Первый фермер округа мечтает разводить свиней

Семья Каймоновых из Осинского района будет снова возделывать землю

Семья Каймоновых из деревни Прохоровки Осинского района 15 лет назад стала одной из первых фермерских семей округа. Судьба ее главы, Михаила Каймонова, повернулась таким образом, что он был вынужден отсутствовать на родине восемь лет. Вернувшись домой, он мечтает вновь засеять поле.

До 90-х годов прошлого столетия Каймоновы жила примерно так же, как и все другие советские семьи в сельской местности: Михаил работал водителем, а потом заведующим гаражом в Осинской ПМК-11 — организация занималась мелиорацией полей. Когда начались проблемы с выплатой заработной платы, Каймонов задумался о том, как детей прокормить. И не нашел другого выхода, как вернуться на свою малую родину — в деревню Прохоровку, чтобы заниматься сельским хозяйством. О своем деле он тогда еще не помышлял.

— Мой дед в свое время был середняком, — рассказывает историю своей семьи Михаил Каймонов. — Середняк — это не кулак, чуть помельче будет, но раскулачили его наравне с другими зажиточными крестьянами, не посмотрели, что он сам на своей земле пахал и достиг всего, что имел, своим трудом. Отец во время войны вернулся домой из-за ранения и начал работать в колхозе "Прохоровская заря". Вот и я, как мои предки, всегда к земле тянулся. Поэтому, когда настали трудные времена (дело шло к развалу Советского Союза), я решил заняться сельским хозяйством. В первый раз мы с женой кардинально решили изменить нашу жизнь, устроившись в колхоз "60 лет Октября", который находится в соседней деревне Русские Янгуты. Работать начали скотниками. Нам доверили гурт в 120 голов крупного рогатого скота. А меньше чем через год, когда появилась Российская Федерация, начали звучать правительственные призывы заниматься фермерским хозяйством. Желание работать только на себя у меня, видно, от деда. Частная собственность всегда меня привлекала. Так получилось, что наша семья первой вышла из колхоза, чтобы начать вести свое личное хозяйство.

Односельчане не понимали фермера

Выйдя из колхоза, семья Каймоновых прикупила 30 телок, взяла кредит — 100 тысяч.

— Деньги тогда были большие, — вспоминает Татьяна Николаевна. — Но мы были уверены, что сможем отдать этот долг с процентами. Да и как же иначе — ведь все зависело от нас самих, а желания и энтузиазма нам было не занимать.

На полученные в кредит деньги купили комбайн, три трактора, сеялку, плуг, культиватор. С кредитом рассчитались деньгами от продажи скота.

— Было трудно. Но не столько от работы, сколько от непонимания со стороны односельчан, — рассказывает Михаил. — Какой же фермер без земли — задумали мы взять в аренду 300 гектаров земли. Бывший председатель колхоза вынес этот вопрос на всеобщее обсуждение, сам же он выступил против частной собственности. Люди соответственно встали на его сторону. Колхозники открыто высказывали свои опасения, что я со временем скуплю всю землю и технику и тогда людям придется на меня работать. Нас с женой не просто ругали — порой и грозили. Вспомнили и деда-"кулака".

Первый фермер получил-таки в свое распоряжение 50 гектаров пахотных земель и 17 гектаров пастбища.

— Люди были недовольны, называли меня единоличником, травили зерновые на моих полях. И никто не понимал, сколько приходится работать, чтобы урожай собрать и с долгами рассчитаться. Мой поступок оценили, только когда колхоз развалился, люди потеряли работу или же вынуждены были трудиться за гроши. А я работал на своей земле, со своей техникой и пахал, и сеял, и урожай собирал. Младший сынишка, Илья, помогал, хотя ему тогда всего года четыре было. Сначала выгоню в поле комбайн, оставляю там сына, потом бегу в деревню за трактором с тележкой. Так и работал — по очереди, то на комбайне, то на тракторе. Сначала молотил зерно, потом грузил и отвозил домой. Мечтал построить склад, зернодробилку.

В 1993 году в Осинском районе было уже примерно 60 фермеров. Кто-то только начинал заниматься своим хозяйством, а Каймонов взялся за строительство в райцентре магазина для реализации продуктов своего труда. Молоко, мясо, хлеб и другие товары стали продаваться в магазинчике уже через год.

— Очень скоро мы поняли, что заниматься одновременно скотом, землей и магазином невозможно, — рассказывает чета Каймоновых. — Магазин приносил больше достатка, работать в нем было легче, но мы решили не отступаться от фермерства, раз уж взялись за гуж...

Дети ночевали на заимке

— Даже развернуться удалось, — признался фермер. — Когда урожай снял и с долгами рассчитался, решил скота прикупить. В колхозе "Сибирь" взял отбракованных коров, сараи построил, установил в них доильные аппараты. Молоко сдавали в колхоз, а чтобы оно не прокисало, ездил за холодной водой на скважину, заливал воду в ванны, где и хранил баки с молоком. На большие холодильные камеры денег не было.

Коров пасли младшие ребятишки. Всего-то их у меня пятеро — три дочери и два сына. Двое школьников и младшая дочка Катя, которой тогда всего шесть лет было, весь день в поле пропадали со стадом, даже ночевали на заимке, если уходили далеко.

— Детей своих работой замучил, — признается Михаил Иванович. — Дел-то в деревне много, особенно если хозяйство большое. Наверное, поэтому старшие ребята, как подросли, разъехались — кто в армию, кто учиться пошел. На своей земле работать не желают.

Только младший, Илья, который скоро заканчивает школу, намерен пойти по стопам отца.

— Он у меня от земли рос, — говорит о сыне Каймонов. — В 10 лет уже на тракторе пахал...

Все потерял в один миг

На вопрос, как же так случилось, что у первого фермера в округе дела зашли в тупик, Михаил Иванович смущенно улыбнулся:

— Старая история... В общем, мне пришлось далеко и надолго уехать. Восемь лет отсутствовал и только нынче вернулся в родную Прохоровку. А здесь, конечно, ни скота, ни полей. Техника вся состарилась...

За годы отсутствия мужа Татьяна Каймонова, оставшись одна с пятерыми детьми, не справилась с работой и вынуждена была вернуть землю в колхоз еще до окончания срока аренды.

— Это было время, когда не выплачивали ни детских пособий, ни зарплаты, — вспоминает Татьяна Николаевна прошедшие годы. — Выживали тем, что продавала молоко на дороге. Из целого стада осталось всего две коровы и два теленка.

Вернувшись на родину, Михаил первым делом взялся за ремонт техники. По воскресеньям и в церковные праздники своим домочадцам работать не разрешает, сочиняет песни и играет на гармошке. Первый фермер округа планирует вернуться к работе на земле и мечтает завести свиней.

Метки:
baikalpress_id:  37 132