Первый фермер в роду

До начала посевной всего полмесяца, а еще далеко не все хлеборобы округа подошли к весенним полевым работам во всеоружии. Среди неважно готовых к страде — Баяндаевский район.

"Руки у Андрея растут откуда положено
— Проблем хватает, — машет рукой начальник отдела сельского хозяйства Баяндаевской районной администрации Виктор Зангеевич Занданов. — Я, можно сказать, с корабля на бал попал. Всего месяц в должности, и сразу посевная. Насчет семян уже договорились с нукутцами и осинцами. Но нужно, чтобы округ профинансировал эти договоры и обеспечил нас ГСМ. Зерновыми планируем нынче засеять 5385 гектаров, общая площадь ярового сева составит 6865 га. А на будущий год под яровые собираемся отвести уже 10—12 тысяч гектаров.
— Неужели все поголовно бедствуют с горючкой и посевным материалом?
— Да нет. Есть крепкие мужики. Вон фермер из райцентра Андрей Андриянович Мунгалов в прошлом году собрал по 50 центнеров с гектара высококачественной пшенички сорта "ирень" и теперь даже торгует семенами.
...Андрея Мунгалова мне дома застать не удалось. Зато очень интересный разговор получился с отцом фермера, Андрияном Петровичем. Говорил Мунгалов-старший о нелегком крестьянском хлебушке (а его сын-фермер занимается исключительно зерновыми) со знанием дела — как-никак и агрономом, и директором совхоза немало лет довелось Андрияну Петровичу потрудиться, а о сыне, сумевшем на голом месте создать крепкое хозяйство, — с законной гордостью.
— Да, хорошая пшеничка уродилась у Андрея, — кивает Андриян Петрович и зачерпывает пригоршню зерна, — только "ирени" с 28 гектаров он собрал 141 тонну, а всего зерновых 282 тонны намолотил. Я такой пшеницы сроду не видывал — зернышко к зернышку. И ведь это непросеянное зерно, а сорняков в нем нет.
— И как же удается без сорняков-то?
— Так Андрей половину пашни всегда под парами держит. Потому и пшеница чистая, и семена только первого класса.
— Хорошая у вас пшеница, Петрович, да только на одни булочки и годится, — вступает в разговор зашедший купить дробленки сосед Мунгаловых, Василий. — Да, сдобы из вашей муки получаются знатные. Но сдоба ведь под борщец не годится.
— А ты в тесто муки второго сорта подмешай, тогда и хлеб будет хороший, — советует соседу Андриян Петрович.
Отпустив покупателя, отец фермера знакомит меня с хозяйством. В ангаре площадью 900 квадратов — зерносклад, дробилка и мини-мельница. Чуть поодаль от склада — кирпичный гараж. Из техники у Андрея Мунгалова колесный "Беларусь", гусеничный "Казахстан", комбайн да два грузовика, ЗИЛ и ГАЗ-53. Все далеко не новое, но все на ходу.
— У Андрея руки откуда положено растут, — объясняет боевое состояние техники Андриян Петрович. — С железом он с детства любит возиться, очень упорный и трудолюбивый, весь в мать. Еще в классе седьмом-восьмом попросил: "Купи, батя, мне мотоцикл. Но не новый, а сломанный — я его восстановлю". Дал я денег, а к вечеру сын пригнал старенький "Восход". Поколдовал несколько дней и все отремонтировал. Так и до сих пор сам болты-гайки крутит, никаких слесарей к своим машинам не подпускает.
Чтоб иметь собственную ниву, надо "Ниву" продать
— А как Андрей в фермеры выбился?
— Прицениваться-то к фермерству мы стали еще с 1989 года, с мартовского пленума ЦК КПСС. Тогда разрешили крестьянские хозяйства. Но мы думали, что это что-то небольшое, вроде подсобного хозяйства. А в начале 90-х, когда Андрей вернулся из армии, ясность с фермерством уже наступила. И на семейном совете мы решили, что надо начинать собственное дело. Кредиты фермерам в то время уже давали, но мы опоздали их получить. И чтобы купить тракторы, Андрей продал "Ниву" да еще деньжат сверху добавил. Слава Богу, инфляции еще никакой не было. А уже комбайн на кредит купил и в том же году с урожая за него рассчитался. За оборудование для сортировки зерна, простоявшее в одном хозяйстве без дела лет десять, расплатились семенами. Так потихоньку развивались.
— И всегда такой богатый урожай получали?
— Нет, конечно. Но в среднем по 31,5 центнера с гектара все двенадцать лет добывали. Первые годы урожай Андрей хранил в заготзерне. А потом там резко подскочила стоимость аренды, и нам пришлось поднатужиться, строить зерносклад. Благо деляну выделили сыну в лесу, все полегче стало со стройматериалами. Теперь Андрей и пилораму хочет ставить, расширяться ведь надо.
— А кто же потянет большое хозяйство, неужели Андрей Андриянович в одиночку?
— Пока — да, сын почти все делает сам: и пашет, и сеет, и жнет, и лес валит. Но через год внук пойдет на дембель, помощником будет. У него права водителя и тракториста, и в армии с техникой возится, как и отец, любит с детства всякие механизмы. Так что Андрей в нашем роду первый, но, думаю, не последний фермер.
— Скажите, что бы вы пожелали своему сыну и его коллегам фермерам?
— Худо-бедно округ своим крестьянам помогает. Те же деляны выделяет, большую часть стоимости ГСМ оплачивает. Вот только засуху не в состоянии никакие власти отменить. А то зачастила чего-то к нам она в последние десятилетия.
— И тем не менее даете рекордные урожаи.
— Так это вопреки природе, а не благодаря ей.

Загрузка...