Поножовщина в Хохорске

Женщина убита, мужчина ранен — таков итог дружеской посиделки

Аномальная зона — так называют Хохорск в правоохранительных органах Боханского района. Убийства и суицид для этого небольшого села стали в последнее время едва ли не нормой. В начале нынешнего лета здесь повесились три подростка. Спустя месяц в соседней Воскресенке произошло еще одно самоубийство.

Казалось бы, столь страшные события должны насторожить людей. Но ничего подобного не случилось. Неделю назад в Хохорске произошел очередной случай — в доме бывшего механизатора Дахартына Саляхина была убита местная жительница Надежда Койдан и ранен сын хозяина дома Сергей Саляхин.

Ночные посиделки

13 июня, в понедельник, в Хохорске хоронили Тамерхана Тахабуева. Дахартын Саляхин, хороший знакомый покойного, на похороны не смог пойти — в этот день был день рождения одного из его сыновей. У Дахартына (в селе его по-свойски зовут Мишей) пятеро детей, но с отцом они не живут. Несколько лет назад Саляхины-старшие развелись, живут хоть и по соседству, но отдельными домами, и потому для Дахартына дни рождения детей всегда большой праздник. На похороны пошел старший сын Саляхина, Сергей. На поминках он, можно сказать, был в числе почетных гостей, поскольку не только хорошо знал покойного и приходился ему единоверцем, но и принимал участие в копке могилы.

После поминок Сергей и его знакомая Надежда Койдан, соседка, живущая через дорогу, решили зайти к Саляхину-отцу и посидеть за бутылочкой. Несмотря на разницу в возрасте (Дахартын — 1947 года рождения, Надежда — 1960-го), поговорить им было о чем. Все трое были инвалидами 3-й группы и к настоящему времени остались без работы, так жизнь сложилась. В администрации Хохорска всех троих характеризуют положительно: "Сергей — инвалид с детства, в школе не учился, работал скотником. Хорошо работал. Спокойный, медлительный, как медвежонок, никогда не дрался. У Надежды Койдан судьба не сложилась — ни мужа, ни детей. В прошлом году у нее что-то случилось с желудком, долго лежала в больнице. Жила с мамой, Галиной Гавриловной Петраковой, и отчимом; приличная, уважаемая в селе семья. Саляхин-старший — человек спокойный, неагрессивный..."

Когда по селу прошел слух, что в доме Дахартына случилось убийство, мало кто в это поверил. Даже родственники погибшей. Леонид Петраков, брат Надежды Койдан, говорит, что давно знает дядю Мишу как человека спокойного, рассудительного и что случившееся для него как снег на голову.

Крики в ночи

Посиделки в доме Саляхина-старшего продолжались далеко за полночь. В два часа ночи сын Саляхина, Александр, решил навестить отца и его компанию.

— Зашел в дом — все спокойно, — рассказывает Александр. — Ну и пусть сидят, думаю, и ушел. А около трех часов ночи (точно не помню, во сколько, — не до этого было) прибежали пацаны... Они шли куда-то мимо дома отца и услышали крики о помощи.

Кричал Сергей. Он лежал в крови возле калитки отцовского дома с ножевым ранением в левый бок. Поспешивший на помощь Александр здесь и застал Сергея. В дом входить не стал, побежал заводить машину. Вернувшись на своей "копейке" к месту событий, первым делом загрузил в машину раненого брата и лишь затем вошел в дом. Увидев окровавленную Койдан, послушал у нее пульс, сердце — ни то ни другое не прослушивалось. Позже врачи скажут, что при ранении, которое получила женщина, у нее практически не было шансов выжить. Тем не менее Александр отнес ее в машину и помчался в Бохан. В центральной районной больнице до этого державшийся Сергей потерял сознание. Спустя сутки он также находился в беспамятстве.

Следствие

Дахартын Саляхин, говорят, давно бросил пить, но в тот злосчастный день он, видимо, решил развязать. По крайней мере, к приезду милиционеров и прокурорских работников был он почти невменяем. Добиться от него каких-либо показаний так и не смогли. Он лишь повторял, что не виновен. Сын Саляхина, Александр, говорит, что в камере предварительного заключения, куда поместили отца, тому не выжить из-за больных суставов и незаживающей язвы.

Следствию пока не удалось воссоздать точную картину случившегося.

В Хохорске, между тем, идет большой разговор о том, какой непоправимый вред моральному и физическому здоровью сельчан наносят торговцы суррогатным спиртом.

— От него дуреют даже нормальные люди, — говорит глава местной администрации Анна Улаханова. — А мы не имеем никаких рычагов, чтобы воздействовать на торговцев. Беседуем с ними, но толку от этого нет.

Загрузка...