На территории округа ищут золото

Хотя согласно народным преданиям золото — это злая сила

Зеленые разливы многотравья начинаются сразу же за Ахинами. Десятки пышно цветущих трав, среди которых нередко можно увидеть снующее зверье. И вдруг откуда-то, словно из воздуха, появляется стайка журавлей. Идут низко, без плача, будто на бреющем полете.

— Охота у нас знатная, — говорит наш гид, бывший агроном и нынешний предприниматель из Ахин Владимир Бадаев. — Всякое зверье есть. Но журавлей обычай запрещает убивать...

Мы долго рассуждаем о мудрости предков, запретивших трогать благородных птиц, в теле которых, по преданию, могут существовать души умерших...

— А куда они летят?

— А вот как раз туда и летят, в водораздел Илги и Куды, где когда-то искали золото...

Старая заметка

Золото на территории Иркутской области находили во многих местах. Есть сведения, что более полутора веков назад золотой песок обнаружили недалеко от Иркутска, в ручьях, впадающих в Ангару и на реках Белой, Бирюсе, Оке, Китое. Чуть позже на Байкале. Затем сообщения о разведанных небольших месторождениях стали приходить из самых неожиданных мест. В том числе и от усть-ордынских бурят, земли которых — это степи и полустепи, а не таежные дебри, где обычно залегает золото.

В 1912 году в одной из иркутских газет появилось короткое сообщение: "Давно уже носились слухи о том, что в верховьях реки Куды, в ста верстах от Усть-Ордынского селения, на территории Верхне-Кудинского ведомства, Верхоленского уезда, в тайге, лежащей вдали от бурятских улусов, находятся богатые золотом россыпи.

Историческое прошлое верхне-кудинских россыпей таково. Когда-то они уже были разведаны каким-то иркутским предпринимателем, но за его смертью дело остановилось и только два шурфа, залитые водой, свидетельствуют о былой разведке золотоносной россыпи".

Газетная заметка была подписана человеком, скрывшимся за псевдонимом Кудинец. По содержанию заметки можно предположить, что он из местных жителей и по-видимому служил мелким чиновником при Кудинском ведомстве — местном органе власти усть-ордынских бурят. Именно представители этой среды, как правило, являлись тогда поставщиками подобной информации в газеты.

У бурят существовало негативное отношение к золоту. Для них золото олицетворяло злую силу. Это зафиксировано в народных преданиях. Например, по поводу верхне-кудинских золотых россыпей сохранилась легенда. В ней говорится, что однажды, не в особенно давнее время, несколько бурят намыли там себе золота и продали его в Иркутске. Вернувшись из города домой, они вскоре умерли.

Эта смерть могла быть вполне случайной, но суеверные одноулусники решили, что их родичи умерли из-за золота. С той поры золотоносную площадь они объявили зашаманенной, то есть заколдованной. Они решили, что открытие золота принесет с собой всякие напасти и гибель не только тех людей, которые доберутся до него, но и самих бурят, как владельцев земель, где лежит золото. Поэтому они стали ревниво хранить свою тайну и относились враждебно ко всякому человеку, ищущему золото на их территории. Кое-кто из старинных людей уже пробовал забираться в верхне-кудинские трущобы, но через сутки-двое в силу каких-то причин возвращался обратно.

После архивных поисков удалось установить, как дальше развивались события. На эти золотоносные россыпи, о которых тогда распространилось много слухов, обратили внимание буряты-капиталисты. Они составили компанию из девяти человек с вложением соответственного пая с каждого компаньона.

В середине августа 1911 года в местность, предполагаемую для разведочных работ, отправилась разведочная партия. Она состояла из трех компаньонов и девяти рабочих, была оснащена всем необходимым для поисков золота. 18 августа золотоискатели прибыли к конечному пункту маршрута — в Хихетскую долину.

Эта долина представляла собой болотистую местность и являлась частью водораздела рек Куды и Илги. Недалеко от Северной горы, чуть ли не у самой ее подошвы, протекал ручей Хихет, впадающий в реку Куду. По берегам ручья непроницаемой стеной пышно рос ерник и тальник. Окружала долину хвойная тайга, в которой обитали сохатые, козули и медведи. Охотились здесь тунгусы, стойбища которых находились в 30—40 верстах от долины.

Работы по разведке продолжались с 19 августа до середины декабря. Было заложено, кроме существующих уже старых шурфов, четыре новых шурфа на незначительном расстоянии друг от друга на обоих берегах ручья Хихет.

Работа шла крайне медленно. Рабочие вскоре наткнулись на вечную мерзлоту, им постоянно приходилось делать пожоги в шурфах. Однако подземные воды заливали шурфы и на их откачку уходило слишком много времени. Пробу породы брали от 1 до 5 метров. Промывка совершалась лотком или бутарой и была малопроизводительной.

О результатах поисков золота вернувшиеся в Усть-Орду предприниматели, ничего не сообщили. Но, судя по тому, что на следующий год новой экспедиции в Хихетскую долину не последовало, эти результаты скорее всего были не блестящими.

В наше время.

Прошло девяносто с лишним лет. Любопытно узнать, а ищут ли сейчас на территории округа золото? От Марины Афанасьевой, бывшего геолога из Усть-Ордынского, удалось узнать, что в прошлом году было выдано три лицензии на разработку рудных месторождений золота на территории округа. На геологических картах они обозначены как Укырский, Муринский и Шадойский. Расположены на юге Боханского и Эхирит-Булагатского районов. Работы там начались в начале 2005 года. Вроде бы уже прорублены просеки и выкопано несколько шурфов. Весной на одном из сайтов даже появилось известие о положительных результатах разработки. Это сообщение чуть не вызвало в округе приступ золотой лихорадки, но страсти вскоре улеглись...

Выяснилось также, что золото пытаются найти и на территории Осинского района. В прошлом году в Усть-Ордынском появился человек и стал рассказывать, что он знает, где в Осе находится заброшенная шахта, на которой до войны якобы добывали золото. Указать место ее расположения он согласился только в том случае, если ему выделят деляну под ее разработку. Местные говорят, что он с этим предложением выходил на главу округа, но чем закончились переговоры, никто не знает.

Геологи из Осы утверждают, что на территории их района никогда золото не добывали. Заброшенные шахты действительно есть. Они расположены в 15 километрах от районного центра, недалеко от деревни Усть-Алтан (на русский переводится как золотое устье), но добывали там каменный уголь.

В верховьях Куды

Но вернемся в верховья Куды. Ахины — последний оплот цивилизации на пути к водорозделу Куды и Илги. Всго-то 25 километров от старых приисков. Но сколько ни опрашивали местных жителей, о золоте никто не слышал. Объясняется это, возможно, тем, что золото в свое время "зашаманили", а может быть и более реалистичными, историческими причинами. Деревню построили преселенцы из России в 1910 году, то есть люди, которые не имели к золоту никакого отношения. Сейчас здесь кроме русских, украинцев и белоруссов, проживает несколько бурятских семей, но приехали сюда они в более поздние годы. С Ахинами соседствуют села Тимошинск, Бухтумур, Байтог, Серафимовск и нежилое Московское. Но и там тоже только пожимают плечами.

Глава ахинской администрации Тамара Бадаева встретила нас с нескрываемым удивлением:

— Золото? Добывали в наших местах? Впервые слышу. К нам ученые из Иркутска каждый год приезжают, на озере Баенхал работают, какие-то травы собирают.

Озеро Баенхал, по рассказам местных жителей, представляет собой заболоченную местность и добраться туда можно только на вездеходе.

Истинное золото

Наш гид Владимир Бадаев, муж главы Ахинской администрации, оказался довольно сведущим человеком:

— Я часто бывал в этих местах. На машине туда можно проехать только по зимнику. Там рубят лес. Вот настоящее золото тех мест...

В верховьях Куды протекает несколько ручьев. Самый ближний Молька, потом Калабинский ключ, Шартагай. В верховьях реки течет какой—то ручей. Возможно, это и есть ручей Хихет. В нем установлена металлическая труба небольшого диаметра.

Владимир Бадаев долго перечисляет географические наименования, и среди них — Казенная гора и Приискательская местность. Указывает их на карте, и становится ясно, что именно там и добывали золото.

— Приискательская местность — это большая поляна среди болот. Сейчас там косят сено. Скорей всего название связано с золотом. И располагается она между Кудой и Илгой, и гора присутствует, как в старой газете написано, — приходит Владимир к выводу.

За ручьем Молька машина садится в грязь. До истока Куды остается километров пятнадцать, но приходится поворачивать назад. У Калабинского ключа — святые места, нужно покапать. Совершая обряд, Владимир вдруг вспоминает:

— Выше по Илге стоит зимовье Нарасун. Там проживал тунгус — дед Федор Бурбанов. Умер лет двадцать назад. Так вот он рассказывал, что подстрелил как-то глухаря в тайге и в зобу у того нашел небольшой самородок золота.

Этот последний довод убеждает нас, что в верховья Куды когда-нибудь надо будет вернуться.

— Поедем на лошадях, — обещает Владимир. — Золота не обещаю, а вот кедровых орехов — пожалуйста...

Метки:
baikalpress_id:  37 139
Загрузка...