Пусть гниет дальше?

Как один чиновник пытался спасти тайгу в природном заказнике и поплатился за это
Вот так на срубе выглядит дерево, пораженное стволовой гнилью. Если не бороться с этим санитарными рубками, то соседние стволы усыхают, заражаясь через обломанные ветви, морозобойные трещины и кору. Зачастую пораженная древесина не годится даже на дрова, так как ее теплотворная способность резко снижается.
Вот так на срубе выглядит дерево, пораженное стволовой гнилью. Если не бороться с этим санитарными рубками, то соседние стволы усыхают, заражаясь через обломанные ветви, морозобойные трещины и кору. Зачастую пораженная древесина не годится даже на дрова, так как ее теплотворная способность резко снижается.

В Иркутской области, одной из самых лесных в России, с особым вниманием относятся к новостям о борьбе с незаконными рубками и противодействии черным лесорубам. Уничтожение тайги — больная для нас тема. Именно поэтому наша область стала пилотным и удачным проектом «чипирования леса» — системы учета каждого срубленного ствола. Эта инициатива губернатора Левченко уже приносит колоссальные плоды: глава Рослесхоза Иван Валентик сообщил недавно в интервью газете «Коммерсант», что незаконные рубки в Приангарье сократились в 10 (!) раз. Если в 2012 году объем незаконно заготовленной древесины составлял в регионе 5—6 миллионов (!) кубов, то сейчас он уменьшился до 600 тысяч кубометров. И борьба, разумеется, продолжается. На этом фоне очередная новость о том, что следователи СУ СКР по Иркутской области возбудили и расследуют дело о рубке леса в государственном природном заказнике регионального значения «Туколонь», должна бы воодушевить лесных защитников и добавить плюсов в копилку примеров эффективной борьбы с рубкой леса. Должна бы. Но не добавила. Похоже, это тот случай, когда «вместе с водой выплеснули и ребенка». Почему? Разбираемся по порядку.

Итак, природный заказник «Туколонь». Он расположен в Казачинско-Ленском районе Иркутской области, в бассейне левого притока Киренги реки Туколонь (в честь которой заказник и получил свое название). Огромная площадь — почти двести тысяч гектаров тайги, со зверьем и птицами. Уникальная, богатая, красивая территория. И вдруг — возбуждение уголовного дела по статье «Незаконная рубка лесных насаждений, совершенная в особо крупном размере с использованием служебного положения» и следующий за этим домашний арест заместителя главы минлеса Иркутской области Алексея Туги. Казалось бы: вскрыто правонарушение в лесной отрасли, наблюдаем за расследованием и торжествуем, когда виновные будут наказаны. Тем более речь идет о высокопоставленном чиновнике, которых народ традиционно недолюбливает.

Но ровно в той степени, в какой мы не любим чиновников, мы любим и выбираем правду. А она, как выяснилось, такова: 90 процентов вырубленных деревьев в заказнике «Туколонь» в Иркутской области были поражены стволовой гнилью. Об этом заявила группа экспертов лесной отрасли под руководством лесопатолога, заместителя директора Рослесозащиты Василия Тузова, побывавшая в заказнике после возбуждения уголовного дела. Специалисты исследовали не только места, где велась санитарная рубка, но и нетронутую часть заказника, и выяснили, что почти каждое насаждение на территории заражено стволовой гнилью. Многие деревья поражены вредителями, которые провоцируют гниение древесины.

Такой лес все еще считается живым, но уже подлежит санитарной рубке. Ключевое выражение, прозвучавшее от всех экспертов, — «санитарная рубка». То есть лес действительно рубили, но для того, чтобы спасти то, что еще не заражено.

— Контрольное обследование пней, порубочных остатков и невывезенной древесины показало наличие стволовой гнили у 90 процентов деревьев, ожог более 3/4 корневой шейки у 50 процентов. С учетом целевого назначения обследованных насаждений сплошная санитарная рубка назначена обоснованно. Там все было поражено вредителями, — рассказывает один из экспертов, побывавших в заказнике, Екатерина Удеревская, руководитель проектов «Сохранение лесов Сибири», «Сохранение озера Байкал», председатель экологической ассоциации «Байкальское содружество».

Василий Тузов, заместитель директора Рослесозащиты, тоже считает, что рубка была обоснованной, но ее не согласовали со службой по охране и использованию животного мира. Оказывается, все леса делятся на три категории: защитные, эксплуатационные и резервные. Исходя из целевого назначения леса назначаются рекомендации санитарных рубок. В кадастровых документах сказано, что леса «Туколони» эксплуатационные, да и информация о запланированной рубке публиковалась на сайте министерства лесного комплекса. То есть служба животного мира должна была перевести эти леса в категорию защитных, а они были эксплуатационными.

Подводя итоги лесопатологического исследования в заказнике «Туколонь», федеральный эксперт Василий Тузов заявил: «...конечно, тут надо рубить. Честно говоря, рубить надо было лет 50 назад, но додержали до такого состояния, что надо срочно предпринимать какие- то меры», — заявил лесопатолог.

Также, по мнению независимого эксперта, доктора сельскохозяйственных наук, профессора, академика Российской академии естествознания (РАЕ) Елены Руновой, санитарная рубка деревьев в «Туколони» была обоснована. В своем заключении эксперт ссылается на имеющиеся нормативные акты, акты лесопатологического обследования и отчет о научно-исследовательской работе, проведенной Институтом имени В.Н.Сукачева СО РАН. Елена Рунова рассказала об этом на заседании Арбитражного суда Иркутской области 8 апреля.

Сейчас на территории заказника планируется проводить очистные мероприятия: убрать остатки поврежденных срубленных деревьев и высаживать новые культуры. Заказник «Туколонь» пройдет полный процесс лесовосстановления.

Тем временем заместителя министра лесного комплекса Иркутской области Алексея Туги, который распорядился о санитарных вырубках леса в заказнике «Туколонь» в Казачинско-Ленском районе, подозревают в превышении должностных полномочий. И он находится под домашним арестом. «Хотели как лучше, а получилось как всегда» — эта крылатая фраза Виктора Черномырдина идеально подходит к описанию сложившейся ситуации. Хотел Алексей Туги сделать «как лучше» — остановить стволовую гниль в природном заказнике, а получилось «как всегда» — уголовное дело и домашний арест. Выходит, лучше бы ничего не делал? А «Туколонь»… Гнил же лес в заказнике пятьдесят последних лет, так и дальше пусть гниет…

Комментарии

Нажмите "Отправить". В раcкрывшейся форме введите свое имя, нажмите "Войти". Вы представились сайту. Можете представиться через свои аккаунты в соцсетях. После этого пишите комментарий и снова жмите "Отправить" .

Система комментирования SigComments