"Россия" хочет выжить

Директор ОАО "Россия" своим долгом считает сохранить хозяйство в трудные времена

Первая капель, обрадовавшая горожан, несколько взбодрила жителей села: весна идет! Да и прогнозы синоптиков спокойно спать не дают — обещают раннее тепло, а значит, и ранний сев. Это хорошо.
— Плохо другое, — говорит директор ОАО "Россия" Николай Яковлевич Далбаев, — посевную технику еще ремонтировать и ремонтировать. Нет запчастей, техника морально и физически давно устарела, и надо как-то изворачиваться, чтобы не упустить сроков посевной. Упустишь — не будет хлеба, а хлеб — это единственное, что по-настоящему кормит и поддерживает нашу жизнь. Хотя не брезгуем никакой работой...

Как упоительны в "России" вечера...
1996 год стал переломным в жизни ОАО "Россия", в прошлом — колхоза имени Ленина, когда-то одного из крупнейших хозяйств Боханского района. Колхоз-миллионер к тому времени представлял собой нечто вроде разбитой колоды: трехтысячное стадо сократилось вдвое, уцелевший скот дышал на ладан, поля зарастали травой, лучшую колхозную технику "прихватизировали" по остаточной стоимости, а запутавшиеся в происходящем люди практически не работали, сидя по домам перед телевизорами. Бойкие политики, обещавшие с экранов обустроить Россию чуть ли не за пятьсот дней до капиталистического рая, выдумывали все новые и новые рецепты, а "Россия" нищала. Поэтому, когда в Хохорск, на базе которого и находится хозяйство, приехал Николай Далбаев, в прошлом начальник окружного сельхозуправления, и пообещал поднять производство, ему мало кто поверил. Акционерное общество, говорили люди, скорее всего, ждет участь многих соседей, о хозяйственной деятельности которых к тому времени напоминали лишь печати и гордое имя в налоговых реестрах.
Нужно было вселить веру в людей. Новому директору пришлось стать и психологом, и менеджером.
— Советские времена, конечно, были золотыми для сельского хозяйства, — рассуждает Николай Яковлевич, — все задарма: новая техника, ГСМ, семена, удобрения. Поддержка со стороны государства была стопроцентная, но это нас и сгубило, испортило. Отвыкли от самостоятельности и совсем разучились считать деньги.
Потому-то первое, с чего он начал, — пригласил на работу грамотного главного бухгалтера, Анну Яковлевну Дудееву, до этого работавшую в соседнем хозяйстве, и увенчал ее новой должностью заместителя директора по экономике.
— Мы тогда работали днем и ночью, несмотря на бытовую неустроенность, — вспоминает Анна Яковлевна (около четырех лет она прожила в школьной подсобке). — Когда в моду вошла песня "Как упоительны в России вечера", многие шутили — мол, это о нас, допоздна работающих. И дело сдвинулось. Оживилось производство, открыли сеть магазинов (две точки только в Бохане), заложили клуб в соседнем Харатиргене, начали закупку скота... Кредитов сельхозпредприятиям тогда не давали, поэтому скот закупали под урожай.
Своя птицеферма
В том же 1996 году в "России" решили открыть свою птицеферму: небольшое подсобное производство на 700 кур-несушек, с напольным содержанием, расположилось в здании бывшей кошары. Руководить птичником предложили старейшему животноводу хозяйства Нине Николаевне Балтахиновой. Птичник не приносил прибылей, но и не был в убыток. Яйцо и куриное мясо пошли на нужды рабочих хозяйства, в детские сады, школу и приют.
— Дело это тонкое, — говорит Нина Николаевна. — Не труднее, чем ухаживать за овцами, но ответственнее. В птичнике зимой поддерживается температура не ниже 14 градусов. Корма должны быть сбалансированы, с микродобавками. К тому же яйцо нужно собирать вовремя, через каждые 15 минут, иначе ничего не останется — склюют...
В штате птичника сейчас четыре человека, и только их дисциплинированность позволяет селянам иметь к столу свежий продукт. Десяток яиц в магазине хозяйства стоит 27 рублей, поэтому товар никогда не залеживается. Более того, на него записываются, берут в очередь.
Новая мельница крутится-вертится
1998 год — год устрашившего страну дефолта, — как ни странно, для многих сельхозпредприятий, в том числе и для "России", оказался благоприятен: подскочившие в ту осень цены сделали новый урожай по-настоящему прибыльным. Вырученные деньги пошли на приобретение мельничного оборудования и мини-завода по пакетированию молока. Оба производства расквартировали в здании бывшего кормоцеха. Стадо крупного рогатого скота, выросшее к тому времени до 2000 голов, в летнее время давало хорошие надои, и в день цех пакетирования поставлял на рынки Иркутска, Ангарска и Шелехова до пяти тысяч литров фасованного молока. Эта продукция, говорят, отличалась качеством и ценилась потребителем — на рынках с утра ждали машины из "России". Два года назад, к сожалению, надои упали, пакетировать молоко стало невыгодно — и цех на время законсервировали. На время — подчеркивают в "России", потому что надеются на лучшие времена.
Зато мельница по сей день остается для "России" своего рода Клондайком. Мельники Роман Гайзатулин и Чингиз Хурхутов в день производят три тонны муки. Большой мешок муки "Российская" на рынке стоит 450 рублей. Работникам хозяйства он обходится несколько дешевле.
"Будем выживать"
В прошлом году в хозяйстве получили хороший урожай зерновых — 28 центнеров с гектара. Ну а как сложится нынешний год, зависит от многих факторов, в том числе и от того, как подготовятся к посевной.
— Я понимаю, что сельское хозяйство в загоне и практически бесполезно его поднимать, если не будет на то политической воли со стороны руководства страны, — говорит Николай Далбаев. — Та помощь, которую нам оказывает округ, без федеральной поддержки способна лишь поддерживать в нас жизнь. Рабочие практически не получают денег, не считая мелкого авансирования, но мы должны выжить, и потому по-прежнему надо работать...
С первой же капелью директор хозяйства помчался в Мегет, на завод металлоконструкций. Нет запчастей — так хоть взять по взаимозачету металл для ремонтных работ: уголок, швеллер, прут... И пора будить, поднимать людей, распущенных на зиму в отпуска...

Метки:
baikalpress_id:  2 531