Простая жизнь и глубокая житейская философия

В селе Ирхидей Осинского района за сельское хозяйство взялась семейная династия Хингеловых

Село Ирхидей можно фотографировать с любого ракурса. Пологие холмы, пышная растительность, воды Братского водохранилища, несущиеся куда-то вдаль табуны крепких лошадей… Готовая картинка для рекламного буклета сибирской глубинки.

С первого взгляда видно, что это старинный населенный пункт с давно устоявшимися традициями. А ведь Ирхидею в 2016 году исполняется всего-то 55 лет. Село было образовано во времена затопления зоны Братского водохранилища из трех улусов: Орлок, Матаган и Красный Эрхидей. Переселившись на новое место, люди постарались не растерять накопленные веками правила выживания, главным из которых всегда считалось трудолюбие. Неспроста девять ирхидейских работников сельского хозяйства стали кавалерами ордена Ленина. Потомки тех героев и в наши дни продолжают трудиться на земле. Братья Хингеловы — Андрей и Дмитрий — пришли в аграрную отрасль разными путями, но конечная цель у них одна: работать так, чтобы хорошо было не только им самим, но и окружающим.

Опыт рода

В Ирхидее нашу редакцию встречает улыбчивый мужчина Андрей Хингелов. Без лишних слов он усаживает в свой автомобиль всех участников поездки, включая водителя, и везет прямиком в поле, как бы говоря этим: «Хотите смотреть наше сельское хозяйство — пожалуйста».

— Еще недавно к аграрной отрасли я прямого отношения не имел. Был ипэшником, занимался потихоньку лесом и ни о чем таком не думал, — говорит Андрей Хингелов. — Но потом изменилось лесное законодательство. Мы, мелкие частники, стали сильно зависеть от арендаторов, и дело перестало быть выгодным. Вот сидел я, сидел, думал и надумал пойти в сельское хозяйство. С годами я пришел к мысли, что все, что нам дается, — от рода и от Бога. А я ведь в деревне живу, никуда отсюда уезжать не собираюсь. Так почему бы не попробовать фермерство?..

В роду Хингеловых трудностей не боялись при любом режиме. Отец Андрея, Иннокентий Хингелов, был передовиком совхоза. Дед, как и многие трудолюбивые мужики в 30-х годах 20-го столетия, пострадал от сталинских репрессий.

— Сейчас стали свободно говорить о минусах советского прошлого. Наша бабушка, убегая из ссылки, с годовалым ребенком пешком пришла из Туруханского района Красноярского края домой. Это Крайний Север. Туда только на самолетах летать, а не пешком топать. Она же умудрилась не озлобиться, научить нас житейской мудрости. Всегда говорила: «Работайте честно. Чужое счастья не принесет. Помогайте людям, и они ответят вам тем же», — рассказывает Андрей Хингелов.

Братья пытаются жить по этим заветам — трудиться, выгадывая прибыль не только для себя лично. Помогали в отсыпке сельского моста, ремонте дороги, а Андрей Иннокентьевич, узнав о том, что готовится материал об их работе, настоятельно просил больше написать о помощниках.

— Наше муниципальное образование самое маленькое в Осинском районе. В селе меньше тысячи жителей. Мы гордимся, что в числе ирхидейцев почетные работники сельского хозяйства, поэты, певцы, спортсмены. Я только начинаю заниматься сельским хозяйством. Все успехи, которые есть, достигнуты благодаря моим единомышленникам. Например, у нас есть механизатор Петр Билдаев. Он мне здорово помогает. У него золотые руки, запросто может усовершенствовать любую технику. По случаю я приобрел старенький трактор К-700. Так Петр его разобрал и заново собрал практически с нуля. Сейчас помогает поднимать пары.

Земля и дети

Всего начинающий фермер планирует в этом году поднять около 120 га паров. Весной Андрей Хингелов посеял 39 га зерновых. Пока фермер экспериментирует — решил попробовать разные культуры: пшеницу, овес и ячмень. Какая из них приживется лучше, ту и будет использовать в дальнейшем. Зерно планирует получать фуражное, оно пойдет на корм стада.

— Земля заросла. Долго на ней никто ничего не сеял. Мне в аренду администрация дала 159 га пашни, несколько наделов оформляю в собственность. Нужно землю восстанавливать. Пятнадцать лет назад совхоз был градообразующим предприятием, а потом, при Ельцине, целое поколение выросло без идеи любви к труду. Еще 15 лет нужно, чтобы восстановить сельское хозяйство. Вот если каждый из нас будет чувствовать себя ответственным, то получится еще лучше, чем при коммунистах, — уверен Андрей.

Андрей Иннокентьевич, как бывший предприниматель, пока не подавал заявки на гранты, направленные на развитие сельского хозяйства. Но в планах уже участие в программе «Социальное развитие села». Хингелов — многодетный отец, и он хочет, чтобы хоть кто-то из его детей полюбил работу на земле, закрепился в деревне. А для этого, конечно, нужно комфортное жилье. Сейчас он планирует как можно быстрее достроить дом.

— Наш президент сейчас пытается поднять патриотическое воспитание. Но я считаю, что не любовь в целом к стране прививать нужно, а будить теплые чувства к семье, деревне, области. Мы ведь и есть Россия. Нужно детям внушать, что все работы хорошие, все нужные, уважаемые. Тогда и на селе больше людей оставаться будет. Такая у меня философия, которую я как могу пытаюсь и своим четырем детям внушить, — говорит Андрей Хингелов. — Также хочу, чтобы они поняли, как важно помогать друг другу. Вот у меня пока больших показателей нет, а брат Дмитрий, можно сказать, передовик. У него я многому учусь в новом для себя деле.

В гостях у стригалей

Немногословный Дмитрий Хингелов, в отличие от своего младшего брата, занимается сельским хозяйством всю свою сознательную жизнь. Учился на зоотехника, работал дояром в родильном отделении совхозной фермы. И сейчас Дмитрий Иннокентьевич легко может заменить супругу Татьяну на дойке.

— Еще и лучше меня с этой работой справится! У нас есть доильный аппарат, но иногда хочется поработать по старинке, — говорит Татьяна. — Мы давно оформили КФХ. Прошли через все трудности вместе. Официально действуем как фермеры с 2000 года. Держим 60 голов КРС. Молока получается много. Продаем творог и сметану местным жителям. Ездили бы в город, но останавливает высокая цена на бензин. Если бы нашелся человек, который централизованно скупал бы продукцию и увозил в Иркутск, то было бы выгодно. Но мы не жалуемся — товар расходится хорошо, на землю выливать не приходится.

Чета известна своим умением стричь овец. Супруги даже участвовали в конкурсе стригалей, где составили достойную конкуренцию жителям Ольхонского района.

— Сезон стрижки уже в этом году прошел. В июльскую жару животным легче без лишней шерсти. Сейчас все поголовье на пастбище. Руно не выкидываем, отдаем бабушке, которая вяжет своим многочисленным внукам носки и варежки, — говорит Татьяна.

Хингеловы пытаются выйти на новый уровень. Самая большая мечта на сегодняшний день — построить ферму. Та, что есть сейчас, расположена во дворе хозяйского дома и уже не отвечает современным требованиям. На новой базе можно было бы увеличить поголовье, заняться селекцией.

— Это дело будущего. Хотим попробовать выиграть от государства грант на развитие, — говорит Дмитрий Хингелов. — Сын Иннокентий сейчас учится на механика в аграрном техникуме. Подрастет — приедет домой, помогать. За дело взялся и младший брат, Андрей. Будем работать одной семьей, и все у нас получится.

  • Слово фермера

— Государство сейчас пытается решить земельный вопрос. Много делается для того, чтобы невостребованные паи обрели вторую жизнь. На местные администрации возложена большая ответственность: специалистам нужно и учесть землю, и правильно распределить ее среди тех арендаторов, кто действительно хочет работать в сельском хозяйстве. Власти добиваются того, чтобы все земли были пахотными. Если участок не обрабатывается, владелец должен платить штраф. С одной стороны, это правильно, а с другой — не совсем. Ведь какая-то часть площади должна все-таки оставаться пастбищем. Мы, буряты, скотоводы. Многие хотят развивать животноводство. А как это сделать, если вся земля засеяна и нет пастбищ? Мне кажется, что нужно прописать в законе, что если человек занимается табунным скотоводством, то он может часть земель не обрабатывать. Должна быть у нас такая возможность.

Загрузка...