Артиллерист деревни Ей

Бывший футболист и фронтовик организовал строительство памятника ветеранам

Идея памятника родилась у Игоря Александровича еще в семидесятых. Будучи членом бюро Нукутского райкома партии, на одном из заседаний высказался по этому поводу ("Хорошее село Ей, а памятника нет — даже как-то неудобно перед памятью предков"), но поддержки в секретариате не нашел. Других, мол, проблем хватает: партия нацеливает укрупнением сел заниматься, а ты памятник хочешь ставить в деревне из сорока домов, которые не сегодня завтра перевезут куда-нибудь в Тангуты или Шараты.

Мысль о том, что в один прекрасный момент Ей может исчезнуть с лица земли, до такой степени возмутила Адыкова, что он тут же втянулся в длительную и бесполезную дискуссию с руководством района. Когда все доводы были исчерпаны, а из соседних деревень в Ей потянулись тракторы за домами, Адыков пришел в райком не как член бюро — как простой деревенский мужик, и с порога сказал:

— Если снесешь Ей, пожалеешь...

По сути, он запугивал секретаря. Но другого способа сохранить Ей, наверное, не было. Прошли годы — Ей стоит. И более того — появился наконец свой памятник. Осенью прошлого года Игорь Александрович, единственный живой из 74 фронтовиков Ея, крепко задумался: "Умру — тогда уж точно памятника не будет". И решил действовать — деньги искать.

Спортивная закалка

Колесить по городам и весям в 79 лет нелегко. Помогла спортивная закалка. О том, что Игорь Александрович в молодости играл в футбол, в Ее, наверное, знает каждый. Чуть ли не половина деревни — его родственники. Все сыновья и дочери (всего их десять) живут здесь же. Сохранилась фотография: молодой Адыков в длиннющих футбольных трусах. Фотография сделана в послевоенные годы — играть он начал еще в армии, сразу же после войны с Японией. В боях он отличился — молодой артиллерист прошел почти всю Маньчжурию и поразил не одну цель. В футбольных баталиях тоже сражался на равных с мастерами. Участвуя в соревнованиях Сибири и Дальнего Востока от ЗабВО и СибВО, заслужил второй разряд. Вернувшись домой в 1951 году, продолжал играть в районной команде. И даже сейчас нет-нет да возьмет в руки мяч, а уж на коньках и лыжах — каждую зиму. Вместе с внуками, которых у него несчитано.

В футбол теперь играет внук ветерана — тоже Игорь. Неплохо играет. Учится на спортфаке. Старший сын Адыкова, Леонид, и невестка Вера, родители Игоря, вспоминают, как однажды, лет пять назад, их мама Валентина Олзоевна, тогда еще живая, случайно вычитала в газете, что на соревнованиях по футболу решающий гол забил Игорь Адыков, и, не особо удивившись, сказала: "О, дед-то у нас молодость вспомнил..."

Разубеждать ее не стали. Леонид только заметил: "Отец никогда не мазал..."

Сбор средств

Началось все с большого разговора на сельской сходке в ноябре прошлого года. Односельчане поддержали Адыкова: да, памятник нам нужен, денег не пожалеем. Но какие деньги у селян, живущих преимущественно своим подворьем и несущих огромные траты на обучение детей. Другое дело городские родственники и земляки.

Среди выходцев Ея много известных и состоятельных людей. К примеру, бывший председатель Совета министров Республики Бурятия Соломон Матвеевич Иванов и доктор наук Афанасий Константинович Гергесов. В 30-е годы ейские улусы были раскиданы по округе на 20 километров, но многие их покинули, уехали. Дети и внуки переселенцев живут в основном в Улан-Удэ. Туда-то и направил свои стопы Игорь Александрович. На собрание землячества пришло около 30 человек. Адыков объяснил суть своего визита — "У нас нет памятника...", и земляки без лишних слов скинулись по тысяче рублей. Пообещали, кроме того, к 60-летию Победы выпустить за свой счет Книгу славы села Ей (и слово сдержали).

Земляческих денег было мало. Вернувшись домой, Адыков попросил почтальона провести сбор средств среди пенсионеров — кто сколько сможет, а сам поехал в райцентр. Обратился в соцзащиту, в совет ветеранов, к главе администрации. Чиновники решили, что на строительство памятника будет отчислено по одному проценту из заработной платы каждого, и открыли счет. Помог и фонд депутата Госдумы В.Кузина.

— Так, с миру по нитке, и насобирали, — говорит Игорь Александрович.

Памятник и кладбище

Памятник заказали в Иркутске. Красавец из хакасского белого мрамора обошелся в 111 тысяч (на оставшиеся деньги отремонтировали клуб, в непосредственной близости с которым и был установлен памятник). Белая стела посередине и две памятные плиты: на одной имена погибших (44 человека), на другой — тех, кто вернулся с войны, но не дожил до наших дней. Мечта Адыкова сбылась. О чем думал он в тот момент, когда с памятника сняли покрывало? Может, о своем старшем брате, который скончался в госпитале от тяжелых ран и на могилу которого в Новгородскую область родственники так и не смогли съездить. Теперь его имя высечено на плите в списке погибших, а значит, и память о нем будет всегда жива...

Отгремели праздничные салюты, и у Игоря Александровича появились новые заботы. Вот уже несколько лет он пытается заставить местную власть сделать ограждение на Ейском кладбище:

— Тяжко смотреть, как по костям наших предков бродят коровы...

Пока его усилия не увенчались успехом. Но бывший артиллерист и футболист никогда не мазал.

Загрузка...