Вантеевка прощается с Большой землей

Шесть семей из маленькой деревушки готовятся к жизни на необитаемом острове

Каждую весну природа испытывает на выносливость жителей деревеньки Вантеевки Боханского района. Март — последний месяц, когда они могут запастись продуктами и медикаментами на два месяца вперед. Лед на реке, по которому вантеевцы зимой перебираются на Большую землю, уже начинает таять, а дорогу, по которой люди ездят летом, каждую весну топят ручьи. Ежегодно обитатели Вантеевки оказываются отрезанными от внешнего мира.

— Когда мы еще маленькими были, кроме Вантеевых здесь жили Черниковы, Гребневы, Папины — все переселенцы с запада. Было в деревне около 30 дворов, — вспоминает Тамара Петровна Вантеева, местная жительница. — А теперь остались только потомки основателей деревни — Вантеевы.
Как оказалось, все жители деревни — родственники. Сейчас в деревне 6 жилых домов, больше половины населения — пенсионеры. Все помнят времена, когда Вантеевка процветала: люди работали в местном колхозе, на конном дворе, в кузнице, на току. С тех пор в деревне развалилось все, что существовало, — и хозяйство, и покинутые дома. Многие жители уехали в соседние деревни — в Каменку и Морозово. На горе, вдали от единственной жилой улицы, до сих пор стоит заброшенный дом. Когда-то отсюда уезжала и семья Вантеевых, но вернулась, чтобы похоронить своих родителей.
— Я школу окончила, вышла замуж и сразу же уехала, — рассказывает Тамара Петровна. — Жила в Азии, потом — на Севере, в Катангском районе, в поселке геологов на Тунгуске. С мужем вместе участвовали в Преображенской экспедиции. Когда уезжали из Вантеевки, помню, вся гора была заселена, а на берегу речки Иды черемуха цвела. Три года назад, когда вернулись на родину, чтобы похоронить отца, деревню свою не узнали — людей почти нет, дома обветшали, а некоторые совсем исчезли, черемухи на берегу не стало...
Семья геологов вернулась в Вантеевку три года назад, живет в родительском доме. Ворота у дома старинные — высокие, под навесом. Такие теперь можно увидеть только на фотографиях начала прошлого века.
— Уехали бы отсюда, да жаль оставить родную деревню, — говорят пенсионеры. — Рядом с нами живут 70-летние старики, им помогать необходимо.
"К изоляции готовимся заранее"
Ближайшая дорога, по которой можно добраться до Вантеевки зимой, проходит через речку Иду. Другая дорога, по горе, намного длиннее — она огибает деревню с другой стороны. Весной, когда тает лед на реке, с возвышенностей начинает сходить снег и на дороге образуются глубокие и широкие озера, которые невозможно ни перейти, ни переехать. Два месяца подряд жители деревни совершенно оторваны от цивилизации. Сами себя они называют робинзонами.
— Мы живем как на необитаемом острове, — сетует Галина Вантеева. — В деревне нет ни магазина, ни врача. Ближайшая больница — в Каменке, за 8 километров от нас. Школа — в деревне Морозово. А у меня две дочки-школьницы. В апреле у них, как правило, вынужденные каникулы. В школу не ходят, потому что попасть в соседнюю деревню просто невозможно.
На единственном в деревне автомобиле за всем необходимым в хозяйстве, а также за продуктами ездит Валерий Тимофеевич Вантеев. Перед наводнением ему нужно привезти и себе, и соседям продовольствие и медикаменты. В период такой сезонной изоляции люди вынуждены обходиться самолечением. До сих пор, слава Богу, экстренных случаев не происходило.
Уже в первые дни весны по реке пошла наледь. Пенсионеры привыкли к тому, что весной они оторваны от внешнего мира. Но уезжать из Вантеевки никто не торопится.
— Родную деревню жалко оставлять, — делится своими мыслями Тамара Петровна. — И так все разворовывают. Леса около нашей деревни всего 10 соток осталось. В прошлом году лес горел. Теперь его вывозят, а вместе со сгоревшим лесом и хорошие деревья воруют. Как-то осенью пошла за грибами, смотрю — около тридцати спиленных берез лежат, хотя березы нельзя рубить. Этот лес еще мой отец берег. Если мы уедем отсюда — кто же тогда будет за порядком следить?

Загрузка...