Отвага старого сержанта

Награда нашла героя через 60 с лишним лет

Звонок раздался незадолго до Дня Победы. Звонил глава Казачинской администрации Сергей Мутин:

— Михаил Егорович, ты должен поехать в Иркутск и получить медаль...

— Какую медаль?

— Тебя долго искали и вот нашли.

Михаил Егорович отказался ехать, сославшись на плохое здоровье, и крепко призадумался: нет, что-то здесь напутали. Медаль "За отвагу" у него уже есть. А получить вторую он, всю войну отслуживший в Монголии и не участвовавший в боях, просто не может...

В степях Монголии

Михаил Егорович часто рассуждает, повезло ему во время войны или наоборот. В окопах вшей не кормил, под бомбежкой в комок не сжимался, но зато потом сколько было упреков и косых взглядов: какой, мол, ты фронтовик, если на фронте не был. А между тем лиха пришлось хлебнуть тоже сполна...

Призвали его в 1942 году, 17-летним мальчишкой, из деревни Заярск, что находилась до затопления в 70 километрах от Братска вверх по Ангаре. Отправили в Монголию, на границах которой с Китаем в то время хозяйничали японцы. Расслабляться красноармейцам они не давали, то и дело совершая вылазки на чужую территорию, тем не менее до осени 45-го прямых стычек с японскими войсками не было. И даже за те 20 дней войны с Японией части, в которой служил сержант Максимов, так и не пришлось столкнуться с врагом лицом к лицу. Впереди с боями шли десантники и танкисты, а мотострелки, оснащенные пулеметом "максим", встречая на своем пути скотоводов-кочевников, слышали одну и ту же фразу: "Японцы три дня как ушли".

Тысячекилометровый марш-бросок. Перешли границу с Китаем. Через Хинган вышли в Маньчжурию.

— На границе командир полка полковник Чапайкин приказал закопать в землю противогазы — люди вымотались, и лишний грамм веса казался килограммом. Все пешком и пешком. А пулемет, слава Богу, без патронов 66 кг весит. В походе разбирали его по частям, но под станком — 32 кг — больше трех километров ни один боец не выдержит. В городе Таонань нам дали передохнуть, а потом, поскольку японцы капитулировали, тем же пехом отправили назад, к месту дислокации.

Война закончилась. Но домой Максимов вернется лишь через два года, в 1947 году.

Награды и порицания

Первую медаль — "За победу над Японией" — Максимов получил в мае 1946-го. Это было торжественное и шумное мероприятие. Полковник Чапайкин, которого бойцы любили за демократичность и простой нрав, целый месяц готовил наградные документы и никому не давал покоя. Награждены были буквально все.

Медаль "За отвагу" Максимов получал уже в числе немногих перед самой демобилизацией, в апреле 1947-го. Просто пришел в штаб, ему пожали руку, похлопали по плечу и отправили дальше служить.

— Почему именно "За отвагу"? Видимо, посчитали, что я достоин этой награды, — пытается понять те давние события Михаил Егорович сегодня.

Отношение к наградам у Михаила Егоровича, как и у многих других ветеранов, формировалось долгие годы. С порицаниями проще: провинился — получай. Не подстригся вовремя — пять суток "губы". Было такое. А вот награды...

— После войны, — вспоминает ветеран, — было не принято носить награды. Зазорно, что ли, считалось. Все, мол, воевали, все работали, всем досталось и нечего выпендриваться. Даже на праздники редко кто надевал медали. Да и не праздновали особо. Даже День Победы. Некогда было. Награды в моду вошли, если так можно сказать, всего-то лет двадцать назад, где-то к 40-летию Победы.

Вручение

От новой награды Михаил Егорович отнекивался как мог: "Может быть, не моя?" Убедили. Но в Усть-Орду, откровенно говоря, поехал не за медалью, а за машиной. Ноги совсем отказывают (сказались-таки, видимо, тысячекилометровые походы), и машина как нельзя кстати. Жена, Анастасия Сергеевна, жаль не дожила (в молодости-то семидесятикилограммовые кули на себе таскала, надорвалась), а то сейчас бы вместе по грибы ездили. Михаил Егорович вместе с женой всю жизнь работал на мелькомбинате, а потом на Казачинском хлебоприемном пункте в Боханском районе. За добросовестный труд оба неоднократно поощрялись медалями и почетными грамотами.

В Усть-Ордынском Михаила Егоровича встретили внук Андрей и дочь с зятем. Получили машину. Порадовались.

А вот медаль в который раз смутила ветерана:

— Все поздравляют, радуются за меня... И я не смог огорчить людей, сказать: так, мол, и так, может быть, ошибочка вышла. Да и не был я до конца уверен, что ошиблись где-то наверху, что-то напутали.

Не уверен в этом Михаил Егорович и сегодня, хотя запись в наградной книжке усилила его сомнения, что награда принадлежит не ему. Да, фамилия, имя, отчество соответствуют — Максимов Михаил Егорович. Но мало ли на Руси Максимовых — как Ивановых. Но главное — подпись: к награде Максимов представлен приказом N 025 от 26.12.43 г. командира 10-й гвардейской мотострелковой бригады.

— Я служил в 24-м мотострелковом ордена Ленина полку 17-й армии, — говорит Михаил Егорович. — И гвардейским он вроде не был. Уж не знаю, как произошла эта путаница, но, если найдется хозяин награды, мой полный тезка, я с великим удовольствием передам ему медаль.

Согласитесь: чтобы сделать такое заявление, тоже нужна отвага. И особая скромность.

Постскриптум. Чтобы разобраться в этой истории до конца, требуется время. Автор попытался что-либо узнать о 10-й мотострелковой гвардейской бригаде в Интернете, но это не дало точного ответа. Нашлись лишь сведения о 10-й стрелковой гвардейской бригаде. Дислоцировалась она в Закавказье.

Метки:
Загрузка...