На ХПП боятся зимы

Баяндаевское ХПП в скором времени может стать обычной пекарней

Среди полуразрушенных животноводческих ферм и кормоцехов Баяндаевское хлебоприемное предприятие смотрится вполне прилично — свежевыбеленные стены складов, целые крыши. Но это лишь внешнее благополучие...

Главный бухгалтер предприятия Григорий Шеметов пришел на ХПП в 1952 году, и на его глазах произошли две удивительные метаморфозы: сначала предприятие воспрянуло, будто бы из ничего, и так же, если не быстрее, пришло в упадок.

— Были времена, когда объем заготовок достигал 20—25 тысяч тонн зерна, — с ностальгией вспоминает Григорий Георгиевич. — А в штате ХПП числилось около ста человек...

С разрушением аграрного сектора экономики, при отсутствии государственной поддержки площади посевов в хозяйствах района сократились до минимума, и, соответственно, уменьшилось поступление зерна на ХПП. В прошлом году, к примеру, предприятие приняло меньше 500 тонн зерна, а в его штате числилось всего 23 работника. Но ХПП тем не менее действует.

Самым трудным, переломным годом в жизни Баяндаевского ХПП был 1996-й. Тогда в области было ликвидировано несколько хлебоприемных пунктов. Вышел приказ и о закрытии ХПП в Баяндае, и если бы не инициативность руководства и патриотическая настроенность в коллективе, от ХПП давно бы ничего не осталось. На каждый пункт приказа о закрытии ХПП ("нецелесообразно, нерентабельно"), все тот же Григорий Шеметов нашел вполне вразумительные контраргументы: назвал реальных поставщиков зерна и дополнительные источники доходов — собственный магазин, торгующий ширпотребом, и пекарня, которая уже в то время выпекала более ста тысяч булок в год. Предприятие было акционировано: 75 процентов уставного капитала отдали своим работникам и пенсионерам, 25 — Иркутскхлебопродукту, структурным подразделением которого ХПП было раньше. На предприятии надеялись, что таким образом, используя рычаги новой рыночной экономики, можно будет выжить и дождаться лучших времен. Прошло почти десять лет, а ситуация изменилась лишь в худшую сторону. Став самостоятельным, предприятие лишилось какой-либо поддержки извне.

Григорий Георгиевич с сожалением констатирует:

— Предприятие по-прежнему едва выживает, работает практически в убыток. Все заработанные средства проедаются. Свободных активов на обновление материально-технической базы нет, а имеющееся оборудование простаивает. Раньше зерном были забиты все 11 складов, еще и на асфальтплощадки складывали, а теперь за глаза хватает и одного помещения. В этом году в районе хлебом занимаются Иркутскгосплем и два-три хозяйства. Из Нагалыка фермер 23 тонны привез. Хандагай нынче только овес сеял, Люры вообще не сеяли, Шаманка у себя зерно держит. Вот и выживай. Того и гляди от ХПП одна пекарня останется.

И без того бедственное положение предприятия усугубляют воришки, промышляющие цветным металлом. Набеги на ХПП совершаются едва ли не каждую ночь. Есть сторож, но территория предприятия занимает семь гектаров, и за всем не уследишь. Снимают осветительную и силовую проводку, разбирают электродвигатели. Воришек ловят, сдают в милицию, штрафуют, но это их не останавливает. Самое ценное — сушилку — замкнули на несколько замков, так через крышу полезли...

Лишь отчаянные усилия позволяют предприятию до сих пор оставаться на плаву. Задолженности перед бюджетом и внебюджетными фондами нет. В прошлом году реализовано продукции на три с половиной миллиона рублей. Средняя заработная плата составила 2200 рублей. Худо-бедно, жить можно. Но подоспели новые беды, справиться с которыми без помощи извне предприятие не в силах. Проблемы эти, по словам директора ХПП Ильфара Галиева, имеют социальный характер и затрагивают интересы не только ХПП, но и живущих неподалеку от него людей, а потому можно было бы рассчитывать на помощь местных властей. Исчерпала свои ресурсы водоскважина, построенная еще в 60-е годы. Вода поступает в недостаточном объеме, и зимой у колодца постоянное скопление людей и скота. На ХПП пробовали своими силами ремонтировать и промывать скважину, но ожидаемого результата это не принесло. Необходимо бурить новую скважину, но средств на это нет.

Еще одна головная боль руководства ХПП — электроснабжение. В свое время на территории ХПП была построена трансформаторная подстанция, от которой были запитаны, помимо предприятия, 30 жилых домов. Подстанция и идущая от нее электролиния сегодня также находятся в плачевном состоянии. Ремонт трансформатора и замена всех опор ХПП не по карману, а РЭС не принимают их на свой баланс.

— Я обращался с этим вопросом в разные инстанции, — говорит Ильфар Галиев, — но помочь никто не спешит. Молю теперь Бога, чтобы зимой подстанция не вышла из строя. Если это случится, катастрофических последствий для предприятия не избежать...

И не только для предприятия.

Метки:
baikalpress_id:  3 611