Простая человеческая жизнь

В память о моем отце

Как это ни горько, но земной путь нашего отца окончен. Но дорога не кончается. Он будет жить в сердцах и в памяти своих детей, внуков, правнуков. Мне, дочери солдата-воина Николая Андреевича Дмитриева, хочется пройти путь отца по дорогам его жизни и войны. Наш отец — уроженец деревни Наймагут Осинского района. Родился в многодетной семье табунщика. Часто вспоминал и рассказывал, как его отец объезжал, обучал молодых лошадей.

Он привил любовь своим четырем сыновьям (Борису, Николаю, Александру, Михаилу) к этим благородным, красивым животным. В дальнейшем все четверо сыновей связали свою жизнь с лошадями — работали конюхами. Мой папа и его старший брат Борис проработали до самой старости конюхами в совхозе «Приморский».

Четыре брата остались сиротами. Как жить без кормильца малым детям? Сложно представить, но таким и было детство братьев — тяжелым и непредсказуемым.

Старший брат, Борис, женился в 15 лет, чтобы иметь семью и вырастить троих младших братьев. Мой папа своего старшего брата Бориса никогда не называл по имени, а называл почтительно, уважительно по-бурятски — аха (старший). Папа начал работать рано — сеял, боронил, пахал, молотил. Работал помощником у кузнеца Ильи Николаева, а так как рост не позволял ему дотянуться до стола, ставили подставку. На собственном опыте постигал все премудрости крестьянского труда. Никогда не чурался работы.

Как личную беду встретил начало войны. Стал проситься в армию. Увеличив свой возраст на два года, осенью 1942 года был призван в ряды Красной армии. Видимо, полученный на ангарских просторах запас прочности позволил преодолеть смертельные условия жизни.

Армейские будни у солдата Дмитриева начались осенью 1942 года в Монголии, в пустыне Гоби, что по местному означало «безводное место». Военную присягу принял 15 октября 1942 года в 149-м стрелковом полку 36-й дивизии 17-й армии Забайкальского фронта. Странно было смотреть на эти места после царства воды и зелени острова на Ангаре, где он жил до армии. Часто по вечерам вспоминал свой родной Хадахан и пел песню: Бурьямалаа уhанай лэ хажугай ба дилдаа/Будармалаа таряатай ольтрогойб дилдаа/ Харьямала уhанай ла,/ Хажугай ба дэлдаа,/ Халюрмалаа сэсэгтэй,/ Хандинаб дилдаа,/ (У стремительной реки живем,/На цветущем острове живем/. У бурной реки живем/. В Хандине, утопающем в цветах и хлебе, живем).

После прохождения курса учебы новичкам устроили экзамены на стрельбу. Солдат Дмитриев из трех выстрелов поразил три цели. Офицеры, сияя недавно введенными погонами, цокали языками: «Хорошо, хорошо». И сразу же назначили его наводчиком станкового пулемета. Воинская часть была придана танковой дивизии. Командиры ежедневно внушали солдатам мысль о соблюдении бдительности: а вдруг врасплох их окружат самураи, да не с мечами, а с танками и пушками. Молодые ребята, оторванные от родных очагов, попав в такие экстремальные условия, где паек был маленький… От тяжелого труда, резкой смены обстановки и голода просто умирали. Разбираться со сложившейся обстановкой прибыло высокое начальство. Итогом разборки явился приказ поить солдат настоем сосновых веток. Настой не спасал, но теперь, чтобы не вызывать ажиотажа, умерших хоронили тайком ночью, а не днем, как раньше. Папу моего спасло то, что он был молодым, маленьким ростом и некурящим. Свою норму табака он обменивал на хлеб. И очень сильно удивлялся тем, кто курил. Поменяв хлеб на табак, они ходили вокруг столовой на помойке в поисках съестного. Папа говорил по-бурятски так о курящих, о табаке: «Хунэй даараад ябахада, хунэй улэн ябахада тамхин туhа болохогуй». («Когда ты мерзнешь, от него тебе теплее не станет, когда ты голоден, от него ты сыт не будешь»).

Наступил август 1945 года. На нашу страну напала Япония. Запись в военном билете: 9 августа 1945 года по 31 сентября 1945 года участие в боях в войне с Японией в составе 149-го стрелкового полка станковым пулеметчиком. Стало легче, ибо добавили паек. Перед наступлением в часть пригнали новые американские автомобили-вездеходы, но по дороге их пришлось бросить — не выдержали они монгольские бездорожья. И двинулись через пески войска пешком. В составе войск шагал и рядовой Дмитриев, который прошел через пекло пустынь и Хинганский хребет. По пути взял Хайлар и с боями дошел до города Таанань, через Великую Китайскую стену. Храбро и смело сражался мой папа, за что и был награжден медалью «За боевые заслуги».

После боевых действий войска вернулись на Родину и, можно сказать, перешли на трудовой фронт. Солдаты стали перегонять скот из Монголии в СССР.

Группа, где был папа, набрала 16 тысяч овец и 4 тысячи крупного рогатого скота, и весной не спеша эта армада двинулась в сторону наших границ. В сентябре стадо прибыло в город Соловьевск Читинской области на мясокомбинат. За время гона из худосочного скот превратился в упитанного.

Затем военные дороги привели солдата Николая Дмитриева в город Тулун, на сельскохозяйственные работы, где в основном занимались заготовкой картофеля.

Рядовой Николай Дмитриев демобилизован 26 февраля 1947 года на основании указа Президиума Верховного Совета СССР от 4 февраля 1947 года. Подросший в армии на несколько вершков, раздавшийся в плечах и закаленный в боях мужеством, вернулся домой. И вскоре он женился на Екатерине Александровне Натруевой. В браке прожили 60 лет. Воспитали пятерых детей (двоих сыновей, трех дочерей). Всем дали высшее образование, сами имея два класса образования. Папа был рад нашим успехам. Папа говорил: «У меня не было возможности учиться, но дети мои должны получить образование». А также помогал в воспитании внуков.

Почти всю жизнь отец прожил в Хадахане и считал его родным. Трудился он только в одном хозяйстве, которое реорганизовывалось из колхоза в совхоз, укрупнялось и разделялось: колхоз «Адуша», совхоз «Нельхайский», совхоз «Бахтайский», совхоз «Приморский». За хороший и добросовестный труд, высокие показатели в работе в 1970 г. мои родители были премированы путевкой на ВДНХ в г. Москву.

За время работы старшим конюхом папины лошади неоднократно занимали призовые места, как на районном, так и на окружном Сур-Харбане, на скачках на ипподроме г. Иркутска. Его тройка лошадей в районе считалась самой лучшей. Где бы папа ни работал, всегда добивался хороших результатов. Он был замечательным тружеником, честнейшим, добросовестным.

Когда человек вступает в пенсионный возраст, на первый план выходят заботы о домашнем очаге, о близких людях. Но если прожита большая, наполненная важными, нелегкими трудами настоящая мужская жизнь, трудно остановиться и погрузиться только в домашние хлопоты.

Папина любовь к лошадям была на протяжении всей жизни. Имел жеребца темно-гнедой масти по кличке Васька, до 86-летнего возраста сам за ним ухаживал, кормил. Верхом в седле ездил поить на залив Ангары. Зимой по ледовой дороге Ангары ездил на своем жеребце, запряженном в сани, на свою малую родину, в Бильчир Осинского района, где осталось много родственников. Сыновья предлагали съездить на машине, а в ответ слышали: «У меня есть свой транспорт — самый надежный, экологически чистый».

Одним из любимых увлечений были шахматы.

Несмотря на свой немолодой возраст, часто вспоминал своих однополчан, многих помнил по имени-отчеству, его памяти можно было позавидовать. Прожил длинную, интересную, счастливую жизнь. По натуре был оптимистом, веселым, позитивным. Главный девиз его: «Движение — это жизнь». Все это вкупе позволило прожить 89 лет.

За свою жизнь был отмечен различными трудовыми наградами: медалями «За освоение целинных и залежных земель», «Ветеран труда», почетными грамотами, подарками. Но своей главной наградой он всегда считал детей, внуков и правнуков.

К боевым наградам относятся: орден Отечественной войны второй степени, медаль «За боевые заслуги», дважды награжден медалью Жукова, знаком «Фронтовик». Есть все юбилейные медали.

Воспоминаниями поделились  младшая дочь Алла и внучка Дарина, с. Хадахан

baikalpress_id:  105 547