Мария Дмитриева живет второй век

В честь столетнего юбилея матери дети заклали коня

Поздравить Марию Банаевну собрались сто человек. Кто-то еще пошутил: по одному, мол, на каждый год. Мария Банаевна сидела во главе стола, поблескивая черной головой, — внучки и племянницы накануне торжества выкрасили ее под цыганку, хотя седины было совсем немного. Мария Банаевна пила все, что подавали, — водку, вино, шампанское. А на следующий день, когда компания переместилась из баяндаевского кафе в огромный, но уютный дом Бахайских фермеров Петра и Аллы Моргоевых, внуков виновницы торжества, и принялась дружно лечить голову, столетняя женщина вдруг заявила:
— Выпить, конечно, можно, а похмеляться вроде и не с чего — подумаешь, пригубили...
Орел Ильич Аракшинов, глава Баяндаевской районной думы и родственник именинницы, заметил:
— Я, конечно, Орел, но в этом деле (он показал на бутылку с шампанским) по сравнению с тобой, баба Маша, просто воробей. Сколько помню тебя, ты не меняешься...

Просто Мария
Родилась и выросла долгожительница в Нухунуре (в Толгойн Хахайя, как называлось село до 30-х годов) в семье зажиточного хозяйственника-бурята Бахрууни Баанайя. В Нухунуре по сей день сохранилась площадка около светлой речки Урда-гол, на которой до середины прошлого века торчали пни оградных столбов. Здесь и располагались когда-то хозяйственные постройки и дом Бахрууни, в котором 20 марта 1905 года на свет появилась Бахрууни Баанайн Маша, или просто Мария. В семье Бахрууни Баанайя было всего шестеро детей — сын и пять девочек: Маша, Марья, Елена и Наталья. Двое умерли еще в детстве. Две старших дочери, по сути, носили одно имя, а имена младших выговаривали по-бурятски — Элеэнэ и Натааля. Маша росла баловницей, любимицей отца, ни в чем не нуждалась, играла с улусными малышами и ездила в гости к богатым родственникам. Меж двух высоких гор, на север от Нухунура, со стороны улуса Хууд, течет прозрачная речушка Хууши-гол. На этой речке крутили свои жернова две мельницы одного из предков Марии Банаевны — Бахы, который славился не только своим богатством, но и женами. Их у него было пятеро.
Пришло время, когда симпатичными дочерьми Бахрууни стали интересоваться молодые люди. И не только из Дээдэ Хахайя (еще одно название Нухунура), но и из других Нуга-Нютагов — так тогда назывались улусы. Черноволосая красавица Маша встретилась и познакомилась с молодым и физически крепким парнем Хадаалайем из рода Хара Малагайтан, обитателем улуса Баахай. И в 1935 году Маша Бахрунова становится Марией Димитровой, женой силача из Бахайя. Говорят, что Хадалай Николаевич один снимал с телеги 200-литровую бочку с водой, а на фронте фашисты шарахались от него как черт от ладана. Будучи бригадиром полеводов, заслужил орден Ленина. Побаивался он только свою юную и хрупкую жену, росточком ему по грудь. Если что-то было не так, Мария Банаевна, подбоченясь, шла на мужа как таран, и он уступал. Любил он ее. И эта любовь была взаимной.
Четыре сына
В 1936 году в семье Дмитриевых родился первый сын — Фрунзе. Родители долго думали, как назвать первенца, и на помощь пришел друг семьи Илья Аракшинов, отец Орла. В тот день, когда Фрунзе появился на свет, в календаре красовался портрет легендарного полководца, и Илья, ломавший голову над именем для младенца, многозначительно произнес:
— Фрунзе!
На том и порешили. В будущем это имечко не раз будет ставить его носителя в пикантные ситуации. В поездках, дома, на работе. Как-то он познакомится с молодым человеком.
— Микоян, — представится тот.
— Фрунзе.
— Ты что, издеваешься?
Для своего сына Илья Аракшинов придумает не менее удобное имя, и, когда тот однажды, знакомясь с кавказцем Эльбрусом, назовется Орлом, дело едва не дойдет до драки. Фрунзе, впрочем, всегда гордился своим именем, а что касается драк, то в округе равных ему не было. Пошел он в отца, выносливым и сильным. Служил на флоте (первым в истории Бахай), и, когда вернулся домой в клешах и тельняшке, в него повлюблялись все местные красавицы. "Мне было пять лет и я рисовал Фрунзе — так он меня впечатлял, — вспоминает Орел Ильич. — И надо же было случиться, в свое время меня тоже призовут на флот". Склонность к экстравагантным именам передастся и самому Фрунзе — одну из своих дочерей он назовет Мэри.
Кроме физической силы, Фрунзе славился трудолюбием. Работал шофером и комбайнером в Люрском совхозе. В 1980 году намолотил 10 тысяч тонн зерна и был премирован автомобилем "Москвич". Все сыновья Дмитриевых получат высшее образование, кроме Фрунзе. "Но он самый умный из нас", — признаются братья. Все станут спортсменами: Леонид — мастер спорта по национальной борьбе, Георгий — кандидат, Николай — перворазрядник. Все, кроме Фрунзе. "Но он самый сильный из нас", — уверяют братья.
Второго сына Дмитриевы назовут Николаем. В честь деда. Свое детство он вспоминает так: "Мы всегда были заняты делом. Мама весь день на ферме. Я печенье пеку, Леня полы моет, Гоша стирает... Мне семь лет. Первого сентября в школу, а мама не пускает — надо пасти телят: "Вот вернется отец из армии, тогда и учиться будешь". Утром пасу, а тут ребятишки в школу идут, я про телят забыл и за ними. Выдали мне учебники и тетради, а я домой боюсь возвращаться, побежал в телятник. От мамы прячусь. Слышу зовет: "Коля, иди сюда... Ладно уж, учись".
Зимой стояли морозы. До школы дойдешь — коленки отмерзают. Мама спрашивает: "Почему в школу не идешь?" — "Холодно". Берет стакан тарасуна: "Пей". Выпиваю залпом — и бегом в школу. От тарасуна и беготни на занятиях не мерзну, а другие от холода трясутся. "Вот все бы так старались, как Николай, не мерзли бы, — говорит учительница. — От усердия аж вспотел". Мама знала, что делала. Окончил техникум, институт, жизнь прожил, а алкоголиком так и не стал...
Все сыновья Дмитриевых уже на пенсии. Николай работал директором мебельной фабрики в Екатеринбурге, Леонид главным ветеринаром в Осе, Георгий — инженером в Улан-Уде. Девочек у Марии Банаевны не было, и соседи посмеивались: "Корова-то у тебя, Маня, хитрей — один год принесет бычка, другой — телочку. А у тебя одни мужики". Девочки пошли в следующем поколении. Сейчас у Марии Банаевны 11 внуков, 21 правнук и два праправнука. Половина из них девочки. Перехитрила-таки корову.
Поздравления
Фермер Петр Владимирович Моргоров и его жена Алла Фрунзевна, у которых сейчас живет Мария Банаевна, к юбилею готовились основательно. Загодя облюбовали жеребенка к закланию, вырастили его, откормили. Два последних месяца потчевали мукой. Угощение получилось на славу. Гости ели и хвалили. За два дня от коня остались только копыта. Марию Банаевну завалили подарками и зацеловали. Валентина Васильевна Хаданова, мать-героиня, воспитавшая 13 детей, приехала из Иркутска:
— Мы с бабой Машей лучшие подруги. Дружим уже 51 год. У нее даже прозвище было — Душа. Любим Марию Банаевну за ее отзывчивую душу. Зайдет, бывало: "У вас есть молоко? Нет. Так я вам принесла". Она 80 лет держала свое хозяйство, и многих одарила ее душа.
Мария Банаевна в ответ спела бурятскую песню и подняла тост:
— Пусть ваша работа превращается в деньги, а каждый шаг — в золото.
Секрета своего долголетия она не раскрыла. Его просто нет. Живи, радуйся, работай, люби. И все.

Загрузка...