Мужчина погиб в камере предварительного заключения

Родственники готовы доказывать, что самоубийства не было

Всего месяц назад Артур Ефремович Марактаев нашел работу: он устроился кочегаром в детском саду поселка Бохан — в родном Дундае, что в 45 километрах от райцентра, работать было просто негде. Радовались родные, сам Артур строил планы на будущее, мечтал построить в Бохане дом и перебраться туда на постоянное жительство. Никто и предположить не мог, что мужчина не доживет даже до своего 40-летия. Однажды он просто не вернулся домой. Его мечтам не суждено было осуществиться — жизнь Артура Ефремовича оборвалась в камере предварительного заключения.

Цепочку событий, которые произошли в тот день, 22 февраля, удалось восстановить по рассказам родственников и работников милиции.
К десяти утра, как обычно, Артур Марактаев отправился на работу в Бохан — дежурство кочегаров в детском саду продолжалось сутками. Работа вахтовым методом не особенно затрудняла мужчину, так как в райцентре проживала его сестра. Сам Артур тоже планировал постепенно перебраться в Бохан вместе с семьей.
Вечером работницы детского сада поздравили мужчин с наступающим праздником защитника Отечества. В седьмом часу вечера все разошлись по домам. Почему Артур не остался на работе до окончания вахты, а отправился в гости, неизвестно. Сначала мужчина зашел к своей сестре, а через час его встретил на улице другой родственник. В девятом часу к Артуру Ефремовичу подошли на улице сотрудники патрульно-постовой службы и попросили пройти с ними в отделение, так как задержанный был в нетрезвом состоянии. По словам работников милиции, мужчина не оказывал сопротивления. Прежде чем водворить задержанного в камеру предварительного заключения, у него, как и полагается в таких случаях, изъяли все, вплоть до очков и шнурков с ботинок. Как сообщил начальник Боханского РОВД Николай Петров, спустя сорок минут задержанный повесился в КПЗ на шнурке от пояса трико.
— По всей видимости, это произошло в то время, когда дежурный сидел спиной к решетке камеры и работал с документацией, — объясняет Николай Георгиевич. — Суицид — минутное дело. В настоящее время проводится расследование в отношении сотрудников милиции, которые дежурили в тот вечер. Мы не отрицаем, что в работе дежурного были нарушения, поэтому он на время проведения разбирательства отстранен от несения службы.
Причину смерти пытались скрыть?
То, что рассказали журналистам "Окружной правды" родственники погибшего, расходится со словами работников милиции.
— В первом часу ночи ко мне домой пришел милиционер и сообщил о том, что Артур повесился в КПЗ, — высказывает свою версию зять погибшего Леонид Манталаев, проживающий в Бохане. — Мы с женой собрались и сразу же отправились в милицию. На месте уже работали сотрудники прокуратуры, а тело отправили в морг. В тот вечер в милиции дежурили знакомые мне милиционеры. Они мне рассказали, что в тот момент вышли из комнаты, поэтому и не видели, как Артур привязал шнурок к решетке камеры и повесился. Нам сказали, что Артур повесился на шнурке от куртки.
Жена погибшего, Ульяна Михайловна Бураева, утверждает, что ни в спортивном трико, ни в куртке, в которых ее муж уехал на работу утром, не было ни одного шнурка.
— Артур был довольно крупным мужчиной, весил 97 килограммов, — говорит Лидия Сергеевна Баханова, невестка Артура Марактаева. — Он никогда не носил одежды со шнурками, сразу их снимал, они ему не нужны были. И что самое странное — на экспертизу этот злополучный шнурок не отправили, да его вообще мало кто видел. И одежды Артура мы назад не получили.
След от наручника
Жена погибшего подала заявление в прокуратуру с просьбой выяснить истинную причину смерти своего мужа. Никто из родных не верит в то, что Артур мог покончить жизнь самоубийством — он никогда не высказывал подобных намерений. В семье проблем не было, на работе тоже.
— Мы уверены, что умер он не по своей воле, — говорит Лидия Баханова. — И будем доказывать это в суде. Когда нам выдали тело, мы привезли его домой. Следующим утром, когда прошло уже много времени после смерти, мы с Ульяной, женой Артура, заметили, что левая рука умершего осталась подвижной — такого быть не должно. Мы сняли перчатку с его руки и увидели какой-то след, предположительно от наручников, — видимо, сухожилия или кости руки были повреждены еще при жизни. На всякий случай сделали фотографии и собираемся представить их суду. А медэксперты нам сообщили, что удавка на шее тоже находилась с левой стороны. Поэтому мы и сделали такой вывод — сам он повеситься не мог. Свою точку зрения мы готовы отстаивать до последнего.
Не верит в самоубийство сына и отец погибшего, пенсионер Ефрем Николаевич Марактаев:
— Он был совершенно здоровым парнем, жизнь любил...
19 марта Артуру Марактаеву исполнилось бы 40 лет.

Метки:
baikalpress_id:  2 482