Каменские хроники

В местном музее отражен каждый шаг жизни села и его окрестностей

Еще на подъезде к Каменке открывается великолепный вид на Братское водохранилище. Таким пейзажам под стать бы и соответствующую архитектуру, но увы — Каменка не Валдай и не Соловки, село как село. И только в одном месте — на улице, что тянется вдоль залива, — в глаза вдруг бросается краснотелое здание церквушки с голубым куполом. И это как надежда, как знак нового времени, нить, связующая прошлое с настоящим. Хорошо так думать. Только в сегодняшней Каменке и уж тем более в ее прошлом не все так просто...

До нашей эры

Экспозиции Каменского музея, открытого еще в 50-е годы в здании совхозной конторы, занимают сегодня три комнаты и содержат довольно редкие и удивительные экспонаты. Николай Васильевич Фетисов, основатель и бессменный хранитель музея, не без гордости показывает всем посетителям один и тот же раритет — часть рога гигантского оленя, вымершего на территории нынешней автономии еще 20 тысяч лет назад. Нашел его бывший ученик Фетисова (Николай Васильевич вот уже 50 с лишним лет преподает историю в Каменской школе) Юрий Нефедьев в районе Старой Каменки. Там же он нашел и бронзовый котел, который ученые датируют вторым тысячелетием до нашей эры — это ранний железный век. Обе находки интересны, но рог помимо прочего содержит загадку, ответ на которую так до сих пор никто не смог найти: на одной его стороне вполне различимо изображение бронтозавра. Какой древний художник мог видеть и знать это доисторическое животное? На какой территории оно обитало? Кажется невероятным, что в тех местах, где сейчас раскинулось Братское море, когда-то могли расхаживать гигантские ящеры. Фетисов с учениками возил в свое время рог оленя на Кавказ, в лагерь юных археологов, но и там никто ничего внятного не смог сказать по поводу изображения.

Загадки каменских экспонатов неподвластны были даже таким крупным ученым, как археолог А.П.Окладников. Напротив Свирска, возле деревни Семеново, юными археологами из Каменки был найден фрагмент зуба древнего слона, или, как по-другому его называют, лесного. Окладников смотрел, удивлялся: "А ведь, знаете, жил он совсем недавно, всего каких-то 600—700 тысяч лет назад..."

Амулеты с изображением человеческого лица на пластинках из бивня мамонта тоже озадачили ученого. Рассматривая две дырки под шнурок, неожиданно спросил Фетисова:

— Николай Васильевич, а вы не знаете, почему оно подвешивалось вниз головой?

Фетисов пожал плечами:

— Мальтинские фигурки тоже вниз головой. А почему?..

Черные копатели

У Каменского музея во все времена было много доброжелателей и помощников. Директор совхоза Панов, говоря современным языком, был одним из основных спонсоров музея. А идею создать музей подсказал краевед из Хомутова Нефедьев. Многие экспонаты добровольно принесли местные жители. Особенно это касается предметов крестьянского быта и вооружения начала прошлого века. К примеру, пистолет маузер был подарен музею Валерием Малеевым, тогда директором совхоза "Каменский".

— Этот пистолет, — рассказывает Фетисов, — Валерий Геннадьевич реквизировал у двух пацанов, которые, найдя "игрушку" в заброшенном доме, умудрились сделать из нее два выстрела и убить курицу.

Но были у музея и недоброжелатели. Одно время по соседству с музеем, в парткабинете, торговали водкой. Несколько раз исчезали экспонаты.

— Последний раз, — рассказывает Николай Васильевич, — украли несколько старых медных крестов. Зашла кучка парней, двое провели отвлекающий маневр, попросив меня что-то показать им, а остальные в этот момент полезли под стекло. Тут же засобирались, ушли, а я смотрю — пусто...

Немало хлопот археологам и музею доставили и так называемые черные копатели. В середине 70-х, когда в окрестностях Каменки были открыты Усть-Идинские могильники эпохи неолита, у многих пробился интерес порыться в древности.

— Два парня даже с уроков бегали на раскопки, — вспоминает Фетисов. — В лесу жили в какой-то башне — там у них и находки хранились. Помню, у меня даже книгу просили — "Неолитические памятники верхней, средней и нижней Ангары"...

Говорят, что усть-идинские находки за границей бешеных денег стоили. Приезжали в Каменку посмотреть на могильники туристы из Канады, Японии, Кореи. Может быть, что-то им удалось увести...

История безверия

— Неуважительное отношение к истории происходит оттого что люди утратили веру, а достойного воспитания в новое время не получили, — рассуждает Фетисов.

Историю безверия в своем музее он может проследить поэтапно. Когда-то неподалеку от нынешней Каменки находилось село Подострожное. Вспоминают его в Каменке чаще всего благодаря локальной экологической катастрофе, устроенной пацанами. В 70-х там находился бак с аммиачной водой, предназначенной для удобрения совхозных полей. Однажды этот бак вскрыли и выпустили в Ангару все его содержимое. Но Подострожное для людей с более длинной памятью — прежде всего место, где находились старые церкви и могильник. От первого храма ничего не сохранилось — лишь в упоминании говорится, что построен он был казаками еще в 1669 году. Второй церкви, Свято-Троицкой, повезло немногим более: построена она была в 1752-м, в 1845-м переименована в Покровскую. В 30-х годах прошлого века ее попросту разобрали на дрова, а иконы местные жители использовали каждый по своему усмотрению. Кто-то сдал в ломбард заготзерна, а кто-то использовал как строительный материал. Завхоз того же заготзерна, к примеру, сделал из икон небольшую стайку для поросят.

— Сколочен сарай был ликами наружу, и я, однажды проходя мимо, обомлел от ужаса, — вспоминает Фетисов.

Святые смотрели на него, словно проклятые, и за ними раздавался поросячий визг. Часть икон были приколочены вниз головой — будто те древние амулеты, что позже найдут каменские археологи. И в этом, наверное, был какой-то дикий исторический смысл: возвращалось темное время.

Новое время

Каменку своим присутствием удостоили многие известные люди. В предреволюционную эпоху здесь отбывал ссылку марксист Радус-Зенькович. Позже он бежал в Женеву и сотрудничал в "Искре" с Лениным и Плехановым. Еще раньше в Каменке жили декабристы Илья Иванов, секретарь Общества соединенных славян, и Петр Свистунов, член Северного и Южного обществ. Илья Иванов, как атеист, был похоронен за пределами церковной ограды, на пустыре.

В 1925 году в Каменку в связи со столетием восстания декабристов приезжал историк Кубалов — искал могилу Иванова, но так и не нашел. В довоенные годы, на пустыре, где находится захоронение декабриста, почтовые работники сажали картошку. Потом, говорят, совесть замучила — отказались сажать. Позже в этом месте сеяли травы, стояли поливалки. Сейчас — пустырь, поросший полынью.

Пребывание в Каменке известных людей на жизнь села никак не повлияло. Село захирело. Вот уже несколько лет здесь нет нормальной школы. Можно было сохранить старую — не смогли: в потолке появилась щель — переехали в неприспособленное здание интерната, а старую школу между тем растащили по бревнышку. Примерно так, как в свое время Покровский храм.

Новая церковь в селе пока не действует — не достроена. По мнению каменских пессимистов, она никогда не откроется, а если откроется, то не будет востребована. Когда-то здесь тоже торговали водкой — это отталкивает. И вообще — люди утратили веру.

Да так ли это? История вещь жестокая — кого хочешь надломит. Только не народ. Иначе бы не появилась в Каменке эта церковь. Пусть и нерабочая.

Метки:
baikalpress_id:  3 246
Загрузка...