Ветеран полвека искал могилу отца

В селе Середкино остался единственный ветеран Великой Отечественной войны

— И отец мой был Середкин, и дед, и прадед. И я — Середкин, — рассказывает старейший житель села Середкино, участник Великой Отечественной войны Андрей Яковлевич. 85-летний ветеран — единственный оставшийся в живых из 44 человек, которые более полувека назад вернулись с фронта.

Село Середкино Боханского района — центральная усадьба, к которой относятся деревни Кыртыгей, Мутиново, Донская. Как и имена многих других небольших сельских населенных пунктов, название Середкино произошло от самой распространенной здесь фамилии Середкиных. Когда образовалось село, не помнит даже старейший житель Середкино Андрей Яковлевич Середкин. Но фамилия эта до сих пор очень распространена в селе.
Село Середкино — это чистенькие улочки, аккуратные дома на берегу Братского моря. Дом самого старого жителя села тоже отличается добротностью. На заборе — табличка, повествующая о том, что здесь живет ветеран войны. Теперь такая табличка в Середкино осталась последняя и висит она на одном доме, где и проживает Андрей Яковлевич. Ветерана удалось застать дома — он собирался на поминки своего друга:
— В прошлом месяце умер мой сослуживец, — говорит старожил. — Теперь я остался последним из тех 44 человек, которые вернулись с фронта в наше село, и последним из всех своих братьев.
В семье Середкиных было пятеро братьев и сестра — хорошая помощь отцу. Все соседи завидовали тому, как росло благосостояние семьи Середкиных. Крепкий дом и большое хозяйство стали причиной того, что Середкиных раскулачили как зажиточных крестьян. Из села пришлось уехать, но ненадолго.
— Мои прадед и дед жили в этом селе, — рассказывает Андрей Яковлевич. — Но где же еще жить Середкиным, как не в Середкино? Вернулись сюда, в родное село. Тогда оно еще внизу стояло, в том месте, где сейчас водохранилище. Там жили до конца 30-х годов прошлого века. Потом началась черная полоса. В 1938 году отца арестовали. Вдруг, ни с того ни с сего, ничего не объясняя. Просто увезли. Его и еще несколько человек из Середкино. Мы искали его. Куда только мать ни писала письма! Ответа так и не дождались. Через 2 года мать умерла, а я ушел в армию. Еще через год началась война. Воевал с Японией. Побывал во многих городах. И даже когда война закончилась, мы продолжали стоять на востоке. В одном из боев меня контузило при взрыве. Отправили в госпиталь, потом — домой. В родном селе не был 6 лет. Поэтому нужно было начинать жизнь заново. Женился, пошел работать в колхоз трактористом, как и до войны. Образование у меня высокое, — шутит пенсионер, — 4 класса. Но все же стал бригадиром тракторной бригады. Вот только об отце я так ничего и не узнал.
За отца попросили прощения
— Руки не опускали ни я, ни мои братья — на протяжении всех этих лет, что прошли после войны, искали отца, — продолжает свой рассказ Андрей Яковлевич. — Помогала жена, Клавдия Тимофеевна. Продолжали писать письма в разные федеральные службы, но ответа не получали. В 80-х годах уже подозревали, что в живых его нет. Если он сидел в тюрьме, то уже вернулся бы домой. И только в 2000 году к нам приехали сотрудники ФСБ, пригласили в райцентр. В Бохане нам объявили, что отец наш был расстрелян сразу же после ареста, в 1938 году, похоронен недалеко от Иркутска и реабилитирован спустя 20 лет. Выплатили нам причиненный при раскулачивании ущерб в размере 10 тысяч рублей, а за отца попросили прощения. За что он был расстрелян — до сих пор остается тайной.
На могилу отца ветерану войны съездить так и не удалось. Признается, что силы уже не те. Тем не менее, середкинский старожил, как и много лет назад, ловит окуней в речной проруби. Скоро Андрею Яковлевичу исполнится 85, но седых волос у него почти нет. Пенсионер утверждает, что это заслуга его заботливой жены. 8 лет назад они с Клавдией Тимофеевной отпраздновали золотую свадьбу. Сейчас у счастливой пары 4 сына, 10 внуков и 10 правнуков. Все они носят фамилию своих далеких предков, которые и положили начало селу Середкино.

Метки:
baikalpress_id:  2 289
Загрузка...