Жители северной деревни пьют грязную воду

Пенсионеры и инвалиды деревни Байши Баяндаевского района не в состоянии обеспечить себя чистой водой

Почти год прошел с тех пор, как в деревне Байше, центральной усадьбе северной местности Кырма Баяндаевского района, вышла из строя водокачка. Лишь половина населения деревни может обеспечить себя чистой водой, за которой приходится ездить в соседнюю деревню за восемь километров. У подавляющего большинства жителей Байши — пенсионеров, инвалидов и ветеранов — нет личного транспорта. Летом они пьют грязную воду из маленькой речки, а зимой топят снег.

Скважина, которая ровно год давала людям воду, находится от деревни Байши в двух километрах, пробурили ее рядом со старой водокачкой два года назад. Тогда во время летней засухи последний источник питьевой воды спасал и людей, и скот. Простояла водокачка недолго, быстро вышла из строя. После прошлогоднего ремонта она работала еще несколько месяцев, а в ноябре из скважины окончательно ушла вода — стало ясно, что скважину просто пробурили не на том месте.

Единственным доступным для всех жителей деревни источником воды стала местная речушка Маленькая Барька. Тех, кто может позволить себе ездить за чистой водой в соседнюю деревню за несколько километров, в Байше сравнительно немного. Пострадавшими, как всегда, оказались самые незащищенные — старики и инвалиды. Они вынуждены пить грязную речную воду, а зимой топят снег прямо из своего огорода.

— Через два месяца исполнится ровно год, как в Байше нет питьевой воды, — утверждает Алексей Степанович Тарасов, депутат районной думы, житель деревни. — Вопрос о скважине поднимался не раз на совещаниях думы. Задание заняться нашей проблемой передали одному из заместителей главы Баяндаевского района. На этом все и закончилось. Последний раз о продвижении дела я узнавал в прошлом месяце. Отвечают одно и то же — вопрос решается.

Появлению новой водокачки в Байше, как выяснилось, препятствует немаловажная проблема — до сих пор висит задолженность перед рабочими за бурение старой скважины. Невыплаченный долг составляет примерно 170 тысяч рублей.

— И так-то сложно найти специалистов, которые согласились бы бурить скважину в зоне вечной мерзлоты — вода-то здесь очень глубоко, — объясняет суть проблемы Алексей Тарасов. — Строители нехотя берутся за эту работу, а стоимость бурения скважин в мерзлой земле исчисляется миллионами рублей. Ремонту старая скважина не подлежит. Деньги, можно сказать, ушли в землю вместе с водой. А что пьют жители северной деревни — никого не интересует. Даже представители санэпидемстанции ни разу не приезжали.

Крайними остались старики

— Многие здесь пьют воду из речки? — спрашиваем первую прохожую женщину.

— Да вы в любой дом зайдите — не ошибетесь, — женщина указывает рукой вдоль улицы. — Здесь одни старики живут — вот они-то в первую очередь и остались без питьевой воды.

Наугад постучавшись в ворота, заходим в первый же двор. На крылечке сидит старик лет семидесяти.

— Гавриил Хамнагдаевич Тыжебров, — представился он. — Водокачкой интересуетесь? А ее уж скоро год как нет. Воду не привозят. Сам-то я инвалид второй группы, даже на речку не в состоянии сам ходить. Мне внучка на мотоцикле возит воду с реки. А зимой снег на печи растапливаю. Снег и то чище будет, чем вода. Да только что же нам делать остается? Пока что, слава Богу, никто не болел из-за грязной воды. Все соседи берут воду из речки. Пенсионерам дети помогают, как и мне. А то, что государство о нас не заботится — так мы привыкли уже к тому, что крайними остаются старики.

Метки:
baikalpress_id:  3 609