Про погорельцев забыли

Последствия пожара в центре Иркутска до сих пор не устранены и, похоже, не устраняются.

Мы уже рассказывали о пожаре, который случился в первом часу ночи 6 января на улице Декабрьских Событий, 65. Огонь полностью уничтожил квартиру № 27 на 4-м этаже здания, откуда началось возгорание. Из горящего дома было эвакуировано 52 человека. Их разместили в автобусе, а затем перевезли в пункт временного размещения погорельцев, который развернулся в 9-й школе. 

Уже на следующее утро с жильцами пострадавшего дома встретились представители администрации, комиссия, состоявшая из сотрудников МЧС и полиции. Однако, по словам погорельцев, это была первая и последняя встреча с чиновниками. Теперь жильцы сами обивают пороги кабинетов, чтобы получить хоть какую-то помощь. Только надежда на благополучный исход покидает жильцов.

Прошло уже 15 дней с момента пожара, а никаких изменений по большому счету не произошло. В квартирах нет света, батареи едва теплые. В минувший вторник мы побывали на месте происшествия и убедились, что никаких серьезных работ на пожарище до сих пор не проводилось. На чердаке, впрочем, работают сотрудники некой проектной организации, которые предпочли сохранить инкогнито. Они обследуют кровлю, проводят замеры и оценивают степень повреждения кровли. По их словам, этот показатель близок к 100%. Эти люди также сообщили, что у их организации впереди участие в тендере, после чего победитель этого самого тендера сможет приступить к демонтажу кровли и строительству новой.

Жильцам дома такая перспектива, понятно, не очень нравится. Они до сих пор с содроганием вспоминают события той ночи.

— Соседи начали стучать в двери, я выглянула в окно — а с крыши ручьем льется вода. Это таял снег, — вспоминает Татьяна, хозяйка одной из квартир. — Из дома мы выбежали в чем были, успев схватить только теплые вещи. Я даже не взяла паспорт и мобильный телефон. Пожарные приехали очень быстро и начали тушить, но потом у них закончилась вода. Если бы этого не произошло, удалось бы потушить быстрее и отделаться меньшими последствиями. Потом очень много пожарных машин приехало, и они начали заливать кровлю. Попасть в квартиру мне удалось только утром — никого в дом не пускали. Я кое-как уговорила пожарного, чтобы он меня провел, чтобы я взяла хотя бы паспорт, за что я ему очень благодарна.

Воды в квартире было по щиколотку, мы ее черпали чем только можно, даже кружками.

Квартира Татьяны на последнем, четвертом этаже. Во время пожара кровля над квартирой выгорела, в потолке образовалась огромная дыра, из квартиры стало видно небо. Семье пришлось разобрать шкаф и им заложить дыру.

— При этом, — продолжает Татьяна, — никакой помощи от государства нет. Дверь была выломана. Ее кое-как сделали, в потолке дыра, и я не могу даже выйти из квартиры, поскольку боюсь мародеров. Жить приходится в затопленной квартире, без света и в холоде. Батареи едва теплые, температура днем 15 градусов, а ночью падает еще ниже. Просушить квартиру невозможно, в квартире сырость. Газа после пожара не было тоже, готовить приходилось на горелке. С соседями ходим по чиновникам, нигде нам не могут дать точного ответа. Я уже написала письма Людмиле Берлиной и Сергею Ерощенко. В Восточном управлении жилищно-коммунальными системами сказали, что помощи на восстановление квартир жильцам не будет, потому что квартиры приватизированы. Обидно, что беженцам и средства выделяются, и помощь оказывается, а о россиянах, которые замерзают в центре города, даже не думают.

Не лучше ситуация и в соседнем подъезде. На первом этаже работает бригада рабочих. В квартире обвалилась абсолютно вся штукатурка с потолка и стен, сейчас рабочие вскрывают полы, за демонтаж поврежденной квартиры бригада возьмет 100 000 рублей. Во сколько обойдется ремонт квартиры, не знают даже рабочие, но они сказали, что квартира вроде как была застрахована, а экспертиза оценила повреждения на 400 000 рублей. Хватит ли этих денег на ремонт и получат ли его хозяева, остается загадкой.

Света нет во всех пяти подъездах. Электрики либо не могут, либо не хотят подключать подъезды к электричеству. Требуют, чтобы жильцы вскрывали старую проводку и проводили новую, дабы не было замыканий. Правда, намекают электрики, есть альтернативная возможность получить электричество. За 20 000 рублей они предлагают бросить кабель в квартиры из подвала.

В подъезде, где произошло возгорание, до сих пор стоит вода, запах сырости, плесень и иней на стенах.

Виновник пожара, жилец квартиры № 27, погиб в огне. Он вел асоциальный образ жизни, приносил со свалок мусор, вся квартира с пола до потолка была захламлена. Кроме того, в его квартире за долги были отключены газ, свет и отопление, и соседи предполагают, что возгорание могло произойти из-за зажженной свечки, которой он освещал жилище.

Квартира Натальи находится под квартирой, в которой начался пожар. С потолка спустя 15 дней продолжает литься вода, штукатурка обрушилась, все вещи мокрые, в квартире неимоверная сырость и запах плесени, света нет. Газ, вода, канализация и отопление не работают — возможно, они переморожены, и в этом случае они вряд ли заработают до наступления тепла.

— Если в других подъездах уже можно приступить к восстановлению жилья, то у нас до сих пор продолжает с потолка литься вода, о проживании не может идти и речи, — говорит Наталья. — Мы пытались выбить временное жилье, но нас поставили перед выбором: либо Жилкино в бараках, либо общежитие вахтовиков. Там условия примерно такие же, как в наших разрушенных квартирах, но еще мы вынуждены будем платить по 3000 рублей. Пока все жильцы нашего подъезда живут по родственникам и друзьям и не знают, когда смогут вернуться в свои квартиры. Помощи от администрации и управляющей компании никакой. Нам сказали, что восстановление квартир будет за наш счет, так как они приватизированы. И восстановление кровли и подъездов будет, скорее всего, в режиме софинансирования: часть денег выделяет администрация, остальное за счет жильцов.

Загрузка...