Прошли огонь и воду

Пожар на теплоходе «Баргузин-2», произошедший 2 августа в районе поселка Большое Голоустное на Байкале, чуть не вылился в настоящую трагедию. 

117 пассажиров и 6 членов экипажа оказались заложниками огня и остались без связи с береговыми службами. По счастливому стечению обстоятельств бедствие заметили с находившейся неподалеку яхты. Ее владелец — иркутянин Александр Ляховчук сделал все возможное, чтобы спасти людей. Его стараниями все, кто находился на горящем теплоходе, были эвакуированы еще до приезда спасателей. Что послужило причиной возгорания и почему не сработала система пожаротушения на корабле, сейчас выясняют сотрудники следственных органов.

Рад, что успел вовремя

Подробности спасения пассажиров и экипажа теплохода нам рассказал владелец яхты Александр Ляховчук, акционер компании «Крайс-Нефть».

— Александр Арсеньевич, вы бывалый яхт­смен, верите, как все моряки, в судьбу?

— Я действительно уже несколько лет хожу на яхте. Могу сказать, что и самолеты падают, и поезда сходят с рельсов, и корабли загораются — это жизнь, всегда есть доля риска. Как в случае с теплоходом «Баргузин»: его экипаж проходил медосмотры, проверки, я думаю, команда была компетентной, но произошел пожар — дело случая. 

— И все же 2 августа вы оказались в нужном месте в нужное время. Как так получилось?

— Мы с женой, ее сестрой и двумя внуками возвращались с семейного отдыха из бухты Песчаной на нашей моторной яхте Princess LEO (в переводе «Лева» — назвали в честь моего внука). В 15.30 выехали из Песчанки, шли тихим ходом. День был жаркий, мы загорали на верхней палубе. Я заметил, что сзади вдалеке нас нагоняет корабль «Баргузин» — ситуация обычная, туристические водные маршруты одни и те же. В какой-то момент я обратил внимание на дымок над ним. Жена сказала, что все теплоходы дымят. Но вскоре от корабля повалил черный дым, и тогда я забеспокоился всерьез: спустился на пост управления к нашему капитану Анатолию, сделали запрос по рации на «Баргузин», но ответа не получили. Тогда мы развернулись и через 3—5 минут уже подошли к «Баргузину».

— Когда приблизились к теплоходу, что увидели?

— На корабле уже начиналась паника: все были в жилетах, столпились на палубе и не знали, что делать дальше. Вода была очень холодной, до берега — около километра, на борту много женщин и детей. Ситуация аховая. Когда мы подошли, нас встретили громкими возгласами, все обрадовались. Сначала мы детей на борт забрали, среди них были даже груднички, и беременных женщин: всего 30—40 человек, сколько смогли, столько взяли. На теплоходе, как оказалось, возвращались мои друзья, я посоветовал им скорее спускать на воду спасательные плоты. Мы отвезли детей и женщин на берег, минут через 10 вернулись за остальными. Огонь тогда охватил верхнюю палубу, на это было страшно смотреть, но люди все уже сидели в плотах.

— Вы чем-то рисковали, решив подойти к теплоходу? Например, огонь мог перекинуться на яхту?

— Огонь вряд ли, но корабль из железа, а мое судно пластиковое, поэтому борт мы могли разбить. С задачей отлично справился мой капитан, мы подошли боком к теплоходу. Еще мы боялись, что при эвакуации кто-нибудь упадет в воду. Одна женщина чуть не сорвалась вниз при переходе, но мы вовремя ее подхватили. Да и за остальных пассажиров страшно было: если бы они поддались панике, могла бы начаться давка со всеми вытекающими отсюда последствиями. Когда мы вернулись за людьми, смогли отбуксировать три плота зараз, потом я взял свой водный мотоцикл и вернулся за оставшимися. Все быстро сделали, минут в 15—20 уложились. К тому времени подошел теплоход пароходства «Александр Великий». Пассажиры плакали, обнимались, думаю, в тот момент они осознали, что спаслись. 

— А вы осознавали свою роль, когда эвакуировали людей?

— Я не задумывался, да и разве можно было по-другому на моем месте поступить? Чем смог, тем помог. Я понимаю, что, если бы не был во время пожара рядом с теплоходом, были бы большие человеческие жертвы. К счастью, ничего страшного не произошло, никто не поранился, хотя, конечно, моральный шок испытали все. Я люблю активный отдых: рыбалку, охоту. В таких поездках разные случаи бывали, и лодки переворачивались на воде. Но настолько масштабного происшествия еще со мной не происходило. И дай Бог, больше ничего подобного не случится!

Самолет — хорошо, теплоход — хорошо…

Сегодня мы спросили у иркутян: «А каким транспортом вы предпочитаете путешествовать?» 

Ирина:

— По России путешествовать предпочитаю на электричках или теплоходах. А за рубеж — на самолете. Нынче у меня был 107-й перелет. Бывает ли страшно? Нет, если суждено умереть от кирпича, то в воде не потонешь.

Елизавета:

— Я люблю на поезде путешествовать: пока едешь, столько красивого можно увидеть — и природу, и другие города с не­обычной архитектурой. Мне кажется, что поезд — самый безопасный вид транспорта.

Игорь:

— Мы с друзьями любим выезжать на Байкал дикарями, останавливаться в живописных местах безлюдных. На своей машине раньше часто выбирался на природу — удобно же: когда захотел, выехал, по надобности вернулся, остановки тоже по желанию личному делаешь. 

Марина:

— Если это дальнее путешествие, я выбираю самолет: на передвижение времени тратится меньше. В мае этого года я ездила в Хабаровск на поезде, это заняло 2,5 дня, а если бы полетела, то за 2,5 часа была бы на месте. Был бы собственный вертолет, было бы еще лучше.

Егор:

— Велосипед — самый экологичный транспорт, тут три в одном получаешь: природу не загрязняешь, проехать можешь там, где машина не пролезет, и для здоровья полезно. Мы летом с друзьями выбираемся на электричке за город и потом весь день возвращаемся домой на великах.

Материалы в тему: 

С рабочей поездкой губернатор Иркутской области посетит Бодайбо и Мамско-Чуйский район

Губернатор Иркутской области Сергей Ерощенко находится в рабочей поездке в Мамско-Чуйском районе и Бодайбо. Как сообщает 11 декабря 2014 года пресс-служба правительства региона, в рамках поездки он посетит муниципальный детский сад в поселке Мама, где рассмотрит вопрос о капитальном ремонте дошкольн...
baikalpress_id:  107 687