Владимир Кондратьев: "Театр — это, прежде всего, тяжелый труд".

Имя этого человека давно на слуху: известный режиссер, в прошлом актер, педагог, его голос звучит по радио, его видят на экране телевизора, порой мы читаем его статьи. И, тем не менее, у меня появилось ощущение, что мы не так хорошо знаем этого неординарного человека.

Владимир Ильич Кондратьев — уроженец Баяндаевского района, заслуженный деятель искусств Республики Бурятия, России, заслуженный работник культуры Монголии, режиссер Бурятского драматического театра.
— Мои родители были потомственные крестьяне, истинные труженики, отдавшие все для того, чтобы их дети получили образование, профессию и как-то вышли в люди. Отец был открытый, добрый, порой наивный, но очень живой, энергичный человек. Характер у меня от отца. Темперамент в нашей профессии — один из важных факторов. А мама была внешне спокойным, сдержанным человеком, хотя у нее был скрытый юмор и склонность к лицедейству. Она умела ловко разыграть человека, увидеть в нем некий недостаток. У нее был пронзительный ум и какое-то ироническое отношение к себе, к людям, к ситуациям. Но главное ее качество это умение сохранять достоинство при любых ситуациях.
— Талант дается человеку от природы или это вопрос школы, воспитания?
— Конечно, все в генах. Школа помогает выявлять заложенное природой. Из ничего ничего и не получается — сказано классиком. Говорят, в детстве я знал и декламировал много бурятских юролов, благопожеланий, и этим удивлял гостей. Может быть, это был детский театр одного актера? Вообще я любил игры, розыгрыши, был лидером во всяческих забавах. Учась в средней школе, я играл в драмкружке. Помнится, я даже сбежал через окно больницы в пижаме, чтобы сыграть в пьесе.
Увлечение привело меня к директору Бурятского драматического театра Ц.А.Балбарову (я же не знал тогда, где учат на актера), а затем в Ленинградский театральный институт.
— Казалось бы, исполнилась мечта: окончили столичный ВУЗ, стали актером, были на хорошем счету и вдруг занялись режиссурой. Вы не жалеете, что ушли из актерской профессии?
— Нет, не жалею. Ну, во-первых, мне никто не помешает играть. Актерская профессия (если в сравнении)— зависимая профессия. Увидит тебя режиссер — есть роль, а если не увидит? А если долго не видят? Вспомним великого актера современности И.Смоктуновского. Актер долго слонялся по разным городам, театрам и был на ролях "кушать подано", пока его не заметил режиссер Г.Товстоногов в небольшой роли в фильме "Солдаты" и не предложил роль князя Мышкина в "Идиоте" Достоевского, после которой он проснулся знаменитым. Разумеется, все это я осознал позже. Режиссура — это совершенно другая профессия.
— А в чем ее суть?
— Режиссер это человек, очень хорошо знающий жизнь и умеющий ее рассказывать.
— Что для вас театр? Место работы, служба, призвание?
— И то и другое. Прежде всего, это тяжелая работа, порой изнуряющая, нервная. Каждый спектакль надо начинать с чистого листа и опыт мало что дает, а порой даже мешает. Надо бороться не только с актерскими штампами, но и с собственными, преодолевать стереотипы мышления, леность мысли, инертность, прежде всего, в себе. — Может ли театр изменить мир?
— Мы должны верить в эту прекрасную утопию. Без этого нельзя. Музыка, театр, поэзия и другие виды искусства, конечно, влияют не на мир, а на конкретного человека. Без этой веры театр превращается в место работы.
— Что такое национальный театр?
— Любой театр должен быть национальным, иначе это повтор, дубликат какого-то театра вообще. Возьмите китайский, японский театры. Да что далеко ходить! Когда известного грузинского режиссера Стуруа спросили о своеобразии грузинского театра, он ответил: "Грузинские актеры, да и вообще грузины, остро чувствуют, что они должны умереть. А другие обманываются, как бы не хотят верить. И поэтому грузины понимают, что пришли в этот мир на какое-то мгновение и стараются взять от жизни по максимуму. Они играют с таким отчаянием, как будто через минуту умрут и потому должны все успеть выложить. Это и есть грузинский театр".
— Вы много спектаклей ставили в Монголии. Что это вам дает?
— В 1985 году директор Монгольского академического театра драмы А.Тая пригласил меня на постановку "Ревизора" Гоголя. С тех пор меня время от времени приглашают. В незнакомом коллективе много неожиданностей, непредсказуемого, есть возможность пробовать, искать, идти непроторенными тропами. Там я обрел немало истинных друзей. У меня даже создалось ощущение, что там меня понимают лучше, чем в своем театре.
— Летом 2003 года вам вручили Почетную грамоту о присвоении общественной организацией по линии ЮНЕСКО звания "Лучший режиссер потомков Чингисхана". Что это за грамота и как вы отнеслись к ней?
— Человек, удостоенный такой грамоты, автоматически попадает в историю, имеет право посадить Дерево памяти и имеет некоторые привилегии. Всего этой грамоты были удостоены семь человек. В последние годы это были президент Монголии Багабанди, японский профессор Марахито Ханада (он полномочный и чрезвычайный посол Японии в Монголии).
— В этом году у вас юбилей. Что для вас возраст? Вы его ощущаете?
— Пока не очень. Правда, от разных тусовок стал отказываться. Может это и есть некое ощущение возраста. Но важнее сохранять молодость духа. — Говорят, вы гостеприимный человек и хорошо готовите?
— Да, я люблю готовить, угощать. Люблю сочинять, делаю какие-то экспромты с блюдами. Как-то в Польше нас угостили блюдом под названием "Татар". Приехал домой и сделал по-своему. Получилось, могу научить.
— Я знаю, у вас маленький сын. Вас не беспокоит тот факт, что он еще маленький?
— А я старенький? Нет, не беспокоит. Я сам поздний ребенок. Мама родила меня в 45 лет, отцу было 50. Ничего, вырос. Так что все нормально.

Метки:
baikalpress_id:  37 067