Шаман Дадуев родом из Заглика

"За помощью люди идут не от хорошей жизни"

У бурят считается, что шаманский сан достается тому, кто этого достоин. Видно, поколения ушедших в мир иной шаманов из рода Дадуевых посчитали, что этого звания достоин их потомок Борис Петрович. В трудные, поворотные моменты жизни, да и при совершении годовых шаманских обрядов представители боханских, загликских бурят, других улусов и сел обращаются к Борису Дадуеву за помощью. Причем в помощи нуждаются не только буряты, но и представители других народов.

Семидесятилетний Борис Петрович Дадуев все еще крепок и легок на ногу и считает, что он прожил счастливую жизнь. Хотя и на его долю, как и всем его сверстникам, родившимся в 20-х — начале 30-х годов лиха досталось немало.
С годом рождения у Бориса Петровича существует некоторая, можно сказать, несуразица. Он родился в 1926 году прошлого века, то есть ровно на год позже, чем указано в паспорте и трудовой книжке. Дело в том, что в январе 1942 года, года тяжелейших испытаний для всего советского народа, умер отец Бориса — Петр Дадуевич Дадуев, тяжело заболела мать, Мария Андреевна, в которой сын души не чаял. А старший брат Михаил охранял восточные рубежи страны. Надо было содержать мать и себя. Борис пошел работать в колхоз "Авангард": сначала трудился на разных работах, а затем пахал землю на лошадях. Но осенью 42-го его мобилизовали на тыловые работы, хотя парню не исполнилось и шестнадцати лет. Пояснили, что ничего — парень он крепкий не по возрасту и документально возраст ему можно завысить ровно на год. Выдюжит, мол.
Так Борис оказался в числе многих других подростков в одной из шахт Кемерово, откатчиком вагонеток с углем. Работа тяжелая, изнурительная не только для еще не оформившихся ребят, но даже для взрослых мужчин.
— Однажды я заметил краем глаза, что на меня с большой скоростью накатывают вагонетку, доверху наполненную углем. Я попытался увернуться от смертельного удара вагонетки, но не успел — повредил правую руку, — рассказывает Борис Петрович.
Затем была больница и работа на секретном в то время комбинате N 179 в Новосибирске (нынче крупный завод Сибсельмаш). Сперва юного сибиряка определили разнорабочим в 57-й цех, в котором изготавливали артиллерийские снаряды. Одновременно Борис Дадуев освоил профессию заточника. Все долгие годы войны он и его товарищи производили артиллерийские снаряды и прочее необходимое фронту боевое снаряжение.
После долгой болезни Борис уволился с комбината. Податься сельскому парню было некуда — в городе ни знакомых, ни родных, ни близких. Вернулся в родной Заглик, в колхоз "Авангард". Приобретенная ценная профессия заточника на селе не представляла никакой ценности. Так что Дадуеву приходилось и конюшить, и заниматься пчеловодством, трудиться на разных второстепенных работах. Поработал и в бухгалтерии — ведал кассой, вел счетоводство. С мая 1966 года Борис Петрович работал в Боханском комбинате коммунальных предприятий и благоустройств. Однако скоро в Бохане появилось новое предприятие — межколхозный лесхоз, и его директор Григорий Филиппович Асташкинов пригласил своего земляка Бориса Петровича на работу. Более двадцати лет, до ухода на заслуженный отдых, он и проработал здесь.
Долголетняя семейная жизнь семьи Дадуевых была безоблачной. Супруги вырастили троих детей: дочерей Любу и Надю и сына Льва. У Бориса Петровича и Натальи Петровны было одно желание, которому они подчинили все помыслы: дать детям образование. Теперь у них шестеро внуков. У большинства из них есть дипломы о высшем образовании.
Борис Петрович Дадуев родом из сильного шаманского рода, жившего и совершавшего шаманские обряды на родной загликской земле, корни которого уходят далеко вглубь веков. Он знает, что прапрадедушку Алтая чтили в свое время как большого и сильного шамана.
У бурят считается, что шаманского сана удостаивается именно тот, кто этого достоин. И видимо, поколения ушедших в мир иной шаманов из рода Дадуевых посчитали, что этого звания достоин именно Борис Петрович. В трудные, поворотные моменты жизни, да и при совершении годовых шаманских обрядов представители боханских, загликских бурят, да и других улусов и сел обращаются к Борису Петровичу за помощью. В том числе и представители других народов.
— Не от прихоти и не от хорошей жизни ко мне приходят люди. Как им откажешь, — говорит Борис Петрович Дадуев.

Метки:
baikalpress_id:  50 683