Психолог медсанчасти иркутского аэропорта обвиняется в коммерческом подкупе

Вряд ли человек рискнет лететь самолетом, зная, что пилот получил допуск к полетам за деньги.

Трудно поверить, но год назад именно такая история произошла в Иркутской врачебно-летной экспертной комиссии медсанчасти ОАО «Международный аэропорт Иркутск». Двенадцать пилотов и диспетчеров платили психологу-эксперту за положительное заключение. Цена вопроса — от одной до трех тысяч рублей.

Врачебно-летная экспертная комиссия (ВЛЭК) есть в каждом крупном городе России, ее задачи — медицинское освидетельствование и определение годности к летной работе, выявление факторов риска и функциональных отклонений в состоянии здоровья. В состав комиссии кроме хирурга, офтальмолога, невролога входит также психолог, дающий заключение о нервно-психической устойчивости летного состава. Кстати, авиаторы на своих форумах пишут, что психологическое исследование очень строгое, поскольку перед психологом стоит задача отсечь меланхоликов, людей, склонных к суициду, и т. д. Вопросов нет — безопасность превыше всего.

При медсанчасти ОАО «Международный аэропорт Иркутск» тоже есть ВЛЭК, в которой много лет работала психологом Ольга Юрьевна Злобина, 1960 года рождения, кандидат медицинских наук.

— В 2013 году оперативники Восточно-Сибирского ЛУ МВД России на транспорте получили информацию, что психолог Ольга Злобина занимается незаконной деятельностью: берет у летного и диспетчерского состава деньги за положительное заключение. Было принято решение о проведении оперативно-разыскных мероприятий с использованием технических средств, которые были установлены в кабинете Злобиной. Все, что там происходило, фиксировалось на видео, — говорит заместитель Байкало-Ангарского транспортного прокурора Оксана Волощук.

Видеозапись велась с ноября 2013-го по январь 2014 года. Когда материалы передали в линейный отдел полиции, выяснилось, что подозрения были не напрасными. Последний эпизод незаконного получения экспертом денежных средств состоялся буквально за полчаса до получения видео. Оперативники и следователь СКР немедленно выехали на место, а дальше все как в кино: обыск, протокол изъятия и возбуждение уголовного дела.

— Исследование видеозаписи выявило 12 эпизодов, в которых Злобина незаконно получала деньги от летчиков и диспетчеров, — рассказывает Оксана Сергеевна. — Иногда она открыто просила деньги, называла конкретные суммы. В одном эпизоде человек принес две тысячи, но она сказала, что меньше трех не берет.

Были моменты, когда Злобина диктовала испытуемым ответы в тестовых заданиях, выражая недовольство, что вынуждена идти на подлог. Двум пилотам справка была нужна срочно — они переходили в другую авиакомпанию. Психолог сказала, что принять их не может и вообще у нее весь месяц занят.

Летчики попытались решить вопрос с помощью шампанского из «Дьюти-фри», но Злобина четко дала понять, что цена вопроса — шесть тысяч за двоих.

Читая расшифровки видеозаписей, приходишь к мысли, что Злобина действительно была неплохим специалистом: в общении с пилотами и диспетчерами ей удавалось создать впечатление, что она оказывает им огромную услугу, соглашаясь взять деньги. Одному летчику, например, она сообщила, что у него неважные результаты тестирования, поэтому вряд ли ему удастся получить положительное заключение, наверное, придется дать направление в стационар. Собеседник оказался понятливым — конечно, кому хочется уходить в вынужденный простой. Две тысячи рублей — и проблема была решена.

В другом эпизоде Злобина недвусмысленно предложила восстановить «социальную справедливость», что и было немедленно исполнено с помощью купюр изумрудного цвета. Иногда психологу достаточно было сказать, что приходится работать практически бесплатно, заинтересованности никакой нет и вообще у нее есть возможность заработать деньги в другом месте. Естественно, у хорошо зарабатывающих пилотов после таких слов возникало что-то похожее на чувство вины, и они безропотно доставали бумажники. В ответ Злобина могла и пошутить: «Ой, от сердца оторвал».

Авиаторы, очевидно, считали, что так и должно быть, во всяком случае никто не возмущался и не жаловался. Некоторые несли деньги без предварительных разговоров, потому что были наслышаны о цене вопроса от коллег. Ольга Злобина не отказывалась. А если и отказывалась, то об этом следствию неизвестно.
Итого 12 эпизодов на общую сумму 29 500 рублей. Казалось бы, немного, но зампрокурора Оксана Волощук подчеркивает: это только доказанные случаи за два месяца, о реальных масштабах можно только догадываться.

Летом прошлого года байкало-ангарский транспортный прокурор утвердил обвинительное заключение, и уголовное дело было передано в суд.

Следствие квалифицировало действия Злобиной как коммерческий подкуп, что относится к категории преступлений особой тяжести и наказывается штрафом с лишением права занимать определенные должности на срок до трех лет либо лишением свободы на срок до 12 лет со штрафом.

В суде Ольга Злобина свою вину признала лишь частично.

— Она заявила, что ничего противозаконного не совершала, — вспоминает Оксана Волощук, — захотел человек дать — и дал. Также она оправдывала свои действия небольшой зарплатой. Однако медсанчасть не была ее единственным местом работы, она занималась еще частной практикой. И если уж ее так не устраивала работа в медсанчасти, она могла просто уволиться. Однако уволилась Ольга Юрьевна только после того, как против нее возбудили уголовное дело.
Также обвиняемая пыталась убедить суд, что исследования, которые она проводила, не определены никакими нормативными документами. Когда же прокурор предъявил в суде руководство Министерства транспорта по психологическому обеспечению отбора, где все расписано: как проводить тестирование, какие вопросы задавать, как оценивать состояние, как считать баллы, обвиняемая заявила, что это «просто книжка». Само заключение психологического обследования, под которым она ставила личную печать врача, Злобина назвала «бумажкой», которая ничего не значит и никому не нужна.

— Она все отрицала, — комментирует зампрокурора, — недоумевала, в чем ее обвиняют. То есть отрицание как способ уйти от ответственности.

Несмотря на это, 23 марта судья Октябрьского районного суда Андрей Славинский огласил приговор в отношении бывшего психолога-эксперта: признать виновной по всем 12 эпизодам.

В качестве наказания Злобиной назначен штраф в размере 330 тысяч рублей (прокуратура просила 500). Кроме того, она лишена права занимать в коммерческих организациях должности психолога сроком на три года.

Что касается 12 пилотов и диспетчеров, которые получили заключение Злобиной с помощью подкупа, все они были отстранены от работы до повторного исследования. И что интересно, при повторном исследовании у некоторых из них результаты были даже лучше.

— Складывается впечатление, что она сознательно занижала их уровень, чтобы навязать свои условия, — предполагает заместитель прокурора.

При этом Оксана Волощук не подвергает сомнению профессиональную компетентность обвиняемой. Действительно, в психологических кругах Ольга Юрьевна считается неплохим специалистом. У нее два высших образования: медицинское и филологическое. Во ВЛЭК медсанчасти она работала более 10 лет. Кандидат медицинских наук, автор научных статей. Разовая консультация у специалиста такого уровня в Иркутске, по данным профессиональных интернет-сообществ, может стоить от 1500 до 5000 рублей.

В настоящее время приговор в законную силу не вступил, Злобина подала жалобу в апелляционную инстанцию.

«Пятница» решила узнать, существуют ли у психологов некие принципы, аналогичные врачебной клятве. Ведь их деятельность связана с обеспечением здоровья и благополучия людей. Это большая ответственность, особенно когда речь идет о сотрудниках крупных компаний.

В Израиле, например, есть специальный реестр психологов, и если тебя там нет, ты не имеешь права работать. В России деятельность психологов не подлежит обязательному лицензированию.

— В 2012 году на V съезде Российского психологического общества был принят Этический кодекс психолога, — рассказывает Маргарита Уварова, доцент, кандидат психологических наук, заместитель декана факультета психологии ИГУ, член региональных отделений Российского психологического общества и Федерации психологов образования. — Согласно ему, психолог должен избегать причинения вреда, нести ответственность за свои действия, а также гарантировать, что его услуги не являются злоупотреблением. Также есть клятва российского психолога. Но Российское психологическое общество — это общественная организация, поэтому кодекс распространяется только на членов РПО. В России нет единого органа, регулирующего и контролирующего деятельность психологов. Единственным основанием для допуска к работе является диплом о психологическом образовании.

Маргарита Уварова отказалась комментировать ситуацию в медсанчасти иркутского аэропорта, отметив только, что в России существует серьезная проблема подбора профессиональных кадров.

  • История с иркутским экспертом вызвала большой резонанс по всей стране. В Сети можно встретить заголовки типа «Иркутск чудом избежал судьбы Germanwings». Особо подчеркивается, что приговор был вынесен 23 марта, за день до того, как в Альпах разбился самолет А-320 со 150 пассажирами на борту. Теперь уже известно, что второй пилот компании Germanwings страдал депрессией и, возможно, расстройством личности и сам направил самолет в пике. Самое ужасное, что этой катастрофы могло не быть, если бы эксперты, выдающие лицензии, ответственно относились к своим обязанностям.
Это кадр из оперативного видео со скрытой камеры: пилот кладет две тысячи на стол. «Восстанавливаем социальную справедливость», — с одобрением комментирует его действия психолог
Это кадр из оперативного видео со скрытой камеры: пилот кладет две тысячи на стол. «Восстанавливаем социальную справедливость», — с одобрением комментирует его действия психолог
Авиационная безопасность зависит от множества факторов, в том числе человеческого. По статистике, именно ошибки или алогичные действия экипажа, специалистов наземных служб являются причиной 80% авиакатастроф. Кстати, причиной крушения аэробуса А-310 в 2006 году в Иркутске тоже был человеческий фактор. Поэтому так важно не пропустить проблему на этапе психологического обследования
Авиационная безопасность зависит от множества факторов, в том числе человеческого. По статистике, именно ошибки или алогичные действия экипажа, специалистов наземных служб являются причиной 80% авиакатастроф. Кстати, причиной крушения аэробуса А-310 в 2006 году в Иркутске тоже был человеческий фактор. Поэтому так важно не пропустить проблему на этапе психологического обследования
Заместитель Байкало-Ангарского транспортного прокурора Оксана Волощук уверена, что своими действиями Ольга Злобина поставила под угрозу безопасность полетов, а также жизнь и здоровье пассажиров, поскольку надлежащим образом не проверяла состояние психологического здоровья. Этот пункт содержался в обвинительном заключении, но суд его исключил
Заместитель Байкало-Ангарского транспортного прокурора Оксана Волощук уверена, что своими действиями Ольга Злобина поставила под угрозу безопасность полетов, а также жизнь и здоровье пассажиров, поскольку надлежащим образом не проверяла состояние психологического здоровья. Этот пункт содержался в обвинительном заключении, но суд его исключил
Загрузка...