Разборки в иркутском «Манхэттене»: новые подробности

Резонансное дело о драке в ночном клубе «Манхэттен» в Иркутске, произошедшей между посетителями заведения и сотрудниками правоохранительной системы еще в октябре прошлого года, обрастает новыми скандальными подробностями. В медиапространстве появляются разные версии случившегося. Одну из них предлагает информационное агентство «Телеинформ». При этом сотрудники агентства указывают: «Вполне вероятно, что в ближайшее время будут озвучены и другие версии событий в клубе «Манхэттен», а также оценки роли действующих лиц в жизни Иркутска. Безусловно, во всем этом можно усматривать элементы давления на суд, однако и обществу невозможно запретить обсуждение резонансной темы».

Свой комментарий резонансному инциденту дал правозащитник, знакомый с ситуацией в деталях

В конце 2015 — начале 2016 года в социальных сетях была развернута широкая кампания в защиту заключенных под стражу фигурантов дела — Максима Лангового, Сергея Иванова и Курейши Сагова, обвиняемых в хищении чужого имущества и групповом избиении представителей органов правопорядка (задержаны еще не все подозреваемые). Утверждается, что выбранная в отношении нападавших мера пресечения неадекватна их вине и является местью со стороны правоохранительных органов. Свою версию событий в эксклюзивном комментарии Телеинформу изложил правозащитник Евгений Благоразумов, знакомый с ситуацией в деталях. По его словам, дело о происшествии в ночном клубе «Манхэттен» оказалось в фокусе внимания не только посетителей соцсетей и интернет-форумов, но и всего иркутского преступного мира.

Напомним: в ночь на 25 октября 2015 года в кафе «Манхэттен» произошла драка, в которой посетители заведения Максим Ланговой, Сергей Иванов, Курейш Сагов и другие избили зашедших в помещение трех человек, которыми, как выяснилось позже, оказались преподаватель Академии Генеральной прокуратуры РФ Павел Никонов, старший оперуполномоченный по особо важным делам СОБР ГУ МВД России по Иркутской области Алексей Белоусов и студент магистратуры БГУЭП Юрий Батомункуев. Здоровью потерпевших был причинен ущерб; кроме того, у одного из них нападавшие похитили часы. В связи с этим в отношении подозреваемых было возбуждено уголовное дело по статьям 112 («Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью») и 161 («Грабеж»), а позже обвинение изменено на ст. 111 («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью») и 162 УК РФ («Разбой»).

По словам Евгения Благоразумова, события в тот день развивались следующим образом.

В пятницу вечером, 24 октября 2015 года, Павел Никонов вместе с Юрием Батомункуевым и Алексеем Белоусовым заехали в ночной клуб «Манхэттен», чтобы забрать своего знакомого, поскольку он выпил и свою машину решил оставить у ночного клуба до следующего дня. Если бы Никонов в это злосчастное место приехал один, то, скорее всего (с учетом количества нападавших, их агрессивного поведения), его уже не было бы в живых, считает Благоразумов.

Все началось у входа. В сам ночной клуб Никонов, Батомункуев и Белоусов не входили. Это хорошо видно на видеозаписи, впоследствии изъятой из заведения. Возле стойки гардероба находился молодой человек — Максим Ланговой. По его лицу и манере поведения было видно, что он не вполне адекватен: он стоял, переминая кулаки, и агрессивно смотрел на вошедших. Видимо, ему особенно не понравился Никонов. «Какие-то проблемы? — спросил тот. — Вы на меня так пристально смотрите». «Че хотел?» — ответил Ланговой. Завязалась неприятная словесная перепалка. То ли из корысти, то ли из особого блатного шика Ланговой решил снять с Никонова часы. Они выглядели очень дорого — такие оригинальные часы марки «Патек Филипп» стоят больше 1 млн рублей (в действительности же это была качественная копия). «Дай потаскать часы!» — заявил он, после чего события стали развиваться стремительно.

Батомункуев и Белоусов пытались остановить Лангового, объясняли ему, что приехали за человеком, заберут его и тут же уйдут. Недалеко стояли две девушки, и было видно, что они знакомы с этим завсегдатаем «Манхэттена». Белоусов обернулся к ним и попросил, чтобы они утихомирили своего друга. Одной из тех девушек была Анастасия Турчанинова, сожительница Лангового.

Вместо того чтобы увести его, она начала названивать по телефону. Вслед за этим в фойе стали стекаться приятели Лангового из ночного клуба.

Как потом стало известно, подошли Сергей Иванов; Давид Задишвили, который сейчас находится в бегах; Курейш Сагов — мастер спорта международного класса по боксу; и другие.

Они, как видно на видеозаписи, начали профессионально разделять Никонова, Батомункуева и Белоусова. Иванов оттеснял Никонова, выталкивая его в сторону выхода, со словами: «Пойдем тогда выйдем на улицу, там разберемся». Другие вклинивались между Белоусовым и Батомункуевым. Никонов отказался выходить, тогда они решили разобраться с ним на месте.

На видео зафиксировано, что и у Никонова, и у Белоусова руки все время опущены вниз. Они не нападают. Белоусову это запрещено должностными инструкциями — применять навыки рукопашного боя он имеет право только при задержании особо опасных преступников. Никонов также не предпринимал никаких попыток даже кого-то оттолкнуть.

На Белоусова напали два или три человека.

В тот момент Никонов стоял на месте и не совершал никаких агрессивных действий, однако получил сбоку два удара в голову от мастера спорта международного класса по боксу Сагова — человека, с которым у Никонова не было никаких конфликтных отношений. Удары были неожиданные, из так называемой слепой зоны, и такой силы, что Никонов сразу упал. Скорее всего, в тот момент он получил сотрясение мозга, поскольку дальше ход событий смог восстановить только через некоторое время благодаря просмотру видео.

Далее он поднимается после ударов Сагова, стоит с опущенными руками, и в этот момент получает сильнейший удар сзади, со стороны спины, по голове — от Иванова, также из слепой зоны. Дальше начинается жестокое избиение: несколько человек пинают того, кто уже не в состоянии не только оказать сопротивление, но и элементарно защититься, прикрыть голову. «На изъятой видеозаписи хорошо видно, что практически все удары нападавшие наносили Никонову по голове. Это демонстрирует их намерения», — уточняет Благоразумов.

По словам представителя потерпевших, охранники «Манхэттена» присутствовали здесь же, но не препятствовали избиению людей.

Тревожную кнопку они нажали только после того, как драка фактически прекратилась и Никонов попросил: «Срочно вызовите полицию!» После этого нападавшие, опасаясь ответственности за содеянное, разбежались, выкрикивая напоследок угрозы физической расправы, если о случившемся потерпевшие расскажут полиции. При этом Сагов напоследок с разбегу нанес ногой еще один удар в голову Никонову — возможно, из-за того, что узнал о принадлежности потерпевших к правоохранительным органам: у Сагова брат отбывает срок в местах лишения свободы за разбойные нападения, так что отношение у него к сотрудникам госорганов соответствующее.

После случившегося Никонова сразу увезли в 3-ю Кировскую больницу. Врач на осмотре сказал, что есть признаки переломов. Сделали снимок, но потребовалось дополнительное обследование. Направили Никонова на дополнительные снимки в челюстно-лицевую клинику на Волжской, где его немедленно госпитализировали. Панорамный снимок показал трехсторонние переломы челюсти. Врачи установили шину — металлической нитью прошили каждый зуб (зуб — десна, зуб — десна, и так оба ряда), затем наложили тугую резинку на челюсти. Это необходимо, чтобы зафиксировать все кости при переломе. В таком состоянии человек не может разговаривать и, в принципе, открывать рот. На первом же осмотре специалисты посчитали, что требуется немедленная операция, поскольку ситуация была крайне тяжелая. МРТ показала трещину в черепе; кроме того, оказалось, что переломы челюсти не простые, а с вывихами и смещениями, раздроблением костей. Случай был настолько сложный, что по нему был назначен консилиум медицинских работников. Врачи провели сложнейшую операцию, установили с двух сторон титановые пластины и постарались все, насколько это возможно, вернуть в нормальное анатомическое состояние. Титановые пластины пожизненные, но врачи предупредили: если начнутся мигрени, отторжение чужеродного материала, то нужно будет лечь на повторную операцию. Она может быть проведена не раньше чем через год, поскольку требуется три месяца на формирование костной ткани и еще восемь-девять месяцев — на восстановление прочих тканей и двигательных функций. Весь процесс костного срастания занимает около года.

Как только с Никонова перед операцией сняли шину, он позвонил в правоохранительные органы и сообщил о нападении в ночном клубе «Манхэттен». Прибывшие сотрудники полиции взяли с него объяснения.

Он сообщил все подробности, включая эпизод с часами, которые во время драки с него сдернул один из нападавших. Впоследствии они были найдены при обыске у Лангового и являются вещественным доказательством.

Поскольку Никонов, как преподаватель Академии Генпрокуратуры, относится к числу работников прокуратуры, дело было передано для расследования в Следственный отдел Следственного комитета РФ. На основании показаний потерпевших и предварительного медицинского заключения следователь квалифицировал действия не установленных на тот момент лиц по ст. 112 («Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью») и 161 («Грабеж, т. е. открытое хищение чужого имущества с применением насилия, не опасного для жизни и здоровья»). На тот момент еще нельзя было окончательно оценить объем насилия и вреда, причиненного в отношении потерпевших. Для этого требовались медицинские обследования и лечение. Поэтому о последствиях нападения для здоровья в полной мере стало понятно уже после выписки Никонова из больницы, где он провел месяц.

Серьезный ущерб был причинен также здоровью Белоусова. Сотрясение головного мозга — это одно из многочисленных последствий, которые он перенес от полученных травм.

Таким образом, через месяц с лишним уголовное дело было переквалифицировано на более тяжкие статьи УК РФ: 111 («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью» и 162 — «Разбой» (завладение чужим имуществом, совершенное с применением насилия, опасного для жизни и здоровья потерпевшего). И это было связано с тяжкими последствиями для здоровья потерпевших, которые обнаружил судебно-медицинский эксперт.

Как только Павла Никонова выписали из больницы и он получил возможность участвовать в следственных мероприятиях — опознаниях, очных ставках, — началась активная работа по выявлению лиц, причастных к преступлению.

Вскоре стало ясно, что подозреваемые — люди непростые, поэтому оперативное содействие следствию стал осуществлять УБОП (управление по борьбе с организованной преступностью).

Благоразумов отмечает: «Появились основания подозревать, что люди, избивавшие Никонова и его товарищей, имеют связь с иркутским представителем криминального мира Максом Косом, как он себя называет (настоящее имя — Алексей). Этот деятель курирует проституцию и часть наркотрафика в Иркутске, а Максима Лангового и его компанию называют «торпедами» Коса. «Торпеды» — это люди, которые выполняют силовые операции в криминальной среде, занимаются непосредственно сбором денег с наркоторговцев; устанавливают, какие дилеры могут продавать, у кого наркоманы могут покупать наркотики и т. д.».

Как только трое из нападавших — Ланговой, Иванов и Сагов — были выявлены, опознаны и задержаны, практически сразу же началось давление на потерпевших. Никоновым уже подано несколько заявлений по фактам угроз по телефону. Звонившие устанавливаются. Кроме того, к Никонову и Белоусову стали обращаться многочисленные знакомые, в том числе те, с которыми не общались уже долгое время, и предлагать решить вопрос «по-мирному», а проще говоря — замять дело за деньги. Таких звонков было множество.

Также поступила информация о намерении одной из этнических криминальных группировок для устрашения Никонова и Белоусова убить их знакомого — Кирилла Константинова. Насколько известно, этот инцидент уже разбирают правоохранительные органы.

После того как стала очевидной серьезность намерений потерпевших довести дело до суда, началась информационная атака.

«На нескольких иркутских сайтах появилась информация об этом деле в трактовках родственников задержанных и сожительницы Лангового Анастасии Турчаниновой, а на «Ютьюбе» — ролик о «продажных прокурорских», в котором приводятся сцены избиения Никонова, Белоусова и Батомункуева. Но в титрах утверждается, что это они избивают Лангового, Иванова и Сагова. Более полная версия этой видеозаписи позволяет убедиться, насколько лживо и нечестно работают с информацией сторонники этих деятелей», — комментирует Евгений Благоразумов.

По его словам, сейчас главная цель информационной атаки — настроить общественное мнение против правоохранительных органов, ведущих следствие, и добиться освобождения Лангового, Иванова и Сагова из-под стражи, а заодно попытаться навредить карьере потерпевших, рассчитывая, что под угрозой проблем по службе они станут более сговорчивыми с представителями Лангового, Иванова, Сагова. «Лживая информационная кампания приурочена к 26 января, когда, в соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом РФ, судья должен рассмотреть вопрос о продлении срока содержания под стражей злоумышленников», — отмечает правозащитник.

На стороне подозреваемых и их свидетелей (Анастасии Турчаниновой и др.) работают такие небезызвестные адвокаты, как Владимир Козыдло и Дмитрий Дмитриев, а также некоторые бизнесмены, представляющие интересы этнических группировок.

В частности, троих подозреваемых задержали как раз в офисе одного бизнесмена, принадлежащего к ингушской диаспоре, к которому они пришли за помощью, чтобы замять дело.

Для очевидцев, участников конфликта и просто для тех, кто вольно или невольно стал свидетелем случившегося, эта история, а точнее ее исход, имеет принципиальное значение. Люди, которым до сих пор все сходило с рук (в отношении того же Лангового возбуждались уголовные дела по ст. УК РФ 159 — «Мошенничество», 115 — «Причинение легкого вреда здоровью», 116 — «Побои», которые прекращались ввиду примирения сторон), имеют реальные шансы оказаться на скамье подсудимых. Пошатнулся старательно создаваемый ими миф о всесилии группировки, к которой они принадлежат, — это способно разрушить финансовую основу криминального бизнеса, поскольку сами «торпеды» и их хозяева оказались отнюдь не всемогущими.

«Если они смогут откупиться деньгами или изменить общественное мнение с помощью средств массовой информации о беспределе, который они творят, то для простых граждан, обывателей, это будет означать полную, абсолютную безнаказанность за последствия таких поступков: что можно избивать кого хочешь — судей, работников прокуратуры, следователей, не говоря уже о простых гражданах, — а потом все с ног на голову переворачивать в угоду своим низменным интересам. Такого быть не должно. Преступники должны предстать перед законом и по справедливости ответить за содеянное», — говорит Евгений Благоразумов.

По его словам, сейчас во главе информационной атаки — отец, мать и сожительница Лангового, поскольку ему грозит самый большой срок. Это связано с обнаружением в его квартире часов, снятых с Никонова.

Сейчас Турчанинова и Ланговой утверждают, что часы им подбросили. Однако первоначально при обыске Турчанинова заявляла, что это ее часы и она их только недавно забрала из ремонта.
«Мы заинтересованы в объективном освещении событий, — отмечает Евгений Благоразумов. — Кроме того, у нас есть информация, что эти люди неоднократно устраивали такие избиения людей, и не только в «Манхэттене», но и в других ночных клубах и ресторанах. Просто прежде им все сходило с рук. Я призываю всех, кто когда-либо пострадал от их действий, проинформировать об этом правоохранительные органы. Лучшим вкладом в обеспечение общественной без­опасности будет справедливый приговор в отношении преступников, в том числе и по преступлениям, от ответственности за которые им ранее удавалось уклоняться».

  • Когда верстался номер

Между тем инцидент, произошедший еще в конце октября прошлого года, сейчас, по прошествии трех месяцев, становится все более заметным на общем информационном поле событием. Обвиняемые в групповом избиении и хищении чужого имущества Ланговой, Сагов, Иванов, их друзья и родственники хором утверждают, что парней ни за что ни про что оговорили, применив служебное положение. «Сейчас не 37-й год! Просто так засадить невинных не получится. Руки прочь от невинных парней!» — такие комментарии множатся в социальных сетях с каждым днем. Есть информация, что готовится петиция в защиту троицы, сидящей за решеткой.

Более того, как нам стало известно, готовится сюжет для НТВ и Life News. А 13 января в прямом эфире «Вести FM» блогер Олег Лурье обсуждал эту ситуацию, называя при этом Лангового, Сагова, Иванова жертвами, невинными ребятами. Стоит напомнить, что Лурье достаточно известная личность. В частности, в связи с судимостью за вымогательство, совершенное в отношении члена Совета Федерации Владимира Слуцкера. По данным следствия, Лурье требовал у сенатора 50 тыс. долларов за непубликацию, а также снятие с ряда сайтов материалов, компрометировавших сенатора и его тогдашнюю супругу. Лурье, впрочем, все отрицал, но срок тем не менее получил. Вот такие правозащитники у Лангового и его подельников. Остается только догадываться об их методах работы и о том, насколько далеко они готовы пойти, лишь бы не отвечать перед законом.

Примечательно, что некоторые свидетели со стороны так называемых невинных ребят приходят к следователю с адвокатами.

Вдумайтесь: это просто свидетели, которые должны сообщить то, что им известно. Ни больше ни меньше. Согласитесь, это наводит на определенные мысли.

Неподдельный интерес в связи с комментируемыми событиями вызывает видео, которое было размещено в ноябре прошлого года на «Ютьюбе», — «Беспредел в Иркутском районе» (http://www.youtube.com/watch?v=t4WabMOA2-E). На этом видео один из участников событий в клубе «Манхэттен», находившийся на стороне нападавших на сотрудников правоохранительных органов, гражданин Головин, угрожает журналистам оружием, чувствуя себя, похоже, всесильным и безнаказанным.

Загрузка...