75-летний пенсионер живет один в заброшенной деревне

Николай Протопопов включает свою единственную лампочку только по праздникам. В Бекете уже 43 года нет электричества

Деревни под названием Бекет уже почти полвека нет на карте Боханского района — сама деревушка, как и дорога к ней, давно заброшена. Посторонние люди туда не ездят, хотя жители близлежащих населенных пунктов — сел Морозово и Каменка — все еще помнят о ее существовании.
— Бекет? — с удивлением спрашивает прохожая в Морозово. — Да живет там один старик — вот и вся деревня. А сколько он там живет, никто и не помнит.

О единственном жителе Бекета вообще вспоминают редко. Однажды мне случайно посчастливилось услышать от жителей Боханского района о "деревне, которую и деревней-то не назовешь — один дом среди поля". И захотелось познакомиться с последним жителем деревни, узнать, как ему удается выживать в полном одиночестве в деревне, где нет даже электричества.
До Бекета — размытая весенним паводком дорога. Объезжая прямо по полю непроходимую грязь, через пару километров добираемся до одного-единственного дома, рядом, во дворе располагаются старые постройки — сарай, загон для скота, птичник. Из невысокого домика навстречу вышел мужчина средних лет, и, отгоняя собак, пригласил войти. Внутри по-мужски просто, обстановка самая необходимая — стол, пара стульев, кровать. За печкой, которая занимает добрую треть и без того маленькой избушки, стоит шкафчик с посудой.
— Отец мой здесь уж несколько лет совсем один живет, — поясняет Иннокентий Протопопов. — С тех пор как мать заболела и переехала жить к моей сестре. Сейчас отец и сам приболел, в Каменской больнице лечится. Я вот тут за хозяйством присматриваю, а вообще-то отец здесь один живет. Наша семья была последней в Бекете. Помню, люди начали покидать свои дома, когда я был еще мальчишкой. Уезжали кто в Каменку, кто в Морозово. В 1962 году здесь остался только один двор — дом моих родителей. Все очень быстро пришло в упадок. Дома разрушились, огороды заросли травой, электричество от деревни отключили. Мы с братом продолжали в школе учиться. В первом классе уроки делали по вечерам уже при керосиновой лампе. Чуть позже перебрались в Каменку, жили в интернате при школе. Как выросли — разъехались, сестра в Морозово теперь живет, мать к себе забрала. А отец решил здесь остаться. Благодаря ему деревня наша почти полвека простояла с тех пор, как все остальные жители ее покинули.
Пенсионер продлил жизнь деревне на 40 лет
75-летнего жителя Бекета Николая Иннокентьевича Протопопова мы все-таки увидели. Он временно проживает в Каменке.
— Да вот нога к старости заболела, — жалуется пенсионер. — Пришлось в Каменку к сыну пока перебраться, ближе к больнице. По дому скучаю, скоро вернусь в свой родной Бекет. У меня там хозяйство осталось — корова с теленком, овечки, куры, свиньи и две верные собаки.
Николай Иннокентьевич рассказывает, что родина его отца — Бекет, сам он в Бекете родился и вырос, и жена его оттуда.
— Сколько лет Бекету, я и не знаю. Помню свое детство. В третьем классе учился, когда война началась. У отца моего пятеро детишек осталось, когда он ушел на фронт. А я школу бросил, чтобы работать. Устроился на почту. У меня своя лошаденка была, я по соседним деревушкам развозил повестки на войну, похоронки и пенсии. А уж после войны окончил курсы трактористов и начал работать механизатором в Каменском колхозе. Всю жизнь на тракторе да на комбайне.
За всю трудовую жизнь у пенсионера накопилось много наград. Николай Иннокентьевич имеет два ордена Трудового Красного Знамени за хорошие достижения на уборочной, орден Октябрьской революции, орден Дружбы народов и 4 медали ВДНХ.
— Лет 50 назад у нас в деревне домов 20 было. Работали на птицефабрике, на конном дворе. Склады стояли. Но так уж получилось, что в начале 60-х годов малые деревни или присоединялись к более крупным населенным пунктам, или совсем ликвидировались. А у мужиков из Бекета жены все неместные были, вот и разъехались по разным деревням. А мы с женой на своей родине остались. И прожили там всю жизнь, троих детей вырастили.
На вопрос, не тяжело ли приходится одному, Николай Иннокентьевич машет рукой:
— Ну что вы! Дети помогают. Летом сено заготавливают на зиму, продукты каждую неделю привозят, гостят иногда. На случай гостей у меня своя электростанция имеется — лет пять назад приобрел у проезжих за 200 рублей. Свет включаю по праздникам, да когда дети приезжают навестить. Ни разу за последние 40 лет не скучал в одиночестве. А вот по родной деревушке скучать буду.
Бекет доживает последние месяцы. 75-летнему пенсионеру Николаю Иннокентьевичу становится все труднее и за скотиной ухаживать, и дом в порядке содержать. Приусадебные постройки да и сама избушка за прошедшие полвека обветшали. Еще в прошлом году пенсионер собирался перебраться поближе к детям. В этом году сын Иннокентий твердо намерен перевезти отца к себе навсегда. Так что скоро от деревни под названием Бекет не останется и следа.

Метки:
baikalpress_id:  2 846