два из них — бывшую станцию юных натуралистов — в начале лета заняли наркозависимые. Переполошились даже в соседних селах: "Только наркоманов нам не хватало". Главный специалист реабилитационного центра для наркозависимых Антон Лукин прошелся по соседям: "Вы нас не бойтесь — у нас железная дисциплина. И если что надо, мы поможем..."

— Не будут ли у нас овцы пропадать? — спросила одна бабушка.

— Не будут, — заверил Антон.

Народ вроде бы успокоился.

Несколько лет назад, когда в поселке Искра открывался реабилитационный центр "Воля", филиал которого скоро откроется и в Барде, перед первопроходцами движения стояли те же проблемы. Селяне боялись наркозависимых как проказы, и каждое происшествие связывали именно с ними — у кого забор упал или исчезла курица. Потом выяснялось, что виноват какой-то пьяница и соседская шкодливая собака. Со временем у наркозависимых и местного населения наладились добрососедские отношения. То центр помогает местному колхозу, то колхоз центру.

У искринцев была одна беда — теснота: на лечение принимали два десятка больных, тогда как желающих было в разы больше. Потому-то и решили открыть филиал в Барде.

Неофит Женя

Неофит Женя родом из Находки. В Иркутске оказался не случайно. На родине несколько раз пытался лечиться от наркозависимости — все напрасно. Потом мама вычитала в Интернете, что в Иркутске есть реабилитационный центр для наркозависимых "Воля". Поехал лечиться и, оказалось, не зря. Вот уже два с половиной года как не принимает наркотиков. Но из Иркутска уезжать не спешит: Находка — это старые друзья, связи, дурная слава. Устроился на работу в супермаркет охранником. Пошел в отпуск и тут же решил навестить свою "коммуну" в поселке Искра, а узнав об открытии филиала, вызвался помочь с обустройством. Но неофит, то есть человек начавший новую жизнь, для наркозависимых интересен не только как дополнительная рабочая сила, но и как пример, образец: вот ведь смог человек освободиться от наркотиков, а мы чем хуже?

— В систему реабилитации входит общение с бывшими наркозависимыми, — говорит Антон Лукин. — Они помогают нам, а мы, в свою очередь, готовы их всегда поддержать. Бывший наркозависимый, даже излечившись, не должен оставаться один на один со своими проблемами...

У наркозависимых разные судьбы, но ни одной легкой. Кто-то сидел в тюрьме, кто-то уже лечился. И у каждого есть сомнение, поможет ли это очередное лечение. И вот тут-то неофит и необходим. Как живое воплощение общих чаяний. Вот он: не курит, не колется, работает, как все — с носилками и лопатой...

Трудовой десант

В двух домиках бывшей станции юных натуралистов царил бедлам и разруха. Первый трудовой десант искринцев из восьми человек только тем и занимался, что наводил порядок и вывозил мусор. Попутно, правда, и огород засадили — картошка, огурцы... Даже цветочную клумбу разбили. Сейчас дошла очередь до ремонта полов и фундамента. Время поторапливает — Бардинский филиал намечено открыть в конце сентября — начале октября. Заедут 25 человек.

— Планируем построить баню, гараж, распахать земли и завести скотину, — рассказывает Антон Лукин.

Расписание дня в Барде мало чем отличается от искринского: подъем, пробежка, завтрак, работа (для начинающих — по 5—6 часов, для бывалых — четыре), собрание, психологический тренинг. Стариковщины, как в армии, нет, но если человек провинился, его труд утяжеляется.

Когда много запретов, провиниться несложно. Запрещена агрессия. В любом проявлении. Запрещена любовь. Как физическая, так и платоническая. В Барде, кстати, сейчас вместе с парнями находятся две девушки. И, главное, запрещено пить и колоться. Через каждые два часа служба безопасности проводит наркоконтроль — на "выхлоп" и реакцию зрачков. Если запреты нарушаются, виновный может быть наказан вплоть до изгнания. В Барде прецедентов пока не было.

Метки:
baikalpress_id:  3 610
Загрузка...