Работа на «свежем воздухе»

Торфяники под Иркутском сотрудникам МЧС помогают тушить добровольные пожарные

Даже старики не припомнят такого лета, какое случилось в Прибайкалье в этом году. Аномальная жара привела к тому, что где-то в глубинах необъятной сибирской тайги полыхнуло раз, потом еще, ну и пошло-поехало... Теперь сводки с горящих точек ежедневно звучат по телевидению, в том числе и центральному, как сводки боевых действий во время войны. Выгорают территории, соизмеримые по площади с некоторыми европейскими государствами. На борьбу с огнем брошены все местные силы, задействованы сотни единиц самой разной техники, на помощь вызваны пожарные из соседних регионов, мобилизованы бригады из добровольцев, процессом лично руководит глава МЧС, но тщетно. Пока укрощают стихию в одном месте, в другом появляются новые очаги... Как и ожидалось, «закурили» свою отнюдь не мирную трубку и торфяники, находящиеся в непосредственной близости от Иркутска. Густой смог сразу спрятал от глаз людских палящий диск солнца, однако легче от этого горожанам не стало. Дышать дымом и здоровому человеку совсем не комфортно, что уж говорить о людях, входящих в группу риска.

Меж тем человеческих ресурсов из числа профессионалов на открытие второго фронта попросту не осталось — в лесу ведь по-прежнему жарко. И тогда власти прибегли к старому проверенному способу: обратились через СМИ и соцсети за помощью к гражданскому населению. Народ сразу откликнулся. Однако первый блин вышел комом — из-за организационных неурядиц объявленная поездка волонтеров к месту работы сорвалась. И только со второй попытки к торфяникам, дымящим недалеко от деревни Бурдаковки (в 35 км от Иркутска), были доставлены первые шесть добровольцев-пожарных. Обучить их азам тушения подобных возгораний вызвались четыре инструктора «Гринпис России», специально по такому случаю прибывшие в Иркутск из столицы.

По дедовскому методу

— Тушение торфяников — это больной вопрос для многих регионов нашей большой страны, — говорит руководитель противопожарного проекта «Гринпис России» Григорий Куксин. — К сожалению, в наше время мало кто умеет это делать правильно. Обычное заливание дымящихся участков водой, которое мы называем не иначе как «полив морковки», результата не дает. Влага закипает в верхних слоях и попросту испаряется, а очаг остается. Необходимо не только доставить воду в нижние слои, но и тщательно перемешать мощной струей тлеющий торф, как бы взболтать его.

Сразу скажу, что никакой Америки мы здесь не открывали, этот метод был известен еще нашим дедушкам. Меня, например, в свое время учили люди, получившие максимальный опыт на тушении торфяников в центральной России еще в 1972 году. Потом уже я сам при обучении своих коллег брал информацию в старых советских учебниках, методических руководствах, в том числе и датированных 30—50-ми годами прошлого столетия. Ходил по библиотекам, архивам, общался с людьми, которые не понаслышке знают, как это делать. В итоге несколько лет назад совместно со специалистами Авиалесоохраны мы выпустили справочник добровольного лесного пожарного, в котором подробно описаны и все методы борьбы с торфяными возгораниями.

«Кто, если не мы?..»

Перед тем как дать инструмент прибывшим к месту ЧС добровольцам, Григорий Куксин провел короткий инструктаж. Рассказал принцип действия пожарного оборудования. Показал, как и куда опускать ствол, в который из спецтехники под большим давлением подается вода. Предупредил, что на открытых дымящихся участках почвы лучше не стоять, подошва может расплавиться. Остальные премудрости пожарной службы волонтеры постигали уже непосредственно в процессе работы.

— С такой штукой мне уже приходилось работать, — демонстрирует пожарный ствол Эдуард (24 года). — Тогда, правда, мне его сунули в руки в добровольно-принудительном порядке. Дело было во время службы в армии в Забайкальском крае. Тушили пожар в лесу, помогли отстоять несколько деревень. Сейчас призыв о помощи увидел в программе новостей по телевизору... Время есть свободное, вот и решил поехать.

— А кто, если не мы? — подхватывает Алексей (42 года), который, умело управляясь лопатой, помогал Эдуарду доставлять воду к самым нижним слоям залежей торфяника. — Ведь не дай бог полыхнет да по лесам здешним огонь пойдет. А город совсем близко... Инструмент вот только никудышный дали. Это не черенки, это дрова на растопку — часу не прошло, уже пару штук сломал.

Андрей (29 лет), электромонтер по профессии, свой первый опыт тушения пожаров получил еще в детстве — говорит, что в селе Хорт-Огна (Заларинский район), где он жил, защищать свое жилище в пожароопасный период лесникам помогали и стар и млад. Вот и сейчас он, узнав о наборе бригады добровольцев, не раздумывал ни секунды.

— А что? Хорошая компания. Работа вот на свежем воздухе, — последние слова Андрея заглушает смех товарищей по работе... Шутка про свежий воздух удалась.

— Не хочу жить как червяк! Не хочу думать о курсе доллара, когда вокруг столько леса горит, — так объяснил свое решение стать пожарным-добровольцем Валерий Иванович Белозеров. Бороться с огнем ему раньше не приходилось. Много лет он работал зоотехником-ветеринаром. Недавно вышел на пенсию.

— Вы не подумайте, я приехал сюда не от того, что мне заняться нечем, — говорит Валерий Иванович. — Дел из разряда житейских полно. Но как можно усидеть дома, когда тут такое творится!

— Сегодня с утра купили костюмы, ботинки специальные, прибыли на место — и вперед... — рассказывают свою историю Анатолий (37 лет) и Владимир (32 года). Первый — руководитель собственной фирмы, второй — работает в ней программистом. — Ну просто невозможно было уже слушать по телевизору обо всех этих безобразиях! Решили помочь.

По словам Владимира, который ко всему прочему является руководителем и основателем поисково-спасательного отряда «Волонтер Иркутска», первая поездка ознакомительная:

— Посмотрим, что да как, а вечером обзвоним всех знакомых и привезем сюда бригаду побольше.

Пожар вместо вокала

По профессии она педагог академического вокала. Отдала музыке 19 лет... Однако последние шесть лет занимается, по мнению большинства обывателей, совсем не женским делом — тушит лесные пожары. Знакомьтесь, Софья Косачева — добровольный лесной пожарный, инструктор-картограф. Уроженка Санкт-Петербурга, сейчас живет в Москве. Вместе с коллегами из «Гринпис» объездила Россию вдоль (от Смоленской области до Забайкалья) и поперек (от Ладоги до Каспия), но в командировках чаще приходится не любоваться местными красотами, а спасать их от огненной стихии.

— Началось все в 2010 году, — вспоминает Софья. — Совершенно случайно я попала в лагерь общества добровольных лесных пожарных на Ладожском озере в Республике Карелия. Подружка позвала помочь хорошим людям по хозяйству. Дрова рубить, борщ сварить... Проще говоря, кухаркой. Естественно, воспринимала эту поездку как развлекательную. Пожар и я — абсолютно несовместимые вещи, как мне тогда казалось. Но горело в тот год очень сильно, рук не хватало, и, наспех пройдя спецобучение, я выехала на свой первый патруль. Горел остров. Впечатлений во время боевого крещения получила массу. Во-первых, отравилась дымом; во-вторых, безумно устала бегать с тяжеленным ранцевым огнетушителем; в-третьих, получила множественные раны во время падений на тамошних скальных породах... В то же время меня восхитило, что, не имея в отряде ни одного профессионального пожарного, мы тем не менее сумели довольно быстро справиться со стихией... Зимой я пошла в школу эковолонтеров, где обучали на лесных пожарных. Следующим летом провела на Ладоге месяц, через год — два месяца, теперь я уже просто живу всем этим. Почему? Ну нравится мне все это! Немаловажным является и то, что здесь ты делаешь работу, результат которой виден сразу... Исходя из своей уже большой практики могу сказать, что очень показателен первый пожар — человек или остается, или сразу уходит. А тушение того же торфяника — это и вовсе муторная, методичная, долгая и скучная работа. Но это так романтично! К тому же данная работа позволяет много путешествовать. Впрочем, без музыки тоже не могу... Скучаю без нее. Сейчас, когда позволяет время, пою в любительском театре старинной музыки при МГУ. В Иркутской области я впервые. Первое впечатление — очень дымно...

baikalpress_id:  108 228